Сливки — Золото Палия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Из серии "Криминальная Россия" производства ТК "Регион"

1092818112-0.jpg Если кто-то в Нижневартовске не нуждается в представлении, то это, конечно, Виктор Остапович Палий. В прошлом — нефтяной генерал, фактический хозяин огромного и богатейшего края. Теперь Палий — депутат Тюменской областной думы и баллотируется снова.

Выборы в областную думу уже скоро. Решение всегда остается за народом, для этого и существуют выборы. Мы просто хотим, чтобы выбор делался с открытыми глазами. Потому что избиратели имеют право знать, кто представляет их интересы в органах власти.

В нашей передаче мы не будем повторять то, что и так хорошо избирателям. Мы расскажем о малоизвестных страницах его жизни, которые вышли на поверхность в самое последнее время.

А имя Палия совсем недавно неожиданно «всплыло», причем очень далеко от Нижневартовска и даже от российской столицы.

Палием заинтересовалось Управление государственной безопасности Княжества Монако, известного своими игорными домами, казино и надежными банками. Здесь, в Монако, в банке на авеню Сен-Мишель, неожиданно обнаружились «следы» нижневартовских денег. А встречи, как и подобает по законам конспирации, проходили в соседней Швейцарии, на берегах Женевского озера.

Альпийские республики и курорты Лазурного берега… Любимые места старых советских разведчиков и новых русских бизнесменов. В свое время в банках Швейцарии искали «золото партии». Теперь в банках Монако ищут золото Палия.

Европейские следователи обнаружили, в частности, два загадочных счета, открытых Палием в 1992 году в Банке итальянской Швейцарии — «Банка делла Свиццера Итальяна», сокращенно БСИ.

Из протокола допроса в прокуратуре Монако:

Вопрос: Бывали ли господин Виктор Палий и члены его семьи, Роман Палий и Любовь Палий, а также господин Пол Траксел, в банке «БСИ»?

Бывший сотрудник «БСИ» Алессандро Гальярди: Да, все эти господа бывали в нашем банке. Сначала я познакомился с господином Тракселом. В шестидесятые годы я руководил швейцарской компанией «ПЕТРОЛЕСА С.А.», которая специализировалась на торговле нефтью и вела операции в СССР… Господин Траксел являлся поверенным в делах господина Палия, который также занимался нефтяным бизнесом.После встречи с господином Тракселом я имел возможность встретиться господином Палием в Женеве. В тот момент я помог ему открыть счет под кодовым названием CREAM. Документы об открытии счета были подписаны господином Палием в моем присутствии в Женеве…Я не помню точно, при каких обстоятельствах был открыт счет MCG HOLDING. Или господин Палий приехал в Монако, или я ездил в Женеву.

Итак, в 1992 году Палий через посредников выходит на швейцарский банк БСИ и открывает там два счета на свое имя. Один счет — под кодовым названием «КРИМ», что по-английски означает «Криминальная Россия». Другой счет, тоже на имя Палия, был назван в честь некоей неизвестной компании «Эм-Эс-Джи ХОЛДИНГ».

Напомним: на дворе — 92 год. «Нижневартовскнефтегаз» еще не акционирован. Это государственное предприятие, и ближайшие шесть лет оно будет оставаться государственным предприятием. Виктор Палий, по сути, еще наемный служащий российского государства, которому страна доверила управлять своим имуществом. Зачем же Палию, государственному чиновнику, понадобился счет за границей?

Ответ очевиден. Уже тогда, в 92 году, власть бросила лозунг: «Хватай, кто что может!». В стране — глубокий развал. Простой народ никак не может прийти в себя от бешено растущих цен, от конфискованных банковских вкладов, от наглеющей на глазах преступности. Он еще не понимает — да, в общем-то, так и не поймет — что такое ваучер и куда его вкладывать, чтобы получить обещанные две «Волги». Но тогдашние «промышленные генералы» уже все поняли. Вода замутилась настолько, что в ней стало возможным ловить невиданную рыбу. Усидеть долго в своей должности не рассчитывает никто. Значит, хватать надо быстро и много, по возможности все сразу. Отрабатываются первые схемы и каналы увода денег за рубеж. Добыча нефти в недрах России превращается в добычу долларов для сейфов в банках Швейцарии, Лихтенштейна и Монако. Уже в 92 году масштабы утечки капиталов из России приобретают угрожающие масштабы. Вот на таком фоне Палий и совершает свой «заход» в Швейцарию. Нельзя сказать, чтобы российские власти спокойно смотрели на бегство капиталов. В том же 92 году в России был принят Закон «О валютном регулировании и валютном контроле». Закон разрешил россиянам открывать счета за границей только в порядке, разрешенном Центробанком. И такой порядок был, еще с советских времен. Конкретнее, с мая 91 года.

