Следственный экскремент

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Следственный экскремент Оправданного по «делу Хлебникова» нотариуса будут судить за нападение на следователя, оскорбление прокурора и судьи

"Прокуратура передала в Мосгорсуд, как стало известно «Времени новостей», новое уголовное дело в отношении бывшего московского нотариуса Фаиля Садретдинова, проходившего ранее по нашумевшему делу об убийстве главного редактора русской версии журнала Forbes Пола Хлебникова. По тем обвинениям он был оправдан, потом снова арестован и осужден за мошенничество. Теперь же ему вменяют оскорбление и нападение на представителей властей, умышленную порчу документов и неуважение к суду. Последняя статья УК предоставляет возможность рассматривать дело с участием присяжных заседателей, коей и воспользовался обвиняемый. Теперь присяжным предстоит ответить на ряд вопросов: кидал ли Садретдинов в следователя Московской прокуратуры своими экскрементами и специально ли заляпал ими два тома уголовного дела; оскорблял ли судью, которая продляла ему срок ареста, нападал ли на прокурора, который участвовал в этом заседании, и повредил ли палец конвоиру, который пытался уберечь прокурора. 38-летний нотариус Фаиль Садретдинов вместе с чеченцами Казбеком Дукузовым и Мусой Вахаевым, обвиняемыми в убийстве Пола Хлебникова, был оправдан присяжными Мосгорсуда в мае 2006 года. Его освободили, но всего через пять дней вновь арестовали, обвинив в мошенничестве с квартирами. В январе 2007 года Преображенский райсуд приговорил его к девяти годам колонии. Прокуратура на этом не успокоилась и возбудила еще одно дело по обвинению Садретдинова в очередном эпизоде мошенничества с квартирами. А в ноябре 2006 года Верховный суд отменил оправдательный приговор по «делу Хлебникова» и отправил в Мосгорсуд на пересмотр, но дело вернули следствию для устранения недостатков. Прокуратура поручение Мосгорсуда пока не выполнила, но зато передала на его рассмотрение новое дело против Садретдинова -- по обвинению в применении насилия в отношении представителя власти (ст. 318-1 УК), оскорблении представителя власти (ст. 319 УК), повреждении документов (ст. 325 УК) и неуважении к суду, выразившемся в оскорблении участника процесса -- прокурора и самой судьи (ч. 1 и 2 ст. 297 УК). Собственно, дело состоит из двух разных инцидентов, объединенных в одно производство. Первый произошел 24 июня 2007 года, когда следователь по особо важным делам Моспрокуратуры Олег Мартынов прибыл в «Матросскую Тишину», чтобы ознакомить бывшего нотариуса с материалами очередного дела о мошенничестве. Как показал потерпевший следователь, сначала к нему в кабинет привели арестанта, через пять минут приехал его адвокат Руслан Коблев. После начала ознакомления с материалами Садретдинов отпросился в туалет. Вернувшись, он быстрым шагом подошел к следователю и ударил его в лицо бумажным свертком, нецензурно ругаясь. Как показал сотрудник прокуратуры, кроме боли под глазом, где впоследствии образовался синяк, он почувствовал запах и догадался, что было в свертке. Следователь также пожаловался, что подследственный намеренно испачкал калом два тома уголовного дела. Второй инцидент случился уже через день в Замоскворецком суде, куда Садретдинова привезли для продления ареста. Как следует из дела, по показаниям судьи Натальи Пятуниной, прокурора Михаила Сударушкина и конвоира Геннадия Рощупкина события развивались так. Садретдинов якобы стал кричать, что отказывается участвовать в заседании, и не стал называть суду свои данные. Судья, однако, продолжила заседание, и тогда нотариус стал нецензурно высказываться в адрес суда и прокурора. На предупреждение судьи об удалении из зала он не реагировал, а распалялся все больше. Он схватил стоявшую рядом с "клеткой" вешалку и бросил ее в прокурора -- не попал. Тогда он взялся за скамью подсудимых -- отломил металлическую ножку и опять кинул ее в сторону прокурора. От тяжелых последствий спасли милиционеры конвойного полка ГУВД. Старший сержант Рощупкин отвел удар от прокурора, но при этом пострадал сам -- экспертиза зафиксировала у него ушиб четвертого пальца правой руки. Милиционерам удалось буквально утащить буяна из зала, и постановление о продлении ареста судья вынесла уже в его отсутствие. Администрация СИЗО «Матросская Тишина», как следует из дела, сообщила, что Садретдинов, «квартирующий» у них с мая 2006 года, находится под наблюдением врача-психиатра, который диагностировал у