Следствие ведет Глущенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Арестованный Миша Хохол высказал свои соображения об убийстве депутатов Старовойтовой и Шевченко

1252398433-0.jpg Свое знакомство с непосредственным организатором убийства Галины Старовойтовой Юрием Колчиным арестованный экс-депутат Государственной Думы РФ Михаил Глущенко (известный в криминальных кругах как Миша Хохол) охарактеризовал как шапочное. Об отношениях с Колчиным и самой Старовойтовой Глущенко, арестованного по обвинению в организации убийства другого бывшего депутата Вячеслава Шевченко, допросили 18 августа.

Мимо проезжал

Как сообщил «Новой» адвокат Михаила Глущенко Юрий Хабаров, допрос проводился в рамках уголовного дела по расследованию убийства Галины Старовойтовой (несмотря на осуждение непосредственных организаторов и исполнителей убийства, даже через 11 лет следствие ничего не может сказать о заказчике преступления). Бывшего думского депутата допрашивали в качестве свидетеля.

Это неудивительно, ведь в первой половине девяностых годов Колчин и Глущенко проходили по одному уголовному делу о незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов. Правда, в разных качествах: Колчин оказался подсудимым, а Глущенко — лишь свидетелем, хотя и провел под арестом в качестве подозреваемого пять месяцев. По словам Юрия Хабарова, именно об обстоятельствах этого дела его подзащитный напомнил следователю на допросе 18 августа.

Якобы Глущенко, проезжая на своей машине по Купчино, увидел голосовавшего на дороге незнакомого молодого человека и решил его подвезти. Однако через некоторое время машину остановили для досмотра сотрудники милиции и обнаружили при молодом человеке (которым и был Юрий Колчин) пистолет и боевую гранату. И пассажира, и водителя задержали. Во время следствия по этому делу, как уверяет Глущенко, они с Колчиным и познакомились. Но знакомство их никогда не было близким или даже приятельским. Глущенко даже не ходил на суд, на котором Колчина осудили за хранение оружия и боеприпасов, и где сам депутат числился свидетелем.

Тот факт, что петербургская приемная Михаила Глущенко как депутата Государственной Думы РФ находилась в том же здании, где располагалось и частное охранное предприятие Юрия Колчина «Святой благоверный князь Александр Невский», допрашиваемый назвал «простым совпадением».

Что до отношений со Старовойтовой, Глущенко заявил следователю, что, разумеется, знал ее, как коллегу по Госдуме, однако ни большой дружбы, ни сильной вражды между ними не было. По словам Глущенко, к ее громкому убийству он отношения не имеет и знает об этом не больше, чем сообщалось в СМИ.

По словам адвоката Юрия Хабарова, на этом допрос Глущенко в рамках дела об убийстве Старовойтовой завершился, однако следователь дал понять, что эта встреча не последняя.

Шесть версий одного преступления

Что до расследования основного уголовного дела Михаила Глущенко, по которому он проходит обвиняемым в организации в марте 2004 года убийства экс-депутата Госдумы и своего коллеги по фракции ЛДПР Вячеслава Шевченко, петербургского предпринимателя Юрия Зорина и Валентины Третьяковой на кипрской вилле, а также в вымогательстве денег у братьев Шевченко, то в рамках этого дела арестованного допрашивали, по словам Юрия Хабарова, дважды. Защита пыталась обжаловать в суде продление до 13 сентября срока содержания экс-депутата под стражей, однако не преуспела в этом. Единственный аргумент следствия — продление необходимо до получения ответа на запрос следствия правоохранительным органам Кипра о результатах их усилий по расследованию тройного убийства. То есть, по словам Юрия Хабарова, Михаила Глущенко пока обвиняют в организации преступления, не имея достаточных доказательств, кроме предположений на сей счет младшего брата Шевченко — Сергея.

Напомним, что сам Глущенко вину в вымогательстве у братьев и в организации последующего убийства категорически отрицает, заявляя, что оно было ему никоим образом не выгодно, поскольку он получал дивиденды от общего бизнеса, прекратившиеся после смерти Шевченко-старшего.

Зато Глущенко выдвинул несколько собственных версий того, кто мог быть заинтересован в убийстве его бывшего коллеги по фракции.

С обоими братьями Шевченко Глущенко познакомился еще в начале девяностых через некоего охранника, имя которого он за давностью лет запамятовал. Братья занимались тогда бизнесом, и Глущенко предложил им свое участие в их коммерческих проектах, после чего вложил в приватизацию ресторана «Нева», которой занимались тогда Вячеслав и Сергей Шевченко, имевшиеся у него ваучеры. Затем, когда братья создавали клуб «Голливудские ночи», Глущенко привлек туда «влиятельного инвестора» Александра Собчака (племянника тогдашнего мэра Петербурга Анатолия Собчака). Племянник градоначальника стал и первым управляющим клуба, пока позже его не сменил Александр Габитов. По словам Глущенко, участвовал он финансово и в казино братьев Шевченко, и в клубе «Сахара».

