Сливка общества Ольга Колинько

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::30.09.2003, Фото:kolinkoolga.openua.net

Сливка общества

«Креатуру» Павла Лазаренко -- на пост генпрокурора Украины?

Андрей Дерепа
корреспондент радио «Свобода» в 1990-2001 гг. 

Converted 15066.gif

Ольга Колинько

Вполне возможно, что вскоре имя Ольги Колинько может стать нарицательным. Провалившаяся в свое время прокурорша с замашками «прокураторши», дорвавшись до внеконституционных рычагов силового давления, недавно сумела убрать всю силовую верхушку Львовской области. (Сергей Медведчук, начальник налоговой администрации, конечно, не в счет). Довольно-таки логично, если вспомнить ее попытки прорваться в верховную власть именно с «Пьемонта» украинской демократии. Ведь я злопамятна. Об этом чисто женском качестве она «смертоносной косой» напомнила всем своим «друзьям-приятелям». Во Львове, Одессе, Киеве, наконец.

Однако удивляет выбор власти: кого она делает «орудием возмездия». Личное дело Ольги Колинько -- очень благодатный материал, несмотря на то, что еще Фрейд предупреждал об опасности неудовлетворенных (в данном случае -- политически) женщин.

Слухи о том, что Ольга Колинько собирается возглавить Генеральную прокуратуру, в последнее время возникают с завидной регулярностью. Факт интересный, что, безусловно, заставляет совершить более глубокий экскурс к истокам деятельности нынешней руководительницы Координационного комитета при Президенте Украины по борьбе с коррупцией и оргпреступностью.

Заметной фигурой на украинском небосводе она стала в ноябре 1993 года. По тем временам она совершила головокружительный карьерный скачок -- с кабинета начальника природоохранного отдела Генеральной прокуратуры в кресло замгенпрокурора. Старожилы вспоминают, что «полету» лично содействовал новый хозяин ведомства -- Владислав Дацюк, воспылавший глубокими симпатиями к сорокалетней решительной женщине и, в конце концов, «пережившей» на этом посту двух генеральных -- Владислава Дацюка и Григория Ворсинова и одного и.о. генерального -- Олега Литвака.

Через год Верховная Рада дала согласие на возбуждении уголовного дела против депутата Ефима Звягильского, ранее «отличившегося» на посту и.о. премьер-министра. Ольга Колинько играла одну из главных скрипок. По разным причинам дело не завершилось судебным приговором, но шума наделало много, впрочем, как и другие резонансные дела (например, по Ассоциации Александра Ткаченко «Земля и люди»). А в центр внимания в эти дни непременно попадала Ольга Колинько, упорно шедшая к своему «звездному часу». И он вроде бы пробил, несколькими месяцами позже. Вот что рассказывает одно из действующих лиц одной примечательной истории -- В.А. (имя упускаем, ибо сия уважаемая особа ныне занимает видный пост на службе московского православия в Украине): «Из администрации попросили организовать «утечку свежей информации» и сообщили, что с нами свяжется Ольга Колинько. В понедельник, 27 февраля 1995 года, мне позвонила Колинько, попросила о встрече. Через час я провел ее без предъявления документов (для конспирации) через пост охраны здания «Пресса Украины». Поразила ее внешность: бесформенное розовое пальто с глубоко надвинутым на лицо капюшоном и большие темные очки. Ольга Михайловна с пафосом и округлением глаз (очки в кабинете она сняла) поведала о том, как три недели тому назад зампред Верховной Рады Ткаченко стра-ашно топал ногами и ругал «матерными» словами тогдашнего генпрокурора Дацюка. В то время я не понаслышке знал о «реальных угрозах» и присутствовал на паре криминальных «стрелок», поэтому понимал, что никакая опасность Ольге Михайловне не угрожает, напротив ее ожидала слава «борца с мафией». К тому времени у нас уже практически была готов «разворот» с интервью Гриши Омельченко на ту же тему, поэтому я быстренько состряпал текст открытого письма Ольги Колинько к депутатам Верховной Рады. Ольга Михайловна его подписала и «конспиративно» укатила к себе на своей служебной девятке цвета гнилой вишни. А на первой полосе номера от 1 марта 1995 года нашей популярной тогда газеты «Независимость» стотысячным тиражом вышло письмо Ольги Колинько «На прокуратуру оказывается бешеное давление».

