Следствие удовлетворилось сделкой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Следствие удовлетворилось сделкой

По делу Политковской заказчик убийства не установлен, первым на суд собрался соорганизатор Павлюченков, за ним "прицепом" — 4 его подельника

Оригинал этого материала
© Известия.Ру, origindate::16.10.2012, Следствие по делу Политковской опробует новую тактику, Фото: РИА "Новости"

Андрей Гридасов, Владимир Баринов, Роман Ветров

Compromat.Ru

Дмитрий Павлюченков (справа)

Следственный комитет России завершил расследование дела об убийстве обозревателя «Новой газеты» Анны Политковской. Если его утвердит Генпрокуратура, на скамье подсудимых окажутся пять человек — предполагаемые организаторы, пособники и непосредственный исполнитель убийства. […]

Обвинения были предъявлены предполагаемым организаторам убийства — бывшему оперативнику столичного УБОПа Сергею Хаджикурбанову, криминальному авторитету Лом-Али Гайтукаеву, а также трем племянникам последнего, братьям Ибрагиму, Джабраилу и Рустаму Махмудовым. Чуть раньше обвинения были предъявлены и бывшему руководителю секретного подразделения столичного ГУВД Дмитрию Павлюченкову. Он заключил сделку со следствием, поэтому его дело было выделено в отдельное производство и первым отправится в суд.

Хаджикурбанов и два брата Махмудовы уже были участниками первого судебного процесса по делу об убийстве Политковской, который проходил в 2008–2009 годах в Московском окружном военном суде. Тогда коллегия присяжных их полностью оправдала. Рустам Махмудов в то время находился в международном розыске, Лом-Али Гайтукаев формально не имел отношения к этому делу, а Павлюченков на том процессе выступал в качестве потерпевшего.

После оправдания всех обвиняемых семья Политковской и их адвокаты единодушно поддержали решение присяжных и высказали немало претензий в адрес следствия, которое, по их мнению, отправило в суд дело «сырым». Их в первую очередь интересовало, кто был заказчиком убийства Политковской. Следствие ответить на этот вопрос так и не смогло.

Теперь, по версии следствия, картина убийства выглядела так: Гайтукаев был организатором преступления и в 2006 году создал организованную группу, в которую вошли его племянники, Хаджикурбанов и Павлюченков. Первый якобы контролировал всех участников группы, а второй — собирал информацию о передвижениях Политковской. 7 октября 2006 года братья Махмудовы устроили засаду неподалеку от дома журналистки на улице Лесной. Увидев, как Политковская паркуется около дома, Ибрагим Махмудов сообщил об этом своему брату Джабраилу, а тот в свою очередь Рустаму, который вошел в подъезд дома, где она проживала. Когда журналистка вошла в лифт, Рустам Махмудов расстрелял ее из пистолета.

Что касается заказчиков убийства Политковской, то, как заявил следствию Павлюченков, ими якобы были опальный бизнесмен Борис Березовский и бывший лидер чеченских боевиков Ахмед Закаев. Убийство журналистки якобы было их своеобразным подарком к дню рождения тогдашнего президента Владимира Путина.

Семья Политковской и сейчас считает дело не раскрытым.

— Пока заказчик убийства не установлен, мы не можем считать дело раскрытым, — заявила «Известиям» адвокат семьи журналистки Анна Ставицкая.

Локомотивом следствия станет главный свидетель

Следствие учло итоги первого провального процесса и теперь изменило тактику. Первым в суд будет направлено дело Павлюченкова, который в обмен на показания против других фигурантов дела теперь рассчитывает на более мягкое наказание. Судить его будут обычным судом, без участия присяжных. Расчет у следствия простой: согласно обвинению Павлюченков входил в организованную группу, поэтому если он будет признан виновным, то осудить других обвиняемых на этом основании будет проще.

— В последнее время этот прием стал излюбленным у следователей, — заявил «Известиям» адвокат Дмитрий Аграновский. — Один из фигурантов дела полностью признает вину, заключает сделку, получает меньший срок, а затем его показания являются основным козырем обвинения на процессе остальных обвиняемых. […]

Изменить этот сценарий может семья Политковской, которая уже попросила расторгнуть сделку с Павлюченковым.

— Мы считаем, что он недоговаривает и принижает свою роль в деле об убийстве Анны Политковской, — пояснила «Известиям» адвокат семьи Анна Ставицкая.