Из письма Госбанка СССР от 24 мая 1991 года № 352:

11. Открытие счетов и вкладов в иностранной валюте за границей, хранение на них валютных средств допускается на период пребывания резидентов за границей…

По окончании срока пребывания за границей резидент обязан закрыть счета в иностранных банках и перевести остаток по счетам в СССР…

В 92 году Виктор Палий работает не за границей, а в Нижневартовске. Повторимся, он не частный коммерсант, а руководитель государственного предприятия. Таким образом, сам факт, что Палий открыл счет в иностранном банке и сохранял его шесть лет, является нарушением российских законов. Забегая вперед, скажем: дело этим не ограничится. Счета не будут простаивать, по ним потекут миллионные суммы в валюте.

Правда, нам могут возразить, что «Нижневартовскнефтегаз» был и остается крупным экспортером нефти. Может быть, счета за границей, пусть и незаконные, понадобился Палию, как генеральному директору, в интересах родного предприятия? Просто для того, чтобы было где накапливать экспортные «нефтедоллары»? Звучит вроде бы разумно. Но согласиться с таким объяснением трудно по двум причинам. Во-первых, счета, напомним, открыты не на имя «Нижневартовскнефтегаза», а на имя Виктора Остаповича Палия лично. Деньги эти — лично его. И распоряжается этими деньгами он один, без ведома своего главного бухгалтера. Правда, Палий выписал две доверенности на управление счетом «КРИМ»: одну — на имя своей жены Любови, вторую — на имя сына Романа. На имя Виктора и Любови Палиев были выданы и швейцарские кредитные карточки.Так что счет в швейцарском банке — это, если хотите, «семейный подряд» Палиев. Вот они, главные и единственные распорядители таинственных и очень немаленьких счетов в банке «БСИ». Во-вторых, есть показания все того же швейцарского банковского служащего Гальярди, который однозначно заявил, что счета были открыты лично для Виктора Остаповича.

В-третьих, и это самое главное, средства с этих счетов так никогда в Нижневартовск и не попали. Задумаемся… Виктор Палий, руководитель крупнейшего государственного нефтедобывающего предприятия «Нижневартовскнефтегаз», появляется в Швейцарии как представитель никому не известной нефтяной компании … Что это за …, и почему ей нужны счета за рубежом? Что это за загадочная «Эм-Си-Джи Холдинг», именем которого назван один из счетов? Очевидно, это собственные компании Палия, зарегистрированные, скорее, где-нибудь в оффшорной зоне, через которую скорее всего прокручивался экспорт самотлорской нефти или другие сомнительные операции.

Некоторый свет на эту ситуацию проливают недавние публикации московских газет, посвященных делу Палия. Вот что, например, по поводу швейцарских допросов сообщила «Независимая газета»:

Источник, близкий к правоохранительным органам, уточнил, что речь идет о деле, возбужденном в 2000 году Главной военной прокуратурой. Оно касается злоупотреблений при строительстве гостиницы «Самотлор» в Нижневартовске и санатория «Сосновая роща» в Крыму. Впоследствии это дело объедили с рядом ранее закрытых, но возобновленных дел на этот же сюжет. В настоящее время все они расследуются Генпрокуратурой в рамках общего уголовного дела № 18/191745-00. Дело возбуждено по статьям 159 и 201 Уголовного кодекса России (мошенничество в крупных размерах). По оценкам, только на строительстве этих двух объектов похищены средства, измеряемые в долларах восьмизначной цифрой.

Счета Палия в банке «БСИ» просуществуют до 1998 года. Как раз до той поры, когда он покинет руководящее кресло в «Нижневартовскнефтегазе». Все это время на швейцарских счетах, особенно на «КРИМ», регулярно движутся крупные средства, приходят и уходят сотни тысяч долларов.

А сам «Нижневартовскнефтегаз» работает трудно, как и вся российская промышленность. Предприятие тонет в долгах, начинаются долги по зарплате. Но реальность России середины 90-х такова, что на положении высших руководителей предприятия это не сказывается. В России денег катастрофически не хватает, но они продолжают сплошным потоком уходить на непонятные, а то и просто безымянные счета в Швейцарии и офшорных зонах.