Ольге Колинько было не до того, чтобы думать о том, какое впечатление она произвела на какого-то там журналиста. Ей доверяли вершить судьбы обитателей властного Олимпа. О чем говорит список «жертв» особого внимания -- первый зампред Верховной Рады Александр Ткаченко, попечитель национального здравоохранения, бизнесмен от фармакологии и депутат от народа Юрий Спиженко, советник председателя Верховной Рады Александра Мороза Виктор Боженар и прочие видные и приближенные к ним в то время лица.

Метод, по которому Ольга Колинько «изобличала», был примитивен, но действенен. Прежде чем расследование заканчивалось (или даже начиналось), на «объект» выливался ушат грязи в радио-- и телеэфире, со страниц газет. В журналистских кругах за ней прочно закрепилось прозвище «Слив-Баба». При встречах многие «демократы» целовали ей ручку и именовали не иначе как «мужня жінка». Широкие скулы становились пунцовыми. Она воспринимала сомнительные комплименты за чистую монету, хотя все понимали кто, зачем и как ее использует.

Результаты же «сливного промысла» были убогими. Ефим Звягильский на время съехал в Израиль, где как брата родного принимал в гостях самозваного посланца Верховной Рады Степана Хмару. После чего добровольный изгнанник тихо вернулся домой, где вскоре также тихо и незаметно получил Героя Украины. Виктора Боженара оправдали по суду. Почти за три года «отсидки» под следствием несчастный потерял 40 кг веса, но, освободившись в конце марта 1998 года, известил, что ни к кому «претензий не имеет». В июле 1995 года закачалось кресло под Владиславом Дацюком, судьба самой Ольги Колинько повисла на волоске, и пришлось выполнить еще один сомнительный заказ.

УНА-УНСО всегда были бельмом в глазу у власти. Конфликт на Софиевской площади в Киеве во время похорон патриарха Владимира (Романюка) переполнил чашу терпения. С подачи политического руководства 20 июля 1995 года Ольга Колинько подписала «заяву» о ликвидации УНА. Поскольку УНА была политической организацией, по тогдашнему закону вопрос должен был решаться Конституционным судом. Но заявление пошло в Старокиевский райсуд. Он отказался его рассматривать. И с позором возвратил отправительнице. В ноябре 1995 года указом президента она была включена в комиссию «по комплексной проверке доверительных обществ» (трастов). Ей фактически дали шанс «реабилитироваться». Итоги «превзошли все ожидания»: украденные миллионы растворились в неизвестности вместе с ворами. По Украине отзвенели марши «пустых кастрюль»; десятки тысяч обманутых вкладчиков остались с носом.

Не прошло и года, как Ольга Колинько вдруг воспылала любовью к национальной идее. При поддержке Народного руха она попыталась стать народным депутатом от города Львова по Левандовскому избирательному округу. Такого скандала Львов давно не помнил. Для Народного руха позор был на всю Украину… Материалы о допущенных во время выборов нарушениях рассматривались в Верховном суде. Интересы «руховки» в судебных заседаниях представляла специально сформированная Рухом ударная команда -- нынешний министр юстиции Александр Лавринович, нынешний нардеп от «Нашей Украины» Роман Зварыч, бывшая депутатка от Руха Елена Бондаренко. В последнюю минуту по личной просьбе Ольги Колинько председатель Народного руха Вячеслав Чорновил пригласил в команду известного адвоката Виктора Никазакова (впоследствии ненадолго ставшим адвокатом Павла Лазаренко).