Суд по делу Политковской будет проходить в «гражданском» Мосгорсуде, где имеется большой опыт ведения процессов с участием присяжных. Согласно статистике такие суды выносят оправдательный приговор по каждому пятому делу. Все судьи Мосгорсуда вели процессы по резонансным делам, поэтому «отписать» дело Политковской могут любому из них.

Все обвиняемые уже заявили, что они будут просить о суде присяжных. Например, в недавнем интервью «Известиям» Хаджикурбанов заявил, что только в этом случае он видит шанс доказать свою невиновность. […]


***

Павлюченков отрабатывал долг перед Гайтукаевым

Версия следствия

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::09.11.2012, "Целью заказчика была не только месть Анне Политковской"

Сергей Дюпин

В ближайшее время будет передано на утверждение прокурору громкое дело об убийстве обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской. В интервью корреспонденту "Ъ" Сергею Дюпину руководитель группы по расследованию этого преступления, старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Петрос Гарибян рассказал, что причина убийства журналистки была установлена методом исключения. Исследовав последние годы жизни Анны Политковской буквально под микроскопом, следствие пришло к выводу о том, что желать смерти журналистке могли только герои ее критических публикаций.

"Он понемногу "отдавал" мне это убийство"

— Известно, что один из обвиняемых в убийстве Анны Политковской, бывший начальник отделения оперативно-поискового управления (ОПУ) ГУВД Москвы Дмитрий Павлюченков заключил с вашего согласия досудебное соглашение с замгенпрокурора Виктором Гринем. [...] Обвиняемый в результате получил существенные преференции перед подельниками, он может рассчитывать на особый порядок рассмотрения своего дела в суде и смягчение наказания. А что Павлюченков дал следствию взамен?

— Полный расклад по совершенному преступлению.

— Павлюченков рассказал, что примерно в начале июля 2006 года его знакомый Лом-Али Гайтукаев предложил ему, как он выразился, "выследить одну журналюгу". Фамилия тогда не называлась. От оперативника требовалось установить место проживания и маршруты передвижения объекта — за это Гайтукаев пообещал простить ему старый долг $60 тыс. и дать еще $20 тыс. сверху. Павлюченков согласился и получил от заказчика бумажку, на которой были указаны адрес редакции "Новой газеты" в Потаповском переулке, адрес квартиры Анны Политковской на Долгоруковской улице и марка ее автомобиля. Бывший опер, по его словам, во второй половине июля отозвал из отпуска подчиненного Олега Шошина, и тот вместе с группой скрыто выставился в Потаповском переулке. Трехдневная отработка объекта тогда результатов не дала: журналистка не появлялась ни дома, ни в редакции.

— Неужели сотрудники ОПУ не понимали, что участвуют в криминальной истории?

— Старший офицер секретного подразделения ГУВД (Павлюченков.— "Ъ") понимал, конечно, что его подрядили под явный криминал. Но, по его словам, боялся "авторитетного" Гайтукаева. Во время их очередной встречи, состоявшейся в начале августа, недовольный результатами наружного наблюдения Гайтукаев прямо сказал милиционеру: "Попытаешься соскочить с этого дела — отправишься к своему Богу раньше журналистки".

— Не допускаете того, что если Павлюченков боялся Гайтукаева, значит он мог и соврать, чтобы с помощью следствия упрятать врага за решетку?

— Его показания были проверены следственными методами. Так, например, обвиняемый указал, что в первый день неудачной слежки прилегающие к Потаповскому переулку улицы были перекрыты милиционерами. Стражи порядка, по его словам, тогда объяснили коллегам из ОПУ, что охраняют приехавшего президента Белоруссии Александра Лукашенко. Проверив его сведения, мы установили, что Лукашенко действительно был в Москве 21-22 июля 2006 года и в эти дни посещал свое посольство на соседней с Потаповским переулком улице Маросейка. Отсутствие "объекта" тоже подтвердилось: как было указано в загранпаспорте Анны Политковской, в конце июля 2006 года она выезжала из России в Англию и Австрию.

Хочу отметить, что соглашение с обвиняемым Павлюченковым было заключено от имени заместителя генпрокурора России Виктора Гриня, который детально знает уголовное дело об убийстве Анны Политковской. Ведь именно Виктор Яковлевич еще в бытность объединенной со следствием прокуратуры поручил это дело мне и осуществлял надзор за его расследованием. Так что в правильности принятого решения я ни минуты не сомневался.

— Из ваших слов следует, что обвиняемый Павлюченков подробно описал подготовку акции. Помог ли он в расследовании собственно убийства?