Россия становится нищей страной, но с богатейшими олигархами. Запад морщится от вида «новых русских», но продолжает благословлять российские реформы. В середине 90-х главными олигархами становятся банкиры. Пройдет несколько лет, и грянет дефолт 98-го. И тогда всем станет понятно: дутые банковские состояния потерять так же легко, как и нажить. На передний план выйдут сырьевые олигархи, хранители реальных ценностей…

Но это все будет позже. В 92-м даже слово «олигарх» мало кому известно. Но нефтедоллары уже текут во все стороны. Палий уже возводит дачу, больше похожую на замок, открывает непонятные дочерние общества и банковские счета в странах с теплым климатом…

Почему же эта история с долларами Палия выплыла только сейчас? Тут наложились друг на друга несколько причин. Причина первая. Во всем цивилизованном мире ужесточилась борьба с отмыванием так называемых «грязных денег». Швейцарские банки всегда славились тем, что свято соблюдают тайну вкладов. Еще раз предоставим слово господину Гальярди.

Из протокола допроса в прокуратуре Монако:

Алессандро Гальярди: Я знал, что господин Палий занимается торговлей нефтью, и это приносило ему большие доходы. Банк стремился привлекать солидных клиентов, поэтому мы не задавали господину Палию лишних вопросов. Но в нынешнем мире такая политика перестала быть предметом гордости. Все началось пару лет назад, когда цюрихских банкиров заставили рассекретить данные о вкладах нацистов. После терактов в Америке 11 сентября борьба с грязными деньгами получила новый импульс. Теперь по всему миру ищут не только деньги кокаиновых баронов или русских мафиози, но и мусульманских террористов.

После этого европейские банкиры стали гораздо более открытыми. Они готовы выдавать своей и иностранной полиции сведения практически по любому счету сомнительного происхождения.

Теперь у Швейцарии появился новый предмет национальной гордости — мужественные прокуроры, готовые преследовать нечестно нажитые деньги, даже если это деньги Кремля. Прокуроры соседних стран, где также действуют швейцарские банки, менее известны миру.

Кстати, о Кремле. Это как раз вторая причина неприятностей Палия, потому что к борьбе с «грязными деньгами» подключилась и Россия. Откровенно говоря, ее тоже заставили. Дело в том, что в прошлом году западные страны начали составлять «черный список» стран, отмывающих грязные деньги. Естественно, туда попала наша страна, как одна из самых больших «прачечных» в мире. Кремлевским властям это не понравилось. Началась кампания по спасению авторитета России от славы российских авторитетов. Летом этого года Госдума принимает закон о борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Такие законопроекты предлагались уже не раз, но только теперь им, наконец, дали ход. Этим же летом Президент наконец внес на ратификацию в парламент Конвенцию Совета Европы о борьбе с отмыванием «грязных денег». Вообще-то Россия подписала конвенцию еще в мае 99 года, но документ два года лежал под стеком. Теперь, наконец, его час пробил. К этому времени счета Палия в Монако уже три года как закрыты. Но в таких делах ни российская, ни европейская Фемида не знают срока давности. Российские депутаты медлить не стали. 2 августа Конвенция уже была ратифицирована. Теперь в охоте за таинственными счетами «новых русских», открытыми в тихих уголках Европы под странными названиями, участвуют не только российские или швейцарские власти, но и следователи почти всех стран Европы и США.Наконец, третья причина неприятностей Виктора Палия — резко прибавившая обороты Генеральная прокуратура. За последние пару месяцев она наконец занялась «олигархами» — Аксененко, Березовским, Абрамовичем, … Так что можно сказать, что Виктора Остаповича причислили к ряду самых солидных деятелей отечественного бизнеса. Правда, утешение это довольно слабое.

Конечно, борьба с олигархами идет трудно. Верные им журналисты уже затеяли кампанию о якобы политических преследованиях Гусинского и Березовского. Но это не кампания. Это первые, очень трудные шаги к очищению страны. Много времени уже упущено. Но все-таки лучше поздно, чем никогда.

Ну, и напоследок — одна лингвистическая прелесть. Один из счетов Палия, напомним, назывался «Cream», что в переводе с английского означает «Криминальная Россия». Как показал на допросе Алессандро Гальярди, это название предложил сам Палий. Нам неизвестно, какие соображения были у Виктора Остаповича, и насколько он знает английский, но название придумал очень точно. Швейцарские нефтедоллары Палия — это и есть сливки, снятые с «Нижневартовскнефтегаза». Эти сливки конвертированы в валюту и переведены в надежное место. Ну, а что же остается самому предприятию, его людям?

«Нижневартовскнефтегаз» — это почти четверть миллиона сибиряков-нефтяников, которые остаются на улице, остаются один на один с холодом, голодом, отчаянием.» — Виктор Палий.

Из интервью журналисту Олегу Лурье.