Следствие ведут депутаты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Версия", origindate::27.06.2005

Следствие ведут депутаты

Парламентарии объявили о создании рабочей группы по контролю за «делом Рожецкина»

Александр Дубинец

В последние дни печатные издания все чаще пишут о и без того нашумевшем у нас в стране и за рубежом пресловутом «деле Рожецкина». Особый интерес вызвал тот факт, что к расследованию подключились несколько депутатов Государственной Думы. Как нам стало известно, уже создана рабочая группа, которая будет контролировать расследование этого дела до его завершения. Мы обратились за разъяснениями к одному из членов этой группы, депутату Госдумы Михаилу Маркелову.

- Чем вызвано создание подобной группы, и каковы ее цели? Ведь, если мне не изменяет память, депутаты впервые столь решительно взялись за расследование.

- Это не совсем так. К нам, в Комитет по безопасности Государственной Думы очень часто обращаются по поводу различных уголовных дел. И мы ими занимаемся, не особо, правда, афишируя. Но на этот раз, вы правы, дело приняло чрезвычайный оборот. Прежде всего, потому, что «дело Рожецкина» получило широкую огласку и у нас, и за рубежом. О нем пишут газеты, о нем говорят политики. А самое главное – оно стало предметом разбирательства в двух зарубежных арбитражных судах – в Женеве и Стокгольме. Причем, и там, и там судьи вынесли вполне определенные вердикты, не оставляющие сомнений в том, что сделка, совершенная Рожецкиным и его компаньонами – мошенническая.

- А чем вызван тот факт, что поначалу ГУВД Москвы завело уголовное дело на Рожецкина, потом прокуратура его закрыла, а после вмешательства вашего коллеги Николая Павлова – вновь открыла? То есть, отменила предыдущее решение.

- Мы бы и сами хотели это узнать. Как и многое другое. С этой целью и создана рабочая группа, в которую, кроме меня, вошли упомянутый вами Николай Павлов, ведущий эксперт Международной контртеррористической тренинговой ассоциации Олег Нечипоренко, директор Института проблем рынка академик Николай Петраков и ряд других общественных деятелей. Мы будем контролировать это дело путем официальных запросов в прокуратуру, регулярно информировать о нем депутатов, а также поведем собственное расследование. Вернее, уже повели. Несколько телевизионных групп уже отправлены нами в Швейцарию. Они собирают там информацию и будут напрямую выходить на арбитражный суд в Женеве. Уверен, у них там все получится. Гораздо труднее работать здесь. Потому что получить хоть какую-нибудь информацию чрезвычайно трудно.

- Не является ли ваша инициатива прямым следствием выступления президента Путина, который заявил в своем апрельском послании, что «надо утвердить законом процедуру парламентских расследований»?

- Можно и так сказать. Хотя такой закон еще не принят, но в эти дни в Думе уже работает специальная комиссия, которая занимается подготовкой к его принятию. Ну, а кроме того, эта инициатива не полностью принадлежит членам группы. Ведь мы имеем на руках протокольное поручение от нижней палаты парламента, и выполняем это поручение. В нем, между прочим, прямо сказано, что «расследование данного дела сталкивается с непонятными препятствиями, что ставит под угрозу авторитет правоохранительных органов и государственной власти в целом». Поймите правильно, мы пока никого не хотим обвинять. Просто констатируем, что в этом деле присутствуют многие странности, и не исключаем, что на следователей и прокуратуру кто-то воздействует извне. Нам действительно, многое непонятно. Непонятно, почему уже после того, как зарубежные арбитражи вынесли свои вердикты, в России с «делом Рожецкина» - полная чехарда. Непонятно, почему до сих пор не сделаны запросы в Интерпол, хотя известно, что сам Рожецкин находится в Америке, а его компаньоны тоже пребывают за пределами Российской Федерации. Мы что, хотим повторения дела Адамова? Зачем ждать, пока руководители бермудского фонда IPOC, ограбленные Рожецкиным, сами обратятся в американский суд? Тем более, что довести это дело до конца гораздо важнее для нас самих, чем для кого-либо на Западе.

- Что вы имеете в виду?

- Да хотя бы то, что затронуты интересы нашей безопасности. Ведь одна из самых крупных сотовых компаний, блокирующий пакет акций которой господином Рожецкиным был продан дважды, не только обслуживает миллионы людей, он входит в систему обеспечения мобильной конфиденциальной связи органов государственной власти. И любые потрясения, которые происходят вокруг него, напрямую затрагивают интересы национальной безопасности. Кроме того, у нашей страны есть различные международные обязательства, одно из которых – борьба с терроризмом. А кто даст гарантии, что деньги, заплаченные IPOC Рожецкину и впоследствии размытые в офшорах, не пущены на финансирование террористической деятельности или на иные криминальные цели?

- Насколько я понимаю, в данном случае вы беспокоитесь и о репутации российских правоохранительных органов.

- И об этом тоже. Потому что репутация не только государственных органов, но и любого попавшего в центр внимания россиянина – это репутация России. На Западе это так и воспринимается.