— Конечно. Он, например, указал, что Рустам Махмудов, которого мы считаем исполнителем убийства, ездил на ВАЗ-2104. Когда Павлюченкову предложили просмотреть записи видеокамер, установленных возле дома N10 на Лесной улице, где произошло убийство, он опознал эту "четверку" среди других автомобилей, попавших в зону видимости камер. Участник досудебного соглашения подробно описал и оружие убийства — газовый пистолет Иж-71, переделанный под стрельбу боевыми патронами, а затем опознал его из четырех похожих пистолетов. Павлюченков заявил, что запомнил характерный сварной шов на стыке рукоятки и ствола, появившийся в результате кустарной доработки оружия. Кроме того, отметил разницу в цвете самого пистолета, выполненного из вороненой стали, и навинченного на него серебристого глушителя. Показания подтвердил биллинг.

— Откуда взялся этот пистолет?

— По словам Павлюченкова, это оружие случайно нашел в вещах своего умершего тестя его приятель Владимир Набатов. Милиционер знал об этой находке, поэтому, когда Лом-Али Гайтукаев потребовал от него обеспечить Рустама Махмудова оружием, он сразу же поехал к Набатову. Тот без вопросов отдал пистолет Павлюченкову, а обвиняемый в этот же день передал его Махмудову. Опять же правдивость слов экс-милиционера мы проверили по биллингу его телефонных контактов с Набатовым. Приятели, как выяснилось, созванивались лишь эпизодически, а 18 августа, в день приобретения и передачи оружия, телефоны всех троих участников "сделки" постоянно соединялись между собой.

— Удалось ли отследить происхождение и историю оружия?

— Нет. Было установлено, что пистолет официально продали в и там же переделали. Однако Ижевский завод, как выяснилось, поставил в эту республику 17 тыс. подобных моделей. Учитывая, что номер на нашем стволе был спилен, найти его первых владельцев, как и домашних умельцев, переделавших оружие в боевое, мы так и не смогли.

— Кто все же руководил преступной группой, совершившей, по версии следствия, убийство,— "авторитет" Лом-Али Гайтукаев или бывший сотрудник московского РУБОПа Сергей Хаджикурбанов?

— Заказ на убийство, по данным следствия, был размещен через Гайтукаева. Он же организовал подготовку преступления на первом этапе. Однако 25 августа его задержали за другое преступление — организацию покушения на украинского бизнесмена Геннадия Корбана. Из изолятора Гайтукаев позвонил знакомому и через него передал Павлюченкову, чтобы тот продолжил начатое. По стечению обстоятельств примерно через месяц после задержания Гайтукаева освободился из заключения их третий приятель Хаджикурбанов, отбывавший наказание за превышение должностных полномочий, и уже он стал командовать. По нашему мнению, Хаджикурбанов был в этой компании своего рода мозговым центром. А вообще эти трое знали друг друга много лет и были связаны, по нашим данным, не только приятельскими, но также деловыми и финансовыми отношениями.

— Будут ли в рамках вашего дела привлечены к ответственности должностные лица, косвенно причастные к убийству. Например, оперативники ОПУ, незаконно следившие за журналисткой, или сотрудники ФСИН, допустившие телефонные контакты арестанта Гайтукаева с подельниками?

— Нет. Срок давности по ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), которую можно было бы им вменить, составляет четыре года, и он уже вышел.

Мотив методом исключения

— В какую сумму обошлось организаторам убийство Анны Политковской?

— Гайтукаев, по данным Павлюченкова, дал ему $150 тыс. Мы проверили эту информацию, допросив приятеля милиционера, который подвозил его в день передачи денег на встречу с Гайтукаевым. Водитель сообщил на допросе, что Павлюченков вернулся с объемной сумкой и прямо в салоне автомобиля начал пересчитывать упаковки с валютой. Увидев наличность, свидетель, по его словам, тут же сказал пассажиру: "Дима, ты же должен мне $15 тыс. Может, прямо сейчас и рассчитаемся?" Однако Павлюченков ответил, что, мол, не может, поскольку эти деньги были даны "на Политковскую". $12 тыс. из этой суммы экс-милиционер по требованию Гайтукаева отдал Рустаму Махмудову. Около тысячи заплатил своим подчиненным за слежку, выдавая каждому по $100-150 за "дежурство". Оставшиеся $137 тыс. у Павлюченкова отобрал Хаджикурбанов, как только вышел на свободу.

— То есть сам экс-подполковник Павлюченков фактически поучаствовал в деле бесплатно?

— Ему простили долг $60 тыс.

