Следком назвал заказчика убийства Бориса Немцова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Борис Немцов

Борис Немцов в Барнауле осенью 2003 года. Фото: Олег Богданов. altapress.ru


СКР назвал заказчиком и организатором убийства бойца чеченского батальона «Север» Руслана Мухудинова


Глава СКР Александр Бастрыкин назвал убийство политика Бориса Немцова раскрытым. Об этом он сказал в интервью, которое будет опубликовано в четверг в «Российской газете: Неделя».


«В 2015 году раскрыто убийство Бориса Немцова; убийство директора завода «Кока-Кола» Дмитрия Сошнева; убийства бандой (ГТА) владельцев автотранспорта; изобличена банда Инессы Тарвердиевой, орудовавшая на территории Ростовской области и Ставропольского края и причастная к убийству сотрудника полиции Дмитрия Чудакова, его супруги и двух малолетних детей на федеральной трассе «Дон», — сказал глава СКР, чьи слова приводит РБК.


Немцов был убит поздно вечером 27 февраля 2015 года на Большом Москворецком мосту в Москве. Обвиняемыми по делу стали пять человек: Заур Дадаев (предполагаемый исполнитель), Анзор Губашев, Хамзат Бахаев, Шадид Губашев и Темирлан Эскерханов.


Представитель семьи Немцова адвокат Вадим Прохоров неоднократно заявлял, что не считает дело раскрытым. По его мнению, Мухудинов не мог выступать в роли организатора и заказчика убийства. «Организатором низшего звена – да. А заказчики – высокопоставленные люди», - заявил Прохоров. Летом прошлого года адвокат направил в ЕСПЧ жалобу на неэффективное расследование дела.


«Жанна Немцова считает, что расследование убийства ее отца проводится властями неэффективно. Несмотря на то, что имеются обстоятельства, указывающие на то, что организаторами и заказчиками и убийства Бориса Немцова могут быть должностные лица из Чеченской республики, следствием не предпринимаются попытки их установления, в допросе ряда лиц из числа высшего руководства Чеченской республики потерпевшей под надуманным предлогом отказано», - заявил тогда адвокат.


Обвиняемые рассказали, как они убивали Бориса Немцова


Дадаев и Губашев рассказали, что вплоть до 7 января 2015 года они еще раздумывали, стоит ли совершать нападение на политика. А с этой даты и до 27 февраля, когда и было совершено преступление, они дважды пытались расправиться с Немцовым, но этому мешали разные обстоятельства.


"Видели Немцова три раза до 27 февраля. И то на расстоянии, не в пределах досягаемости, которая позволяла совершить преступление", — посетовал Губашев во время допроса. Дадаев добавил, что два раза он хотел начать стрельбу по Немцову, но не сложилось. "Было много народу, поздний вечер. В результате ничего мы не сделали, оставили, ушли. Просто не успели. Ну, народу много было", — рассказал на допросе Заур.


Избежать гибели политик мог и 27 февраля. В этот день обвиняемые долгое время не могли найти Немцова и уже собирались уходить со своих "постов". "Мы уже решили пойти домой, потом говорим: постоим еще полчаса. Стояли. Стояли. И тут я его увидел", — рассказал Дадаев. Когда Заур шел по Замоскворецкому мосту за Немцовым и Анной Дурицкой, он еще раздумывал, открывать ли стрельбу рядом с Кремлем. Но тут показалась снегоуборочная машина, которая могла заглушить звуки выстрелов. Вопрос был решен в пользу убийства.


Как передает "Эхо Москвы", письменные показания обвиняемых неплохо выстроены и рисуют картину преступления. Тогда как самые полные выступления Дадаева и Губашева, сделанные под видеокамеру, крайне путанные и сбивчивые, порою противоречат их же словам и показаниям подельника. А объяснения мотивов убийства напоминают полную "околесецу".


Мотив убийства


Как 30 марта 2015 года рассказал следователям Анзор Губашев во время своих последних письменных показаний (потом он от них отказался), осенью 2014 года он "обратил внимание на Немцова Бориса", которого лично не знал, однако видел по телевизору, в сети Интернет и слышал по радио. "Немцов был человеком, придерживающимся проамериканских взглядов, критиковавшим в своих речах и выступлениях наше государство, наши устои и то, как мы живем, хотя сам толком ничего не сделал для нашего государства, — заявил Губашев на допросе в СК РФ, — Критиковал и оскорбительно отзывался об исламе, исламской религии и всех мусульманах".


