Словарь раздора. Наследники Ожегова против Шведовой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Газета "Дело №", origindate::02.03.2007, Иллюстрация: libex.ru

Словарь раздора

Наследники Ожегова против Шведовой. Академические интриги и судебные дела вокруг «Толкового словаря русского языка»

Михаил Добровольский

Converted 23539.jpgНаследники авторского права Сергея Ожегова обратились в суд с иском к ООО «Издательство «Азъ», ООО «Азбуковник» и академику Наталье Шведовой о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. В частности отмечалось, что ответчиками издано произведение «С.И. Ожегов. Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка» без заключения с истцами договора на использование имени, словарных статей и материалов Ожегова С.И., без выплаты материального вознаграждения.

Под протокольным «наследники» надо понимать сына Ожегова – Сергея Сергеевича Ожегова, и приемную дочь – Наталью Сергеевну Ожегову. Сергей Ожегов в интервью, данном одному из российских СМИ, рассказывает, что несколько лет назад увидел на книжном развале словарь под двумя фамилиями – Ожегова и Шведовой: «Поскольку с нами не заключили договор на это издание, мы обратились в суд».

Как установлено в судебном заседании, с 1997 года ООО «Азбуковник» издает книгу Ожегова С.И. и Шведовой Н.Ю. «Толковый словарь русского языка » с указанием на экземплярах, что это произведение двух авторов. Хотя, по утверждению истцов, никаких договоров с законными наследниками на использование статей, материалов и имени Ожегова С.И. с целью коммерческого распространения они не заключали. Не было и никаких соавторских договоров между наследниками Ожегова и Шведовой.

Параллельно с этим в СМИ стали появляться безобразные с этической точки зрения статьи, в которых Шведова обвинялась в плагиате, самозванстве и воровстве, и даже басни с двузначными намеками в отношении Шведовой и Ожегова. Что же это за словарь, который разжег нешуточные страсти в интеллигентных кругах, толкающие людей на неинтеллигентные поступки?

О, великий, могучий...

Позволим себе небольшой экскурс в историю, дабы читатель мог яснее себе представить суть разгоревшегося конфликта. Отметим также, что многие журналисты, освещавшие эту тему, в истоки создания толкового словаря углублялись мало, вследствие чего в прессе и появилось множество поверхностных публикаций, обличающих Наталью Шведову и именующих толковый словарь под ее редакцией не иначе, как контрафактом.

В 1949 году вышел в свет однотомный толковый «Словарь русского языка» Сергея Ивановича Ожегова. Популярность словаря начала расти сразу после его выхода в свет, даже несмотря на политические интриги вокруг него. При жизни автора словарь неоднократно издавался и переиздавался. Говорят, Ожегов даже любил шутить, что по количеству изданных экземпляров его словарь не уступает трудам классиков марксизма-ленинизма.

Президент Института русского языка им. А.С. Пушкина, академик В.Г. Костомаров в разговоре с нами вспоминает: «Словарь Сергея Ивановича обсуждался на ученом совете в Институте русского языка (в то время – Институт языкознания – прим. автора). На совете давались разные оценки. Словарь привлек внимание Натальи Юльевны Шведовой, выступавшей с доброжелательной критикой. Ожегов эту критику воспринял, как разумный человек».

Костомаров отмечает, что идея Ожегова была – переиздавать словарь, отражая изменения, которые происходят в русском языке. Чтобы зафиксировать эти изменения, Сергей Иванович постоянно заносил на карточки слова, их управления и значения, которые слышал по радио, находил в газетах.

В марте 1964 года Ожегов направляет письмо в издательство «Советская Энциклопедия», в котором утверждает, что находит нецелесообразным дальнейшее издание словаря стереотипным способом. К сожалению, замысел Ожегова остался неосуществленным, потому что в октябре 1964 года он неожиданно умирает. Однако жизнь однотомного словаря не могла оборваться вместе с жизнью его автора, поэтому, начиная с 1965, Наталья Юльевна Шведова начала подготовку нового, исправленного и дополненного издания словаря в качестве редактора.

Критики отмечали, что словарь Ожегова получил вторую жизнь. Вскоре после этого издательство заключило с Н. Ю. Шведовой договор на дальнейшую доработку и пополнение издания. Заметьте, в то время выпускать «контрафакт» без договора с издательством было практически невозможно. Значит, тогда наследников все устраивало. Примечательно, что речь шла не только о редакторской работе, но и о 20 авторских листах нового текста. Это значило, что фактически Шведова становилась соавтором словаря, хотя на титуле книги она фигурировала только как ответственный редактор. В течение почти двадцати лет Шведова занималась переработкой словаря, отражая современное состояние языка.

Но вот, в конце 2004 года на сцену выходят Наследники.

Защита прав

Тверской районный суд города Москвы, который рассматривал дело в 2004 году, не согласился с доводом истцов о том, что при издании данного произведения были нарушены личные права (в частности, право на имя), поскольку в соответствии со статьей 15 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах», право на имя относится к личным неимущественным правам автора. Право на имя не переходит по наследству, соответственно наследники не вправе требовать компенсации от нарушителей, хотя могут осуществлять защиту указанных прав.

Наследники утверждали, что Шведова нарушила также и их личные имущественные права, поскольку в изданном произведении использовала словарные статьи и материалы Ожегова. Естественно, после подобных заявлений судом была назначена экспертиза, которую проводили специалисты Института лингвистических исследований Российской академии наук.

Изначально, суть экспертизы состояла в том, чтобы выяснить много ли изменений сделала Шведова в словаре, имеет ли она право на то, чтобы ставить свое имя на титульный лист. Но в суде эксперт заявляет, что работы было проделано столько, что можно говорить о создании совершенно нового словаря!

Наталья Юльевна, в силу своего преклонного возраста, на суде не присутствовала, ее представляли адвокаты. Через них в судебные органы она передала письмо «О работе над материалами для «Словаря русского языка С.И. Ожегова» и «Толкового словаря русского языка» С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой». «В Предисловии к 1-ому изданию «Толкового словаря русского языка» указано, что это «словарь двух авторов». С.И. Ожегов назван мною в качестве соавтора только на том основании, – объясняет Шведова, – что новый однотомный словарь опирается на те же научные идеи и принципы построения словарной статьи, что и «Словарь русского языка» С.И. Ожегова».

Дальше Наталья Юльевна подробно изложила, в чем заключалась переработка словаря Ожегова, которую ей поручило издательство «Советская энциклопедия». Шведова еще раз заметила, что издательство, тем самым, выполняло волю автора продолжить работу по совершенствованию словаря. Значит, не было никакой попытки саморекламы. А фамилия Ожегова на титульном листе – это дань уважения великому ученому, попытка показать, что именно его разработки и легли в основу нового словаря.

В итоге, суд решил, что академиком Шведовой создан «Толковый словарь русского языка» как исключительно авторское научное произведение. Общий вывод по решению суда можно сделать такой: «Толковый словарь русского языка Ожегов С.И. Шведова Н.Ю.» является произведением автора Шведовой. В отношении книги «Толковый словарь русского языка Ожегов И.С. Шведова Н.Ю.» у истцов как у наследников Ожегова нет авторских прав, ведь Шведова не передавала авторских прав третьим лицам. Но в дополнительном решении суд постановил запретить издательству ООО «Азбуковник» и Шведовой лично использовать имя Ожегова в последующих изданиях словаря.

«Доброжелатели – специалисты»

После того, как оскорбленные наследники обнаружили словарь с двумя фамилиями на обложке, они постарались привлечь многих под свои знамена. Особенно рьяно выступала «Парламентская газета». На страницах этого издания утверждалось, что словарь Ожегова беззастенчиво используют изворотливые люди, что имя ученого стало «приманкой в коммерческом проекте».

По инициативе наследников вышло альтернативное издание словаря под редакцией проректора литературного института Скворцова Л.И., которое воспроизводит последнее прижизненное издание словаря. Здесь уже нет никаких «соавторов», но и идея современного словаря тоже исчезла. Кому нужен словарь, которому уже 50 лет? Не в качестве раритета, а в качестве настольной книги, справочника, в котором зафиксировано современное состояние языка?

«Парламентская газета» даже выступила с заявлением в Генеральную прокуратуру с просьбой провести соответствующую прокурорскую проверку нарушения авторских прав и «махинаций фигурантов книжной истории». По поручению Генпрокуратуры этим занялась прокуратура города Москвы.

Некоторое время спустя, прокуратура обнародовала итоги проверки «фигурантов книжной истории». На страницах «Парламентской газеты» появилась следующая информация: «Инспекцией МНС России № 21 по ЮВАО г. Москвы завершена выездная налоговая проверка ООО «Азбуковник» (издательство, занимавшееся выпуском словаря – прим. автора). По результатам проведенной налоговой проверки вынесено решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и дополнительно начислено налогов в бюджет на общую сумму 445.931 руб. Руководитель организации Шумейко А.А. был вызван в инспекцию для дачи объяснений. Были направлены запросы в УВД ЮВАО г. Москвы о розыске ответственных лиц организации».

Стало понятно, что в борьбу наследники вступили не только ради того, чтобы защитить честное имя отца. Да и в судебном иске фигурировали суммы, которые не снились никаким академикам – за «моральный ущерб» наследники потребовали более 2 млн рублей (согласно иску ООО «Мир и образование», который сегодня предъявлен ООО «Азбуковник», некоторым типографиям и даже книжным магазинам с теми же требованиями, уже фигурирует сумма в 5 млн рублей – прим. автора)! Вот тут-то налоговые проблемы издательства оказались очень кстати.

Вот только смущает один вопрос: если речь идет о «высоком» – научных материалах академика Шведовой и ее работе над усовершенствованием словаря русского языка – то причем тут налоговые проверки издательства? Кстати, говорят, что в ходе инспекции финансовых и прочих документов ООО «Азбуковник», обнаружились дочернии организации, в которых якобы выходили «контрафактные тиражи» толкового словаря. Заинтересовавшись этой темой (хотя она и не имеет прямого отношения к нашему расследованию), мы все же направили соответствующий запрос в прокуратуру города Москвы с просьбой ознакомить нас с результатами проверки издательства «Азбуковник». Разумеется, ответа до сих пор нет.

Мы попытались связаться с господином Шумейко с целью прояснить все-таки ситуацию. Александр Александрович заявил, что такие вопросы по телефону никто не обсуждает, а встречаться лично он не намерен. Видимо, налоговые органы все же изрядно попортили нервную систему издателя.

Если б вы знали, как этот факт порадовал «сочувствующих»! Проблемы с налогами у издательства, в котором печатается Шведова! Только не понятна их радость, ведь нарушение налогового законодательства не имеет ничего общего с нарушением имущественных прав наследников.

Кстати, ответ на вопрос, к чему все эти упоминания о налоговых проверках, все же напрашивается. Подчеркнем, что это всего лишь наши предположения. Тем не менее, наследники Ожегова, выставив сумму компенсации в 2 млн рублей, утверждают, что никаких гонораров за время выхода словаря под редакцией Шведовой они не получали. Однако нам довелось слышать мнение о том, что гонорары-то они как раз получали. В полном объеме. Возможно, именно здесь стоит искать корни налоговых проверок издательства «Азбуковник»? Выплатой «черных» гонораров не брезгуют и более солидные издательства…

Современная история иска

Сейчас история с авторством словаря Ожегова получила новое развитие. Теперь уже в Арбитражный суд города Москвы направлен иск со стороны ООО «Мир и Образование» в отношении ряда издательств и типографий. Из заявления следует, что с 15 июня 2002 года «Мир и Образование» является правообладателем исключительных имущественных прав на использование произведения «Ожегов С.И. Словарь русского языка», а ответчики, мол, в течении длительного времени нарушали охраняемые законом исключительные права ООО «Мир и Образование».

Собственно, именно эти новые вводные и побудили нас вспомнить всю историю словаря и судебного разбирательства 2004 года. Нам удалось дозвониться до дочери Ожегова – Натальи Сергеевны. Посоветовавшись со своим братом и адвокатом – Яковом Аджиашвили, госпожа Ожегова сказала, что их требования удовлетворены, никаких претензий к Шведовой они больше не имеют, а если мы хотим интервью, то она может его дать в присутствии адвоката. С одним условием – мы оплачиваем время адвоката, которое он потратит на присутствие на этом интервью. Спасибо, как говориться, лучше уж вы к нам…

Попытка разобраться в ситуации непосредственно в ООО «Мир и Образование» тоже ни к чему не привела. Генеральный директор, Василий Иванович (фамилию которого секретарь наотрез отказалась назвать, сославшись на «страшную государственную тайну»), заявил, что сам комментарии давать не будет, но вот их адвокат… «Яков Давидович. Запишите его телефон…». Интересно, а Василий Ивановича не волнует то, то Аджиашвили уже однажды проиграл практически это же дело в Тверском районном суде?

Ну да ладно, поживем – увидим, тем более что еще нет определения Арбитражного суда о передаче дела в производство. Одно только непонятно, в исковом заявлении ООО «Мир и Образование», как правообладатель прав на произведение «Ожегов С.И. Словарь русского языка» выдвигает иск на значительную сумму к издательствам за незаконное воспроизведение, тиражирование и распространение произведения «С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова. Толковый словарь русского языка». Нестыковка. Два разных произведения. Два разных автора, по определению суда. Только в одном, по предписанию, нужно убрать фамилию Ожегова!

Заключение эксперта Соловьева Н.В. и его пояснения на судебном заседании:

«Словарь русского языка» Ожегова С.И. является сокращенным вариантом 4-х томного словаря Ушакова, формировался как один из трех типов толковых словарей русского языка – краткий (однотомный) нормативный словарь современного языка.

Начиная с 21 издания, произведение под названием «Словарь русского языка» практически начинает отличаться от предыдущих изданий, что дает основание говорить о появлении нового словаря. И дело не только в том, что в нем существенно увеличился словник (на 13 тысяч лексем), уточнились характеристики слов, более полно стали определятся значения многозначных слов за счет показа и толкования переносных значений, расширился объем иллюстрированной части и тому подобное (хотя уже составление 13 тысяч новых словарных статей, а так же введение новых значений следует отнести к авторской работе) сколько в том, что изменилась концепция словаря: если словарь 1964 года был словарем строго нормативным, как правило, строго предписывающим определенные нормы употребления слов, то словарь 1991 года отражая языковое сознание общества начала 90-х годов, отступает от авторской позиции С.И. Ожегова, выраженной в словаре 1964 года.

В словаре 1991 года значительно шире представлена разговорная и просторечная лексика, а так же фразеологические обороты, широко употребительные в устной, обиходной речи, изменился состав слов, включаемых в словообразовательное гнездо (отглагольных прилагательных и существительных). В словаре 1964 года нормативные рекомендации носили жесткий, категорический характер, а в словаре 1991 года норма рассматривается как категория, развивающаяся и допускающая варианты. Грамматическая характеристика слов, впервые в практике составления толковых словарей, проводилась в соответствии с квалификациями академической «Русской грамматики» 1980 года издания».