— Не совсем понятна логика организаторов. Журналистка Политковская ни от кого не скрывалась, не пользовалась охраной, не имела оружия и оперативных навыков, поэтому выследить и убить ее мог бы даже один Гайтукаев. Зачем ему понадобилось подключать к делу столько людей, тем более милиционеров, подвергая себя неоправданному риску?

— Он и собирался сначала все сделать в одиночку. По данным экс-сотрудника УФСБ по Москве и Московской области Павла Рягузова, который проходил подозреваемым по делу и был знаком с остальными фигурантами, примерно в июне 2006 года он несколько раз случайно встречался с Гайтукаевым в Потаповском переулке. Редакция "Новой Газеты" и один из офисов УФСБ, в котором работал Рягузов, расположены в соседних зданиях, поэтому чекист всякий раз спрашивал Гайтукаева: "Ты ко мне?", получая уклончивые ответы, что, мол, нет, заезжал сюда по другим делам. Визиты Гайтукаева в Потаповский переулок подтверждены и биллингом его мобильного телефона, который на редкость точно фиксировал местоположение владельца, ведь ретранслятор мобильной связи расположен прямо на крыше здания редакции "Новой газеты". Однако начатая организатором убийства слежка не дала результатов. Дело в том, что в июне у Анны Политковской тяжело заболела мать и весь месяц она практически не появлялась ни дома, ни на работе, курсируя между квартирой матери на Фрунзенской набережной и больницей МПС в парке "Лосиный остров". Поскольку сроки поджимали, а результатов не было, Гайтукаев и вынужден был обращаться к профессионалам.

— Мотивом совершенного преступления называется месть за критические публикации Анны Политковской. При этом следствию неизвестно, кто был объектом критики и какая именно заметка послужила причиной расправы. На чем тогда основано предположение о том, что убийство связано именно с работой журналистки?

— Мотив был получен методом исключения. Дело в том, что за шесть лет работы над делом об убийстве нам удалось изучить жизнь Анны Политковской буквально под микроскопом. Мы достоверно установили, что журналистка не участвовала в каких-либо коммерческих проектах, отбросив таким образом предположения об убийстве в связи с разделом бизнеса или недобросовестной конкуренцией. Допросив коллег, родственников, друзей и соседей, проверили версию о возможных бытовых конфликтах, однако и в этой сфере ничего подозрительного не обнаружили. Ну, нельзя же, например, всерьез рассматривать предположение о причастности к убийству соседки по дому, которую погибшая когда-то назвала дурой?!

"Рамзану Кадырову была невыгодна гибель Анны Политковской"

— Анна Политковская могла, например, дать кому-то деньги в долг, а должник посчитал, что нанять убийцу ему выйдет дешевле, чем рассчитываться. Как можно проверить эту версию?

— Да очень просто. Были проверены все счета убитой и движение денежных средств по ним. Крупных сумм, во всяком случае, таких, за которые можно было бы поплатиться жизнью, журналистка не снимала. Таким образом, из всех возможных вариантов и остался единственный — убийство, связанное с профессиональной деятельностью.

— Изначально, насколько я помню, в числе подозреваемых были недовольные публикациями Анны Политковской "должностные лица субъектов федерации". В последних формулировках уже указываются просто "должностные лица". С чем это связано?

— Изучив более пристально публикации журналистки, мы пришли к выводу о том, что критиковала она не только региональных чиновников, но и представителей федеральной власти. Поэтому круг подозреваемых и был расширен.

— Пожалуй, главными объектами ее критики были Рамзан Кадыров и его окружение. Допрашивался ли глава Чечни в рамках этого дела?

— Оснований для допроса Кадырова и его сотрудников у следствия не было и нет.

— А публикации в СМИ, заявления правозащитников разве не предполагают, по крайней мере, проверку этой версии?

— Публикации дают основания для возбуждения уголовного дела, да и то лишь в тех случаях, когда в них сообщается о совершенном преступлении. Аргументированных заявлений о том, что Рамзан Кадыров каким-то образом причастен к гибели Анны Политковской я ни разу не читал, не видел и не слышал. Домыслов — да, полно. Но начинаешь выяснять у журналиста источник информации, он говорит: "Мне чеченцы в бильярдной сказали". Какие чеченцы, в какой бильярдной — ответа нет. И что, я должен с этим вызывать на допрос Кадырова? Результативно допросить человека на основании одних только слухов и домыслов невозможно. У следователя еще до начала допроса должны быть какие-то улики против подозреваемого: показания других фигурантов дела, свидетелей, вещдоки, материалы оперативной разработки. Если ничего этого нет, допрос просто не на чем построить. Можно, конечно, любого вызвать и спросить: "Не вы ли заказали Анну Политковскую?" Он ответит: "Нет, не я". И что дальше?