При этом Губашев заявил, что постоянно читал блог Немцова в Интернете, его личную страничку, все его выступления на "Эхо Москвы" и т.д. Неустанно штудируя в течение нескольких месяцев речи и статьи политика, Анзор, по его словам, пришел к следующему выводу: "Немцов почти каждый день выкладывал свои оскорбительные высказывания в отношении России, пытался провоцировать своими речами всех граждан и своими высказываниями провоцировал разжигание ненависти и критики к России, ко всем мусульманам и к исламской религии. Мне он стал отвратителен".


Гораздо более путанной была "видеоречь" Губашева, записанная на камеру 18 марта 2015 года. Публиковать ее всю особого смысла нет, поскольку понять сказанное трудно, к тому же Анзор постоянно допускает ругательства в адрес Немцова. Приведем несколько выдержек, которые отображают смысл сказанного. "Немцов постоянно порочил честь нашего государства и нашего правителя. Последнее, он уже даже посягнул на честь мусульман". "Он затронул пророка нашего, оскорблял вместе с этими г... Обамой и Франсуа Оландом". "Могла начаться Мировая война, весь мир на нас ополчился, а Немцов начал говорить, что мы где-то что-то неправы". "Немцов все это мутил, оппозицию замутил, хотел еще какой-то марш сделать. Смуту навести хотел, чтобы все, как в Украине началось. Его друг писал, что всего его друзья "ЦРУшники"… Финансировал его Обама". "Мы решили убить его, когда он уже начал на Пророка заикаться". "Я ни капельки не раскаиваюсь, если сейчас еще раз поставят, я еще раз бы его самого грохнул". "Я эту Обаму не думая расстрелял бы, если бы у меня была такая возможность".


Еще более "красноречив" в своих показаниях на видеокамеру был Заур Дадаев. Вот выдержки из его выступления о мотивах преступления: "Я не хотел, чтобы на территории РФ была какая-то рознь, непонятка из-за какого-то человека в оскорблении мусульман". "Борис Немцов оскорблял нашего пророка Мухаммеда. Вот поэтому непосредственно я взялся за это дело". "Вся Россия объясняла Борису Немцову, что он не прав, что этого не должно быть. Что все, что каждая вера должна соблюдаться и быть уважаемой. Он не поддержал этого. Тогда мы решили действовать своим образом".


На вопросы о щедром вознаграждении (15 млн рублей) за убийство Немцова, обвиняемые отвечают очень стеснительно. "Этих денег я не просил и не получал, в этих деньгах я не нуждался, так они грязные. Я это преступление сделал из-за пророка Мухаммеда", — заявил Дадаев, признав, что плата за устранение Немцова все же была обещана.


"Ни от кого денег мы не получали. Нам не нужно было от кого-то что-то получать. У нас своя цель была убить. Он нас сам спровоцировал последними своими высказываниями. Так что ничья поддержка нам не нужна была, — уверял следователей Губашев.


Подготовка преступления


В своих видеопоказаниях Заур Дадаев уверенно заявляет, что готовиться к устранению Немцова злоумышленники начали 7 января 2015 года, после того, как было совершено нападение на редакцию "Шарли Эбдо", а Немцов якобы заявил, что в качестве поддержки погибших журналистов в России надо опубликовать карикатуры на пророка Мухаммеда. Правда, сам же опотом неожиданно упоминает, что обсуждал эту тему еще осенью 2014 года. В результате Дадаев так выстраивает свою окончательную версию: он, Анзор Губашев и Беслан Шаванов еще в 2014 году начали следить за высказываниями Немцова, все надеялись, что он одумается. Такие надежды троица не оставляла, даже после 7 января. Но потом стало ясно, что политик якобы вот-вот опубликует карикатуры и поэтому его пришлось застрелить.


В своих письменных показаниях Губашев рассказывает, что в октябре 2014 года он вместе с братом Зауром приобрел за 70 тыс. рублей машину "ЗАЗ". А 7 января, после расстрела редакции "Шарли Эбдо", он первым делом зашел в Интернет, стал изучать высказывания Немцова на эту тему и они его крайне возмутили.


