Следствие отстранило адвоката генералов Дениса Сугробова и Бориса Колесникова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Следствие вывело из громкого уголовного дела о преступном сообществе в Главном управлении экономической безопасности (ГУЭБиПК) МВД России ключевого адвоката Георгия Антонова, защищающего бывшего начальника главка Дениса Сугробова и его заместителя Бориса Колесникова. Сам господин Антонов и его подзащитные уже обжаловали решение в Басманном райсуде Москвы.

В минувший понедельник утром Георгий Антонов приехал по вызову следователя ГСУ СКР в главный офис комитета в Техническом переулке для участия в допросе своего клиента Дениса Сугробова. Однако, оказавшись в кабинете следователя Сергея Новикова, защитник с удивлением узнал, что опрашивать будут его самого. Пока, как пояснил ему господин Новиков, в качестве свидетеля.

Из вынесенного сотрудником СКР постановления следовало, что при изучении материалов уголовного дела о преступном сообществе появились "законные основания" для допроса господина Антонова, которому "могут быть известны обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения" этого дела.

К числу этих обстоятельств следствие отнесло возможное разглашение защитником следственной тайны, произошедшее во время многочисленных контактов адвоката Антонова с журналистами. Защитник, напомним, действительно активно отстаивал непричастность своих клиентов к инкриминируемым им преступлениям не только на следственных действиях и в судах, но и перед представителями СМИ. Кроме того, Георгий Антонов, по мнению СКР, был осведомлен об обстоятельствах получения травмы одним из его клиентов — содержащимся в СИЗО бывшим заместителем начальника ГУЭБиПК Борисом Колесниковым. У генерал-майора Колесникова, как уже сообщал "Ъ", врачи зарегистрировали перелом основания черепа, который сам обвиняемый объяснил падением в результате случившегося обморока. Адвокат Антонов выразил по этому поводу справедливые сомнения, заявив, что для получения травм такого рода к человеку обязательно должно было применяться некое внешнее воздействие.

Наконец, защитник, как полагает следователь, мог бы дать показания относительно "оказания давления на свидетелей по делу со стороны неустановленных, связанных с обвиняемыми лиц". О якобы оказанном на свидетелей давлении самим обвиняемым и его защитником до настоящего времени ничего известно не было.

Дальнейшие события, происходившие в кабинете Сергея Новикова, их участники описывают довольно противоречиво. По версии самого господина Новикова, изложенной в вынесенном им постановлении, адвокат Антонов был устно оповещен о переводе его в статус свидетеля, следователь зачитал защитнику его новые права, а затем допросил его в присутствии понятых. Казус возник лишь в конце допроса, когда адвокат Антонов отказался подписать протокол, однако это сделали следователь и двое присутствовавших на допросе понятых.

Перевод господина Антонова в статус свидетеля по делу и состоявшийся допрос, по мнению следователя Новикова, "исключают возможность" его дальнейшего участия в деле в качестве защитника. Об отводе господина Антонова следователь уже на следующий день вынес соответствующее постановление. Защитник узнал об этом вчера, когда его не пустили в СИЗО для запланированной встречи с господином Сугробовым.

Георгий Антонов, возвращаясь к событиям 19 мая, утверждает, что никаких показаний следователю не давал. "Едва услышав о том, что меня собираются допрашивать, я тут же указал следователю на незаконность его действий и попросил немедленно подписать мой пропуск на выход из здания СКР,— пояснил Георгий Антонов.— Если бы я стал отвечать на вопросы следствия, относящиеся к категории адвокатской тайны, меня бы не просто от дела отстранили, а выгнали бы из адвокатской палаты".

Вчера господин Антонов обратился c жалобой в Басманный райсуд Москвы, в которой назвал действия следователя Новикова "юридической нелепостью" и "правовым экстремизмом". Одновременно с адвокатом в тот же суд подали жалобы и оба его клиента — Денис Сугробов и Борис Колесников, утверждающие, что расценивают отвод нанятого ими адвоката как попытку следствия лишить их законного права на защиту.

Близкий к обвиняемым и знакомый с ситуацией источник пояснил "Ъ", что все озвученные следствием подозрения в адрес адвоката Антонова не дают оснований для его допроса в качестве свидетеля по уголовному делу о преступном сообществе. По фактам разглашения следственной тайны или оказания давления на свидетелей СКР должен был возбудить отдельные уголовные дела и уже в рамках этих дел допрашивать господина Антонова, не мешая, таким образом, его работе по основному делу. Источник "Ъ" расценил действия следствия исключительно как попытку под любым предлогом избавиться от "бойкого" и несговорчивого процессуального противника.

Источник

© Коммерсантъ