Тем более что Рамзану Кадырову как раз была невыгодна гибель Анны Политковской. Летом-осенью 2006 года он готовился занять пост президента Чечни, и резонансное убийство, жертвой которого стала критиковавшая его журналистка, принесло ему скорее вред, чем пользу. В связи с этим логично было бы искать заказчика среди врагов Кадырова, а не среди его друзей.

— А врагов Кадырова допрашивали? Например, лондонских эмигрантов Ахмеда Закаева и Бориса Березовского?

— Не допрашивал по той же причине, которую я уже указал: у следствия нет достоверных данных об их причастности к преступлению. Есть лишь показания Павлюченкова, который якобы слышал от Лом-Али Гайтукаева о том, что заказ на убийство поступил от Березовского и Закаева.

Убийство к дате

— Убийство Анны Политковской было совершено в день рождения президента России Владимира Путина. Дату установил заказчик или это было просто случайным совпадением?

— В распоряжении следствия, как я уже говорил, есть запись камер видеонаблюдения, установленных возле дома N10 по Лесной улице. На ней видно, как 3 октября 2006 года, за четыре дня до убийства, будущий киллер дожидается Анну Политковскую возле ее подъезда и уходит, как только она появляется возле дома. 4 октября тот же мужчина встречается с Политковской уже в ее подъезде, ждет, пока она зайдет в квартиру, снова выйдет ненадолго погулять с собакой, и только после этого уходит. 5-го киллер услужливо открывает перед журналисткой входную дверь, пропуская ее в подъезд. 6-го он снова дежурит на улице, а 7-го заходит вместе с жертвой в лифт и расстреливает ее из пистолета, спрятанного под переброшенной через руку курткой. Судите сами. Я думаю, что целью заказчика была не только месть Анне Политковской за критические публикации. В первую очередь ему нужна была демонстративная и громкая акция, цель которой — запугать всех вас, журналистов, а также общество и власть.

— Оказывалось ли на вас давление во время расследования? Вообще, мешал кто-нибудь?

— Никакого давления не было. На меня даже при советской власти не давили (господин Гарибян работает в следственных органах с 1977 года.— "Ъ"). [...]


***

Павлюченков запутался в долгах, "кинул" друзей и ввел в заблуждение следствие

Версия обвиняемого Хаджикурбанова

Оригинал этого материала
© Известия.Ру, origindate::11.10.2012, "Смерть Политковской прошла для меня незамеченной", Фото: "Известия"

Герман Петелин, Владимир Баринов

Compromat.Ru

Сергей Хаджикурбанов

[…] Бывший оперативник столичного УБОПа Сергей Хаджикурбанов в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал свою версию того, почему он оказался фигурантом дела об убийстве Политковской.

— Сергей, следствие называет вас организатором убийства Политковской. Согласны ли вы с этими обвинениями?

— Уже давно ни для кого не секрет, что в этом деле я оказался благодаря стараниям г-на Павлюченкова. Ситуация развивалась следующим образом: когда ни один из доводов этого человека не был подтвержден, в ход пошли иные мотивы — мне прямо сказали, что я сижу потому, что «очень много знаю, но не хочу говорить». Сейчас я уже и не знаю никаких причин, возможно, у руководителя следственной группы просто не хватает мужества признать свою ошибку.

— Как вы узнали о смерти обозревателя «Новой газеты»? Какое у вас было отношение к этому?

— Как человек, служивший в спецназе и неоднократно бывавший в командировках в Чечне, я, конечно же, не могу однозначно относиться к женщине, которая в обеих военных кампаниях выступала адвокатом противоположной стороны. Однако по своему опыту могу судить, что многое из того, о чем она говорила, было правдой. Ее смерть для меня прошла почти незамеченной — тогда я только что освободился из колонии, где сидел по надуманному обвинению и очень хотел побыть со своей семей. Несколько месяцев я просто приходил в себя: проходил медобследования, общался с детьми и женой, встречался с родственниками и друзьями.

— На чем строится доказательная база против вас? В СМИ часто говорится, что только на показаниях Павлюченкова. Правда ли это?