него депрессивный синдром, психопатию и шизотипическое расстройство личности. Кроме того, в тюрьме охарактеризовали нотариуса как вспыльчивого, дерзкого и конфликтного. Его отношения с сокамерниками складываются ровно, а вот с сотрудниками СИЗО он малоразговорчив. Он два раза -- на 10 и 15 суток -- попадал в карцер за оскорбление и хулиганские действия в отношении сотрудника, еще десять дней провел в строгой изоляции за хранение и использование запрещенных предметов и получал выговор за то, что дерзнул заснуть на полу карцера в неположенное время. Как стало известно «Времени новостей», случай с Мартыновым был не первым, в свое время Садретдинов оскорбил его коллегу, также следователя прокуратуры, оросив того мочой. Сам нотариус вины не признает и, наоборот, обвиняет следователей в том, что они специально доводят его до такого состояния в отместку за его принципиальную позицию. В своих показаниях он жаловался, что Мартынов якобы сам допускал нелестные выражения в его адрес, а нотариус якобы постоянно уличал его в подтасовке различных протоколов. «Это уголовное дело возбуждено в результате откровенной войны, которая ведется между мной и бандой следователей. Я ранее обвинялся Генпрокуратурой по делу об убийстве Пола Хлебникова, но был оправдан. В связи с моей принципиальной позицией по этому делу, а также в связи с моим обращением в Европейский суд по правам человека в прокуратуре сразу же занялись фабрикацией в отношении меня другого уголовного дела по квартирному мошенничеству. Группа следователей, куда входил Мартынов, умышленно создала вокруг меня психотравмирующую ситуацию», -- заявлял Садретдинов. По его словам, инцидент с Мартыновым произошел «на почве личных неприязненных отношений». Пока ждали приезда адвоката Коблева, между ними опять произошла перебранка, и Садретдинов почувствовал, что у него начали путаться мысли, и он оказался на грани нервного срыва. «Помню, как неоднократно повторял Коблеву: «Сколько еще говна я увижу в этом деле?» -- все остальное нотариус помнит только со слов адвоката: «Он рассказал, что, вернувшись из туалета, я вошел в кабинет и громко сказал Мартынову: «Теперь вы моего говна попробуйте». И кинул в него лист бумаги, на котором было написано заявление об отводе следователя, а в этом листе находились каловые массы. Они разлетелись по всему кабинету -- большая часть попала на стены, пол и стол, а остальное -- в лицо следователю. Потом я заметался по кабинету и стал мычать что-то нечленораздельное». Как сообщил на допросах Садретдинов, за выходку со следователем его посадили в карцер: «Я находился в совершенно скотских условиях карцера, а точнее, пытался выжить в этом грязном, сыром подвале с полчищами крыс, поскольку не спал и не ел. Думаю, что было бы все иначе, если бы не мое тяжелейшее состояние здоровья, на тот период усугубленное происшедшим накануне инцидентом с Мартыновым и наложенное на ужасные бытовые условия карцера (жара, духота, сырость, отсутствие вентиляции). Позже я дважды попадал в реанимационное отделение СИЗО, оба раза проводил там сутки, а потом меня на носилках возвращали в карцер». По словам Садретдинова, объявление сотрудников СИЗО о том, что ему надлежит переодеться и ехать в суд, стало для него неожиданным -- ни о каком заседании он не знал. «Я сразу разнервничался. Переодеваться отказался и в суд поехал прямо в робе. Потом целый день в «конвоирке» все пытался понять, что за суд. И только в зале понял, что речь пойдет о продлении ареста. Я спросил: «А где мой адвокат?» Мне грубо было сказано, что «никто за адвокатом бегать не будет», если он не явится, то будет рассмотрено без него». Поэтому, по словам нотариуса, он отказался участвовать в заседании. Он говорит также, что судья нагрубила ему первой, и он нагрубил в ответ. А поскольку мнения обвиняемого ни судья, ни прокурор выслушать не пожелали, то он «тряхнул решетку, чтобы напомнить о своем присутствии в зале судебных заседаний, потребовал прекратить этот междусобойчик». Тут на него накинулись конвойные, «заломили руки, потащили в конвойное помещение, при этом нанося удары». «Кто-то ударил мне пальцами в глаза, я закрыл руками лицо, руки выкрутили и сломали палец», -- рассказал обвиняемый. В конце августа прошлого года Мосгорсуд признал постановление судьи Пятуниной о продлении ареста незаконным и отменил его. Сейчас, таким образом, Садретдинов находится за решеткой, фактически отбывая срок. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации