Слив Олимпиады

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Сочи из  64 канализационных выпусков в море санитарным нормам не соответствует ни один. Предельно допустимая концентрация опасных веществ в сочинских реках и ручьях превышена в 6-8 раз. На один километр городских коммуникаций приходится по 6-7 аварий в год

Information items 12930-150x112.jpgОколо президентской резиденции Бочаров Ручей в Сочи появились новые очистные сооружения. Но, читая торжественные оды сочинских СМИ, диву даешься: дела с очисткой олимпийского города все лучше, а отдыхающие по-прежнему делят море с фекалиями. Современная система очистки канализационных стоков отсутствует на всем Черноморском побережье России. Количество дряни в море растет, и сегодня канализационные стоки грозятся подмочить олимпийский имидж страны. Чтобы оценить фекально-оперативную обстановку, наш корреспондент побывал в Сочи, Туапсе и Геленджике.

Сочи купается в золоте

Летом из десяти вызовов «скорой помощи» девять приходятся на отравления и кишечные инфекции. Такую статистику мне приводит врач инфекционной больницы в поселке Барановка под Дагомысом. Фамилию врача не называю, ибо фекалии в море — это большая государственная тайна, за разглашение которой могут оставить без работы.

В поселке с романтичным названием СМП-603 (Лазаревский район) 63 дома. Местная жительница Анаида Маркарьян сетует на то, что у половины домов во дворе даже септика нет. Всё сливают в канаву, которая пересекает центральную улицу, тянется огородами и заканчивается у моря маленьким водопадом. Красота.

Впрочем, настоящая красота не так давно наблюдалась в поселке Вардане. Несколько частных гостиниц, как обычно, провели трубы канализации в ручей. Местные казаки написали несколько жалоб в администрацию, но чиновники палец о палец не ударили. И тогда хуторской атаман Юрий Сушко эти трубы заткнул. Фекалии хлынули на дорогу в центре Вардане. Хозяева были вынуждены вызвать ассенизаторов, чего прежде не бывало. Гражданское общество в действии.

Улица Моторная в поселке Лоо вроде достопримечательности: канализационные стоки плывут прямо по тротуару. Потом, ясное дело, — в ручей. В подвале дома № 5 нечистот уже по пояс, в буквальном смысле. Проблема не решается годами. Зато на всех этих парах идет подготовка к Олимпиаде.

Bocharov Ruchey 02-500x315.jpg

Резиденция "Бочаров Ручей" Фото: Коммерсант

Следующий пункт нашей увлекательной экскурсии — улица Обзорная в том же Лоо. С нее открывается панорама на местную Венецию — бетонные каналы вдоль гостиниц и домов. От них тянутся трубы, через которые в реку сбрасывается жидкость с узнаваемым запахом, а река впадает в Черное море, где летом от купальщиков отбоя нет.

Канализационно-насосная станция в Лоо расположена на улице Енисейской. Но она не работает. Прямо отсюда нечистоты по пластиковым трубам «впадают» в речку Кучук-Дере, которая выносит их на пляж «Горный воздух».

А вот улица Восстания в Лоо. Но никакого восстания тут нет, все довольны: у большинства здешних гостиниц есть и разрешение на строительство, и разрешение на ввод в эксплуатацию. Как хозяевам гостиниц удается получать нужную подпись под документом, выводя канализацию в реку?

Ответить на этот вопрос должны в администрации Лоо. В приемной застаю Валерия Миносяна, заместителя местного главы. Услышав про очистные сооружения, он спешно уходит: «Опаздываю на собрание жителей».

В Большом Сочи канализации нет на 57% территории. Отсюда результат: предельно допустимая концентрация (ПДК) опасных веществ в сочинских реках и ручьях превышена в 6—8 раз. Эту независимую статистику собрало краснодарское отделение партии «Яблоко» совместно с известным российским биологом Алексеем Яблоковым.

Казалось бы, вселять надежду должны оставшиеся, «покрытые» канализацией 43% сочинской территории. Тем более что, если верить бодрым рапортам официальных сочинских СМИ, очистные сооружения открывают то в Красной Поляне, то в Адлере, то на Мамайке, то в Центральном районе. Увы, mass media забывают сказать, что к этим сооружениям фекалии текут по канализации, а сама канализация стара как мир и похожа на решето. На один километр сочинских коммуникаций приходится по 6—7 аварий в год.

Разумеется, часть стоков проходит очистку и выводится в открытое море по так называемым глубоководным выпускам. Но и тут надо договаривать до конца: в Сочи 64 таких выпуска, но санитарным нормам не соответствует ни один. По нормам выпуск очищенных стоков должен быть на расстоянии двух миль от берега (3600 метров), но сочинские выпуски заканчиваются в километре-двух от суши, на маленьких глубинах, и поэтому содержимое труб возвращается в пляжную зону.

И еще. В Сочи почти половина питьевых водоемов подверглась микробиологическому загрязнению, то есть жителей и гостей города ждут не дождутся бактерии, вирусы и грибки. Вредоносными микроорганизмами загрязнены 38,4% сочинских водоемов, приспособленных для отдыха. Благо есть Дагомысская инфекционная больница, которая предупреждает: в Сочи после шторма нельзя купаться три дня, нельзя полоскать рот морской водой и тем более эту воду глотать.

Туапс-пс-псе

Туапсинский район граничит с Большим Сочи, но мировой славы не снискал. И это несправедливо: в Сочи микробиологическому заражению подверглась половина питьевых водоемов, а в Туапсе аж 77,7%.

Вместе с экологом Евгением Витишко гуляем по городу, приглядываясь и принюхиваясь. Проходим улицы Пархоменко, Горова, Верхнекордонную, Пушкина, Киевскую — картина всюду одна и та же. На дорогу сбрасывает стоки почти весь частный сектор Туапсе, то есть более половины города. Нормальная закрытая канализация есть только в центре. В других районах реки Туапсе и Паук доставляют нечистоты прямо в море.

В пригородном поселке Холодный Родник есть очистные сооружения, рассчитанные на 52 тысячи кубометров в сутки. Но давайте посчитаем: в сутки Туапсе потребляет до 39 тысяч кубометров воды. Однако на очистные сооружения реально поступает лишь 22 тысячи. Значит, в почву и водоемы без всякой очистки ежесуточно вытекает порядка 17 тысяч кубометров стоков — небольшое озеро.

«Проблема та же, что и в Сочи. Очистные сооружения есть, а нормальных канализационных сетей, по которым стоки дойдут до очистки, нет», — объясняет Евгений Витишко. Олимпиада должна пройти в 2014 году, а проблему с туапсинскими стоками власти обещают решить только к 2047-му. Это не шутка, такие сроки обозначены в Генплане Туапсе.

Утекай в Геленджик

Сейчас не сезон, и вода в Геленджике прозрачная, поэтому канализационные трубы у берега отлично видны. Прямо на набережной, близ памятника Лермонтову, находится канализационное сооружение — круглое здание под названием ГНС (боюсь даже предположить, как эта аббревиатура расшифровывается). Всего же таких сооружений в разных частях набережной аж семь штук.

От круглого здания в море тянется бетонная тумба, в конце которой внушительных размеров труба (см. фото). Да будет свет, ибо, когда он есть, электричество качает отходы на очистные сооружения. Но когда света нет, стоки из этой трубы текут прямо в море. А свет в Геленджике сейчас отключают регулярно. Примечательно, что труба выходит на пляж лечебного пансионата «Приморье». И таких труб, гуляя по набережной, можно насчитать большое количество. Разумеется, власти заботятся об экологии, потому что всюду таблички: «Выгул собак на набережной строго запрещен».

Но все не так плохо, как кажется. Все гораздо хуже. Помимо пляжных сливов на территории Геленджика есть 20 глубоководных выпусков. В 2005 году группа водолазов случайно обнаружила один из них на геленджикском мысе Толстый. Дайверы насчитали в трубе 10 пробоин, в том числе у самого берега.

О катастрофической ситуации на курорте местный санэпиднадзор писал в горадминистрацию еще в 2002 году: «Необходимо проведение капитального ремонта с реконструкцией глубоководных выпусков в Черное море в городе Геленджике, поселках Кабардинка, Бетта, Криница, Просковеевка, Архипо-Осиповка». С тех пор местное побережье обросло элитными коттеджами, дворцами и многоэтажками, а выпуски и ныне там.

Даже если их починить, они, как и в Сочи, все равно находятся близко от берега. О решении проблемы, конечно, говорилось не раз: «Институт «Южгипрокоммунстрой» приступил к проектированию глубоководного выпуска очищенных сточных вод протяженностью более 3 км», — сообщал геленджикский Совет народных депутатов в 1989 году. А в 1991-м геленджикский мэр Хрестин всех обрадовал: в городе построят спецколлектор для ливневых стоков. «Проект находится в стадии предпроектного предложения», — заявил тогда мэр. Было это 22 года назад.

Оригинал материала: "Новая газета"