Слова Бородина похожи на объявление войны

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Tribune de Genеve, [[testdate2::origindate::27.09.2000]], Перевод Inopressa.Ru

Бернар Бертосса: "Слова Бородина похожи на объявление войны"

Жан-Ноель Кюено

Павел Бородин полон сил. Нынешний секретарь Союза Россия-Белоруссия выступил недавно с обвинениями против швейцарской прокуратуры и прямо заявил, что некоторые сотрудники этого ведомства получают взятки от тех, кто стремится довести его дело до суда. Стоит подчеркнуть, что тяжесть нависших над ним подозрений пропорциональна тяжести сделанных им ответных оскорбительных заявлений!

Женевский судья Даниель Дево занимается в настоящее время расследованием дела "Мерката" - "Мабетекс", в рамках которого против Павла Бородина выдвигаются обвинения в отмывании более 60 миллионов долларов, полученных в качестве взяток за предоставление контрактов на проведение реставрационных работ в Кремле. В то время (1994-1995) Бородин был управляющим делами президента Бориса Ельцина. Упомянутые фирмы были зарегистрированы в Тичино, но все финансовые потоки проходили через банковские учреждения Женевы. Именно поэтому женевская прокуратура получила задание детально изучить швейцарскую сторону этого дела. Владелец фирмы "Мерката" провел вчера пресс-конференцию, чтобы изложить свою точку зрения по данному вопросу.

Сотрудничество России со швейцарской прокуратурой в расследовании этого и других дел можно назвать эпизодическим. Стремление искоренить коррупцию внутри российского политического аппарата в значительной степени снизилось после того, как на смену Юрию Скуратову, демонстрировавшему большую решимость в борьбе с этим злом, пришел Владимир Устинов.

Генеральный прокурор кантона Женева рассказывает нам о состоянии отношений между судебными властями Москвы и Женевы.

- Господин генеральный прокурор, какова была ваша реакция на заявления, сделанные Павлом Бородиным?

- Эти заявления похожи на объявление войны этим лицом и теми, кто его окружают вне стен швейцарской прокуратуры. Речь идет о могущественных людях, являющихся представителями великой нации, которая никогда не была знакома с демократией и не знала о существовании независимых судей. Очевидно, им не понравилось, что такая маленькая страна, как Швейцария, вмешивается в их дела. Однако, они должны знать, что женевское правосудие твердо намерено продолжать расследование преступлений, совершенных в нашем кантоне, какими бы ни были угрозы в наш адрес.

Я хочу подчеркнуть, что наши действия не подменяют собой шагов, предпринимаемых в рамках расследования этих дел в России. Мы стремимся расследовать преступления, совершенные в Швейцарии, в Женеве, но некоторые следы ведут в Москву. Кроме того, ведь не все же в России такие, как Бородин. В Российской Федерации есть люди, которые хотят, чтобы правосудие свершилось, и чтобы богатства государства не присваивались малочисленной мафией. Не ради ли всех этих людей швейцарское правосудие должно делать свою работу?

- Однако, складывается впечатление, что Россия не стремится вести энергичную борьбу против коррупции в финансовой и политической сфере. Исходя из этого, возникает вопрос: есть ли польза от того, что наше правосудие проводит в Швейцарии расследования по российским досье?

- Прежде всего, необходимо осознать, что мы расследуем преступления, совершенные на швейцарской территории. Речь идет о правонарушениях, перечисленных в Уголовном кодексе Швейцарской Конфедерации. В частности, дела, о которых идет речь, связаны с отмыванием денег, полученных в результате подкупа или бесчестного управления интересами иностранного государства. Эти преступления подвергаются уголовному преследованию со стороны соответствующих швейцарских властей.

Действительно, юридическая помощь со стороны заинтересованных государств просто необходима, и надежда на такое сотрудничество в большей или меньшей степени зависит от того, о каком государстве идет речь. В случае с Россией надежда достаточно мала. Пока. За последние 15 лет там многое изменилось, и не все еще потеряно.

В отношении коррумпированных иностранных чиновников мы всегда принимаем одни и те же меры, как и в отношении правонарушений, о которых я говорил. Процедура преследует две цели. Первая - мы посылаем за рубеж мощный сигнал, что Швейцария перестала быть тихой гаванью для тех, кто занимается отмыванием грязных денег.

Вторая - мы придерживаемся единой линии поведения, вне зависимости от взглядов причастных к правонарушениям чиновников и политиков. Хотя я - убежденный социалист, я занимался расследованием преступлений, совершенных людьми, близкими к Испанской Социалистической Партии. Таким образом, никто не может обвинить швейцарскую прокуратуру в покровительстве тому или иному лагерю.

- Вместе с тем в самой Bourg-de-Four раздаются голоса с требованиями уделять больше внимания местным, а не иностранным делам...

- Я еще раз повторяю, что преступления, о которых идет речь, в частности, отмывание денег, были совершены не где-нибудь, а в Женеве. Таким образом, речь идет и о местной преступности. Кроме того, я не понимаю, как расследование этих дел может повлиять на расследования других преступлений. Например, в прошлом не было большого количества дел, связанных с преступлениями на сексуальной почве или нарушениями правил дорожного движения.

Более того, опровергая распространяющиеся слухи, хочу сказать, что расследование дел, связанных с крупными международными преступлениями, обходятся Женеве не дорого, хотя сложно говорить о точной статистике. Ведь большая часть расходов на ведение дел возмещается осужденными; кроме того, при конфискации похищенных у иностранного государства средств кантон Женева оставляет себе определенный процент для погашения установленных расходов (жалованье прокурорам, полицейским, экспертам).

- Какие реформы необходимо осуществить в целях усовершенствования правовой взаимопомощи между государствами?

- Интересный вопрос! Швейцарскому парламенту как можно быстрее следовало бы полностью устранить многочисленные поводы для подачи жалоб, являющиеся помехой для эффективного сотрудничества Швейцарии с другими демократическими государствами, которые, также как и мы, соблюдают европейскую Конвенцию о защите прав человека.

Использование практики подачи жалоб создает трудности в проведении параллельных расследований в зарубежном государстве. Я считаю эту ситуацию абсурдной. Швейцария должна обладать правом, беспрепятственно передавать представителям правосудия демократических государств любую, банковскую и другую документацию.

Вместе с тем, свободная передача, по моему мнению, не должна распространяться на самих преследуемых по закону. Экстрадиция преступников должна осуществляться в соответствии с установленной практикой.

В будущем, если международное сообщество действительно намерено вести борьбу с преступностью, оно должно создать наднациональный орган, некое подобие Суда или Генеральной прокуратуры, действиям которого бы не препятствовали существующие международные границы. В настоящее время, государственные границы благоприятствуют действиям преступных организаций и являются преградой для правосудия. Мы оказались в положении прыгуна, от которого требуют побить рекорд спринтера.