— Показания Павлюченкова являются не основными, а единственными доказательствами против меня. Так было на первом процессе, где Павлюченков говорил одно, и так будет на этом процессе, где он говорит совсем другое. При всем этом он не может сказать ничего существенного. Я только сегодня ознакомился с экспертизой, в которой написано, что Павлюченков говорит о моем участии в убийстве Политковской не как о факте, а как о своем предположении.

— Как давно вы знакомы с Павлюченковым и как можете его охарактеризовать?

— С Павлюченковым я знаком с 1998 года по работе, он всегда производил на меня положительное впечатление, мы даже дружили семьями. Однако с какого-то момента человек запутался в долгах, ушел из семьи к любовнице, ему понадобились большие средства. Он всегда жил на широкую ногу — любил дорого одеваться, красивые машины. В результате он не нашел ничего лучше, чем начать «кидать» своих друзей. В конце концов он опустился до того, что пока я сидел, зная о том, что моя семья нуждается в деньгах, он стал собирать деньги на помощь мне, которые затем тратил на себя. Пользуясь тем, что все меня знают как человека слова, он выстраивал различные мошеннические схемы и собрал «под меня» большие деньги — почти $0,5 млн. Когда я вышел, все претензии посыпались на меня. Естественно, у нас с ним возник серьезный конфликт, за который он затаил на меня обиду и именно из-за него и оговорил меня. Кстати, именно из-за этого конфликта я сейчас и отбываю восьмилетний срок. Следствие использовало эту забытую историю спустя два года после того, как меня оправдали по делу об убийстве Политковской. Меня обвинили в вымогательстве и, наплевав на все факты, осудили.

— Как себя вел Павлюченков во время очной ставки с вами?

— Павлюченков очень нервничал на очной ставке и путался в своих показаниях, врать глядя мне в глаза ему было явно нелегко. Очень хорошо, что эта встреча фиксировалась на видео. Я думаю, что любой, кто просмотрит эту запись, сразу поймет, что Павлюченков несет бред.

— Во время работы в УБОПе вы занимались разработкой этнических ОПГ. Были ли у вас какие-то данные о Лом-али Гайтукаеве и братьях Махмудовых? Знали ли вы их лично?

— С Гайтукаевым я действительно познакомился еще в период работы в УБОПе, но после моего осуждения он не прекратил общаться со мной, и наши отношения переросли в приятельские. С его племянниками я знаком не был, они люди не моего поколения и круга общения.

— Считаете ли вы, что все они действительно причастны к убийству?

— Я считаю, что Павлюченков организовал очень грамотную комбинацию и ввел в заблуждение следствие по многим обстоятельствам. Я не берусь распутывать этот клубок. Как бывший опер могу лишь сказать, что Рустам Махмудов явно не похож на киллера, который запечатлен на видеозаписи. Равно как и «почерк стрельбы» вообще не похож на стрельбу чеченца, которые с детства учатся обращаться с оружием. В этом деле убийца стрелял очень неуверенно.

— Что вы можете сказать о записях телефонных переговоров Гайтукаева и Махмудовых, в которых, по мнению следствия, они обсуждали план убийства Политковской?

— Гайтукаева прослушивали несколько месяцев, но, по неизвестным причинам, сохранилось лишь несколько разговоров, что наталкивает меня на мысль, что для дела отобрали самые подходящие. Но даже в них я не увидел ничего по поводу убийства. […]

— Как вы относитесь к тому, что Павлюченков заключил сделку со следствием в обмен на более мягкое наказание?

— Павлюченков манипулирует следствием, и следствие это полностью устраивает, потому что вроде и дело раскрыто, и сложных решений принимать не надо. Мы с адвокатом направим ходатайство в Следственный комитет об отмене сделки с Павлюченковым. У нас другая аргументация нежели у близких Политковской, которые также попросили расторгнуть с ним сделку, но мы тоже считаем, что он не выполнил условия соглашения и что-то скрывает.

— Какое влияние может оказать приговор Павлюченкову на рассмотрение вашего дела?

— Насколько я понял со слов моего защитника, в суде присяжных его приговор не будет иметь никакого значения.

— Вы будете просить о суде присяжных?

— Да, конечно, это мой единственный шанс добиться справедливости.

— Кем вы себя считаете в данной ситуации — виновным или жертвой обстоятельств?

— Как оказалось, круг общения может стать доказательством вины в преступлении. По мнению следствия, я виноват в том, что у меня неправильные знакомые.

— Оказывалось ли на вас давление во время следствия? Если да, то в чем оно выражалось?

— Если только назвать давлением предложение оговорить людей за свободу, то да. Как видите, я на это давление не поддался. […]