Верховный суд оказался беспристрастным. Он проверил несколько десятков томов с документами со всех 46 участков, подтвердивших и наличие «мертвых душ» в числе приверженцев Ольги Колинько, и факты фальсификаций выборов, и подкуп избирателей. Механизм подкупа был прост, как обмен фантиками во время школьной переменки. «Совершенно случайно» с избирательной кампанией совпала рекламная акция производителя кофе -- фирмы «Галка». «Совершенно случайно» представители фирмы проводили свои акции в помещениях, где проводились выборы. Избирателей приглашали голосовать досрочно. Каждому досрочно проголосовавшему бесплатно вручали мешочек крупы, пакетик сахара и баночку «кофейного напитка», произведенного из овса (смешно, но на кофе фирма «удавилась»). Проголосовавших досрочно оказалось рекордное число -- 19 000, что составляло почти две трети «собранных» «победительницей» голосов. А весь многомесячный судебный процесс радетельница державных интересов провела «без отрыва от производства», то есть с сохранением должности и оклада зам генерального прокурора, и доставлялась в суд и обратно, как на работу, на все той же служебной «девятке» цвета гнилой вишни.

Поход в политику обернулся еще одной потерей. В марте 1996 года Верховная Рада не включила ее в состав коллегии Генпрокуратуры. В историю этот факт вошел как беспрецедентный случай, чтобы заместитель генерального прокурора не стал членом коллегии Генпрокуратуры. Зато Ольга Колинько тесно подружилась со Светланой, женой одного из своих защитников -- заморского профессора Романа Зварыча. Светлана (в девичестве Ковалевская) не особенно отличалась разборчивостью в связях. (В Рухе говорят, что среди ее знакомых числились и некоторые криминальные авторитеты). Она, естественно, нуждалась в «дружбе» с влиятельными фигурами из правоохранительных органов. А новая «подружка» могла посодействовать «чисто конкретно».

Кадриль с Рухом пошла на убыль. Тогдашний премьер Евгений Марчук взлелеял нового «борца с мафией», и это «доходное место» в публичной политике прочно занял Григорий Омельченко сотоварищи. А тут еще одна напасть -- кадровые перетасовки в президентской администрации. В перспективе обрисовывались отставка и пенсия. Не исключено, что в этот момент своей угасающей деятельности Ольга Колинько всерьез задумалась о хлебе насущном. По странному «совпадению» именно тогда она оказалась замешанной (в прямом смысле слова) в грязный скандал, связанный с иностранной компанией. Возможно, мы будем первыми, кто приоткроет занавес над этой детективно-криминальной историей. Потому что своими действиями, как свидетельствуют неопровержимые факты, Ольга Колинько объективно помогла иностранной компании избежать уплаты в украинскую казну, как минимум, 18 миллионов долларов.

В марте 1997 года при загрузке сырой нефтью в Одесском морском торговом порту танкера «Афиниан Фейс» (хозяин -- судоходная компания «Афиниан Фейс Шипинг Лимитед», Мальта) в акваторию вылилось 49,5 тонны нефти. Причина аварии -- поломка на судне. Черному морю и прибрежной территории был причинен огромный ущерб: по мнению экологов, и через 30 лет эта катастрофа будет напоминать о себе. Жовтневый райсуд Одессы вынес решение от 8 августа 1997 года о взыскании 18 829 438 долларов США плюс 5% госпошлины со взимаемой суммы, еще 941 471 доллар в пользу юридических лиц Украины по иску Черноморской транспортной прокуратуры. Не дожидаясь решения суда, «Афиниан Фейс» покинул Украину, внеся через «Укрэксимбанк» гарантию в 7,5 миллиона долларов -- эквивалент стоимости судна. Суд определил, какая часть оставленной суммы поступит на банковские счета каждого из истцов. Оставшаяся сумма, свыше 10 миллионов, должна была взыскиваться в порядке исполнительного производства. И 18 августа того же года Генеральная прокуратура в лице заместителя генерального прокурора Ольги Колинько опротестовала приказ министра охраны окружающей природной среды и ядерной безопасности Украины от 26 октября 1995 года под №116. Суть протеста заключалась в отмене внесенных министром изменений и дополнений к «Методике расчета размеров возмещения убытков, причиненных государству вследствие нарушения законодательства об охране и рациональном использовании водных ресурсов» от 18 мая 1995 года.