"Мы с Зауром Дадаевым обсудили публичные действия Немцова, который оскорблял наши чувства как верующих мусульман и вел себя оскорбительно по отношению к Пророку и всем мусульманам", — заявил в письменных показаниях Губашев, что разительно отличается от его показаний на камеру- ни про Обаму, ни про "ЦРУшников" он уже не вспоминает.


Возмущенные Дадаев и Губашев пошли в торговый центр "Европейский", где "в компании со многими чеченцами негативно обсуждалось "недостойное поведение Немцова", открыто поддерживающего размещение в России оскорбительных карикатур на пророка Мухаммеда".


Заур Дадаев ранее уточнил следователем, что в "Европейском" был некий Руслик, который, услышав мнение о необходимости убить Немцова, сказал: "Да, ты это сделай, тебе надо это сделать, так как Немцов поддерживает "Шарли Эбдо" и хочет на территории России распространить карикатуры". При этом он обещал отблагодарить деньгами за столько "благородный" поступок. "Заказного убийства не было. Деньги звучали как "ради Аллаха", — сказал Дадаев. И объяснил, что они были готовы убить Немцова просто так, а Руслик просто так был готов отблагодарить за это.


По словам Губашева, потом в течение полутора месяцев он, Беслан Шаванов и Заур Дадаев следили за Немцовым: "Дадаев должен был убить Немцова из пистолета при удобном случае".


"Видели Немцова три раза до 27 февраля. И то на расстоянии, не в пределах досягаемости, которая позволяла совершить преступление…. Один раз я видел Немцова выходящим из его дома на Ордынке в Москве, видел в кафе, расположенном где-то рядом с его домом. Весь график движения Немцова был хаотичным, было крайне сложно его найти и настигнуть, так как он любил ходить пешком по Москве и всегда находился в толпе людей", — посетовал Губашев во время допроса. Дадаев добавил, что два раза он хотел начать стрельбу по Немцову, но не сложилось. "Было много народу, поздний вечер. В результате ничего мы не сделали, оставили, ушли. Просто не успели. Ну, народу много было", — рассказал на допросе Заур.


Расстрел


Избежать гибели политик мог и 27 февраля. В этот день обвиняемые долгое время не могли найти Немцова, уже собирались уходить со своих "постов". "Мы уже решили пойти домой, потом говорим: постоим еще полчаса. Стояли. Стояли. И тут я его увидел", — рассказал Дадаев.


"Примерно в 22 часа мы уже собрались уезжать домой, но неожиданно для нас в ворота дома Немцова заехала его машина….Мы не видели, был Немцов там или нет. Подумали, что все, можно уже домой ехать и снова переносить день убийства.… Через 5-10 минут машина выехала из ворот дома и в ней на пассажирском сидении впереди сидел Немцов. Я и Заур Дадаев его увидели и узнали. Мы поехали за ним",- заявил на допросе Губашев.


Дождавшись, когда Немцов, поужинав в ГУМе со своей знакомой Анной Дурицкой, пешком пошел домой, Дадаев отправился за парой. Какой-то момент он еще раздумывал, открывать ли стрельбу рядом с Кремлем. Но тут показалась снегоуборочная машина, которая могла заглушить звуки выстрелов. Вопрос был решен.


"Он шел с девушкой, …Метров 40. Я его догнал быстрым шагом. В упор, ну не в упор, примерно на пять метров подошел. Ничего не говорил, никаких слов. Потом сразу же сделал три выстрела", — описал Заур начало преступления. На вопрос следователя, в какой руке он держал пистолет, Дадаев уверенно ответил: "В правой". Однако позже он резко поменял показания: "доставал пистолет правой рукой, а стрелял с левой".


"Когда сделал три выстрела, Немцов упал. Когда он падал, он за собой потянул и эту девушку, — продолжил Заур. — Так как девушка непричастна, я не стал ее трогать. Когда он падал, я уже перебегал, уборочная машина сравнялась. Машина проехала, вижу — Немцов поднимается. Не подходил, как был, так и сделал еще три выстрела. Машина подъехала, сел в машину, проехал метров 100-150 за большой мост….и к себе домой".


Ссылки

Источник публикации