Тогда же, по словам Глущенко, между ним и братьями была достигнута устная договоренность, что, не являясь официально одним из учредителей этих коммерческих структур, но, как вложивший свои деньги и привлекший влиятельных инвесторов, он получает 33% доходов от деятельности заведений. (Оставшиеся 66% доходов делили между собой поровну братья.)

Глущенко настаивает, что именно он в 1995 году организовал избирательную кампанию Михаила Монастырского и Вячеслава Шевченко в Госдуму по линии ЛДПР и даже финансировал избирательную кампанию последнего в размере 300 тысяч долларов.

В 2001 году братьев Шевченко обвинили в вымогательстве (это известное дело, пострадавшими тогда стали журналисты и издатель Максим Кузахметов, дело было возбуждено не без активного участия криминального авторитета Руслана Коляка). Сразу после этого старший брат, уже переставший быть депутатом, по подложному паспорту уехал в Грецию, где жил в снимаемой квартире в Афинах. Вскоре он перебрался на Кипр, где приобрел собственный дом. Глущенко, по его собственным словам, часто ездил к нему обсуждать вопросы совместного бизнеса. Во время этих обсуждений ими было принято решение переводить петербургский бизнес на неких юридических лиц, зарегистрированных на Кипре, причем две из этих фирм должны были контролироваться Глущенко и получали те же 33% акций питерских предприятий братьев Шевченко. Оформлением фирм занимался Шевченко-старший, а сам Глущенко, по его словам, лишь выполнял его распоряжения. Однако из-за гибели Вячеслава дело застопорилось.

В 2002 году к Глущенко, который тогда жил в основном в России, пришел владелец известного охранного предприятия «Балтик эскорт» Роман Цепов и заявил, что Михаилу надо немедленно покинуть страну, поскольку «возникли проблемы с его безопасностью». К совету Глущенко прислушался, уехал сперва в Венгрию, где у него была лесоторговая фирма, затем в Испанию, где в Малаге у него имелся собственный дом, туда же перебралась и его семья. Глущенко часто разъезжал по миру, бывал в Германии, Иордании и Омане.

Ежемесячно Глущенко получал от Вячеслава Шевченко (в качестве дивидендов) 40–60 тысяч долларов. Деньги переводились на счета тех самых кипрских фирм, которые контролировались Глущенко, а с этих счетов — на банковскую карту «Лаки-банка», оформленную на него.

После 5 марта 2004 года (день убийства Шевченко-старшего) эти деньги перестали поступать. Глущенко стал выяснять, что случилось, и узнал о гибели Вячеслава Шевченко. Он стал звонить его младшему брату, но тот не брал трубку, а когда Глущенко попытался связаться с ним через посредника, на контакт не пошел.

Как заявил Глущенко на допросе, тогда он понял, что, видимо, именно Сергей Шевченко решил организовать убийство брата, чтобы захватить весь бизнес себе, оттеснить от доходов Глущенко, а заодно сквитаться с Вячеславом за то, что тот его долгие годы третировал и унижал, причем публично. Мало того, Вячеслав Шевченко, по словам Глущенко, даже бил младшего брата у них в офисе.

По другой версии, выдвинутой Глущенко на допросе, убийство на Кипре организовал Роман Цепов. Цепов, по словам арестованного, получал деньги от братьев «за обеспечение безопасности их бизнеса». Глущенко намекает, что платить приходилось весьма крупные суммы, кроме того, Цепов был крайне недоволен, что Шевченко взяли на работу в свои структуры его любовницу Ирину Афанасьеву (квартирную аферистку, которая кинула с квартирой самого Цепова. То, что Шевченко взяли ее к себе, Цепов счел прямым вызовом).

По третьей версии Глущенко, убийство могли организовать люди покойного к тому моменту Руслана Коляка, который сам стал жертвой «заказа» со стороны Шевченко.

Согласно четвертой версии, убийство мог заказать Юрий Шутов. Глущенко заявил, что Шутов не только был зол на Вячеслава Шевченко, что тот обставил его в 1995 году на выборах в Госдуму по фракции ЛДПР, но и имел с ним серьезный финансовый конфликт из-за завода «Источник». Допрашиваемый напомнил следствию, что арестовали Шутова в 1999 году именно за организацию попытки покушения на Шевченко-старшего, на дороге к загородному дому которого был заложен настоящий радиоуправляемый фугас.

Пятая версия связана, по показаниям Глущенко, с кидаловым зарубежных организаторов гастролей в России Дэвида Копперфильда в 1998 году — некой группы итальянских мафиози. Братья Шевченко занимались организацией гастролей в Москве и Петербурге. Когда итальянцы потребовали гарантий оплаты, Шевченко-старший передал им платежный документ на один миллион долларов, который, как потом выяснилось, оказался фальшивым. Итальянцы долгое время пытались заставить выплатить зажатые деньги, при этом они были готовы получить эквивалент суммы наркотиками, оружием или золотом, но Шевченко им так ничего и не заплатил.

Также на допросе Глущенко выдвинул довольно экзотическую версию гибели Шевченко-старшего — мол, тот, будучи депутатом Госдумы и замом председателя одного из комитетов, имел доступ к серьезным секретным документам и мог продавать их иностранным разведкам, с которыми, по словам арестованного, имел контакты.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::07.09.09