Министерство во главе с Юрием Костенко (тогда он был в Народном рухе) отказалось выполнить протест. 12 сентября 1997 года Ольга Колинько обратилась в Печерский райсуд Киева. Она требовала признать незаконными изменения и дополнения к «Методике». В тот же день суд удовлетворил заявление Ольги Колинько. Председательствовал судья Николай Замковенко. Министерство обжаловало в кассационном порядке это решение в вышестоящий суд Киева. Но Печерский райсуд (через который по закону должна подаваться жалоба в вышестоящий суд) отклонил жалобу, не дав ей ходу и умолчав о мотивах своего решения. Вслед за этим, 25 ноября 1997 года, последовало частичное удовлетворение кассационной жалобы «Афиниан Фейс Шипинг Лимитед» в Одесском областном суде. В результате -- сумма потерь мальтийской компании уменьшилась с 18 миллионов долларов менее чем до двух миллионов. В ходе же проверок никто, включая Ольгу Колинько, не ответил на вопрос, почему Украина должна оценивать ответственность за загрязнение отечественных морских вод в десять раз меньше, чем другие государства?..

Оставим для легковерных сказки о «совпадениях», лучше подсчитаем сколько, согласно негласной системе расчетов, должен был «откатить» солидный иностранный клиент за «правильное решение». Сумма, в зависимости от сложности вопроса и риска для репутации, сведущими людьми определяется в пределах 10-30 процентов. Если взять минимальную ставку от 10 млн., получим ни много ни мало один «лимончик». Масштабная «борьба за экологию», которой, согласно своей прежней должности, занималась Ольга Колинько, поверьте, стоит того.

В конце концов, почти все начинания «борца с мафией» на поверку оказывались «пшиком» -- и акция «чистые руки в образовании», и борьба с криминальными угольными «генералами» Донбасса, и попытка «навести порядок» на энергорынке. Зато имя Ольги Колинько не исчезало из заголовков газет. Всякий раз она вещала о «тотальном беспределе», возбуждала десятки, а то и сотни дел, а затем «съезжала с темы», оставляя следователям расхлебывать не имеющих судебной перспективы дела.

Показательным оказалось ее поведение при рассмотрении одного из судебных исков. Павел Лазаренко подал в суд на газету. Газета сослалась на то, что публикация основана на сведениях, полученных от Ольги Колинько. Трижды юристы из медведчуковской адвокатской компании «Би.Ай.эМ.», отстаивавшие правдивость сведений газеты, отстрачивали рассмотрение дела, обещая, что Ольга Колинько лично явится в суд с «железными» доказательствами. В высоком суде ее так и не увидели, и Лазаренко победил.

Она долго «копала» и под Юлию Тимошенко. Но когда последняя ушла из Верховной Рады и потерей своего иммунитета развязала руки для следствия и суда, оказалось, что у Ольги Колинько на самом деле ничего нет. Раздосадованный генпрокурор Михаил Потебенько подписал приказ об ее увольнении с органов прокуратуры, но Ольга Колинько заявила публике, что сама подала в отставку, якобы в знак протеста против назначения «газовой принцессы» в правительство. Для обывателя это был очередной повод восхищаться «мужньою жінкою», но знающие люди вспоминали баснописца Крылова с его Моськой…

Ныне она вновь на плаву. Ее опять «курирует» глава президентской администрации, но с другим именем. Высокое покровительство делает ее весьма значимой фигурой. Но почему она «срывается»? Как гром среди ясного неба прозвучало мнение Ольги Колинько относительно дела Лазаренко: «Единственное, что могу сказать по этому вопросу как человек, а не как юрист: в случае возвращения Лазаренко в Украину он останется безнаказанным…». («Кіевскій ТелеграфЪ», №20, 15-22 июня 2003 г.). Этим смелым прогнозом она «подпела» одному из украинских адвокатов Лазаренко -- Марине Долгополой, которая утверждает: «Согласно международным правовым нормам, человека не могут судить за одни и те же действия дважды в разных странах, ГПУ передала американской стороне все материалы по делу Лазаренко, и они будут рассмотрены американским судом. И, независимо от решения этого суда, Павел Лазаренко не может быть наказан в Украине». (Деловой еженедельник «Контракты», №25, 23 июня 2003 г.).

А кто сказал, что за Лазаренко числится лишь одно преступление? Ведь американцы прилагают титанические усилия, чтобы осудить его, несмотря на то, что в Швейцарии украинский экс-премьер получил обвинительный приговор за отмывание денег в США, но не за деяния в Украине!

Однако одинаковая логика, казалось бы, взаимоисключающего тандема «председатель Координационного комитета при Президенте Украины по борьбе с коррупцией и оргпреступностью -- адвокат Павла Лазаренко» заставила очень многих в Украине растеряться. Если уж наша «героиня» решила таким образом оценить доказательства по делу Лазаренко, якобы «собранные» ею в 1997-1998 годах, это, как говорится, одно дело. Но ведь после Ольги Колинько сбором «вещдоков» против Лазаренко занимались и другие специалисты, а они-то наверняка накопали, что называется, по верхние нары. Так что же, все действия следственной бригады должны пойти коту под хвост?

Но, с другой стороны, в странном, на первый взгляд, пассаже о возвращении в Украину безнаказанным экс-премьера заключено, по всей видимости, совсем иное послание. Эксперты сходятся во мнении, что таким образом Ольга Колинько пытается заручиться косвенной поддержкой со стороны подельщиков все еще всесильного в Украине Лазаренко перед своей, может быть, последней попыткой штурмовать кресло Генерального прокурора Украины. Ей понадобится поддержка Верховной Рады. В таких делах, как показывает вышеизложенная история, наша «героиня» не брезгует никакими средствами.

Сигнал, поданный «калифорнийским узником», надо полагать, будет услышан. К тому же еще год тому назад бывший член лазаренковской «Громады», а ныне «нашеукраинец» Юрий Кармазин рекомендовал Ольгу Колинько как самого достойного кандидата на должность генпрокурора. Как говорится, клиент созрел, несите дичь?..

* * * 

Краткое досье

Колинько Ольга Михайловна, 51 год, родом из Березани Барышевского р-на Киевской области, мать-одиночка, имеет дочь.

Государственный советник юстиции 2-го класса (генерал-лейтенант) (Указ Президента Украины от origindate::28.12.1994 г., №8/94), государственный служащий третьего ранга (постановление от origindate::05.02.2002 г., №117). Председатель Координационного комитета при Президенте Украины по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

Окончила юридический факультет КГУ. В органах прокуратуры работала с 1976 по 2000 г.г.; с ноября 1993 г. по январь 2000 г. занимала должность зам генпрокурора.

Баллотировалась в народные депутаты Украины, но мандата так и не получила. В 1996 году избрание О.Колинько народным депутатом было аннулировано решением Верховного суда Украины, который установил ряд нарушений избирательного законодательства, среди которых - использование «мертвых душ», подкуп избирателей.

Указом Президента Украины от origindate::24.11.98 г., №1304/98, удостоена звания «Заслуженный юрист Украины».