Слово - на вес золота

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Деловой вторник", origindate::02.11.2004

Слово, получается, действительно на вес золота?

Нынешний конфликт «Коммерсанта» и «Альфа-банка» вышел далеко за рамки обыкновенного спора  «хозяйствующих субъектов»

Олег Ивлев

Converted 17734.jpg В редакциях российских СМИ, банковских офисах и высоких кабинетах случился переполох, схожий с июльским банковским кризисом. Вердикт Московского арбитражного суда от 20 октября, который обязывает газету «Коммерсанты) [page_15707.htm выплатить «Альфа-банку» около 11 миллионов долларов за нанесение репутационного и материального вреда], породил массу разногласий.

Одни вежливо злорадствуют и рассуждают продажных нравах в нынешней журналистике. Другие, несмотря на решения Арбитража, искренне недоумевают, почему вдруг именно эта статья («Банковский кризис вышел на улицу»), опубликованная в газете 7 июля, нанесла столь сокрушительный удар по репутации известного банка, что суд затребовал в качестве возмещения ущерба беспрецедентно огромную сумму. Тем более, тот самый «кризис доверия», принесший в июле столько кошмарных переживаний не только банкирам, но и вкладчикам, был в те дни главной мировой новостью, а в России уж точно не было газеты, не публиковавшей репортажи и снимки из встревоженных очередей.

Вопрос этот, естественно, в первую очередь адресован главным действующим лицам - главе «Альфы» Михаилу Фридману и гендиректору ИД «Коммерсанты) Андрею Васильеву. В популярной телепередаче Владимира Соловьева «К барьеру!» дуэлянты объяснили ситуацию - каждый со своей колокольни. Руководитель «Коммерсанта» пытался было сослаться на более 80 ссылок на бумажные и электронные СМИ, которые писали в то же время о проблемах в «Альфа-банке» (впрочем, эти доводы не подействовали на решение Арбитражного суда). А господин Фридман был добр и щедр на комплименты, высоко оценив деловую репутацию ведущей российской газеты - а кому много дано, с того, увы, и много спрашивается...

Впрочем, дело не только в сумме. Кроме денежного штрафа по «альфовскому» иску, который, по словам члена совета директоров «Альфа-банка» Александра Гафина, был подан не для удовлетворения амбиций, а для компенсации затрат кредитного учреждения, «Коммерсанту» предстоит опровергнуть напечатанную им информацию. Но этого, по мнению руководства издания, сделать невозможно. Ибо, как уверяет все тот же Андрей Васильев, «все, что было напечатано в той статье, - это правда, и это знают сами руководители «Альфа-банка». А значит, напечатанное опровержение будет ложью - и тогда уже придется подавать в суд на московский Арбитраж, заставивший эту ложь напечатать.

Converted 17735.jpg В вопросе о том, почему иск был направлен именно против «Коммерсанта», Васильев усматривает и некую политическую подоплеку. Он, в частности, [page_15397.htm в одном из своих интервью] охарактеризовал ситуацию совсем просто: дескать, сегодня многие крупные предприниматели и банкиры не прочь «торгануть лояльностью» в надежде на то, что власть оценит это по достоинству.

В принципе, версия тянет на вполне научную. Антипатию Кремля к «Коммерсанту» можно было бы объяснить тем, что весьма влиятельный издательский дом все еще принадлежит опальному Борису Березовскому. Но дело может быть не только и не столько в «Коммерсанте», сколько в целом ряде неприятностей, в которые последнее время попадает «Альфа» и его дочерние структуры.

Восемь месяцев назад компания «Альфа-Шереметьево» выиграла конкурс на трехлетнее право управления международным аэропортом. Тогда председателем правительства был Михаил Касьянов, которого частенько упрекали в лоббировании интересов «Альфы». Именно внезапной отставкой премьера объясняется тот факт, что «Альфа-Шереметьево» до сих пор не может приступить к своим обязанностям: экс-премьер не успел подписать соотвествующую директиву. А занявший кресло премьер-министра Михаил Фрадков, похоже, не питает той же симпатии к «Альфе-групп». Во всяком случае по проблеме аэропорта «Шереметьево» он решил не принимать скороспелых решений, а вначале заново разобраться: кто кем и на каких основаниях должен все-таки управлять?

А ведь победа в конкурсе, казалось бы, поставила точку в долгом споре. Оставалась правительственная директива, которая позволила бы собранию акционеров главных ворот страны утвердить «Альфу-Шереметьево» в качестве управляющей компании... Долгожданную директиву Михаил Фрадков подписал лишь в самом конце августа, но, вопреки ожиданиям, в ней не оказалось ни слова о насущном вопросе. Проект этого постановления подготовило Минэкономразвития, которое предпочло обойти скользкую тему стороной. В результате, на состоявшемся в заочной форме собрании акционеров «Шереметьево» в повестке дня значилось лишь утверждение итогов 2003 года и размер дивидендов, а главная проблема была также проигнорирована.

Настроения Михаила Фрадкова и его кабинета были, похоже, правильно поняты «Альфой». Об этом можно судить по развитию отношений группы с «Аэрофлотом», который был основным оппонентом консорциума в конкурсе за право управления аэропортом. Еще в июне «Альфа-Шереметьево» подписала с национальным авиаперевозчиком концепцию совместного управления аэропортом «Шереметьево». Тогда же начались переговоры «Альфы» и «Аэрофлота» о продаже последнему от 35 до 50 процентов выигравшей тендер «дочки». Но даже таким образом «Альфе» пока не удалось реализовать победу в конкурсе: переговоры ни к чему не привели.

Очевидно, «Аэрофлот» также почуял благосклонность Кремля, решив, что развитие международного аэропорта будет передоверено ему. В пользу этого говорит полученная Фрадковым просьба, в которой глава «Аэрофлота» Валерий Окулов и совладелец «Национального резервного банка» (распоряжается 30 процентами акций авиакомпании) Александр Лебедев предлагают разрешить им самостоятельно строить новый терминал «Шереметьево-3», а также развивать аэропорт без привлечения управляющих компаний.

Пока трудно прогнозировать возможный итог этого противостояния. Однако очевидно, что отношение Кремля к «Альфе» меняется. Дело в том, что «Альфа-групп» достаточно близка к прежней «семье». А в том, что современная Россия переживает смену полюсов в пользу чиновников новой формации, ни для кого секрета нет.

Не исключено, что проблемы «Альфы» растут и с этой стороны, так как группа перебежала дорогу петербуржцам на рынке сотовой связи. -Петом прошлого года «Альфа-групп» выкупила у оффшора LV-Finance компанию «ЦТ-Мобайл», в распоряжении которой находилось 25,1 процентов акций «Мегафона». Никакого криминала в том нет.

Однако в скором времени оказалось, что свой блокирующий пакет третьего по величине оператора сотовой связи из Санкт-Петербурга LV-Finance уже обещала другому оффшору, миноритарному акционеру «Мегафона» - бермудскому фонду IPOC (владеет 6,5 процентами «Мегафона»). Возник недвусмысленный конфликт, с которым компания IPOC обратилась в международные суды.

Рассматривая это дело, независимые суды разных государств соглашались, что достигнутые IPOC соглашение с LV-Finance имеют силу, тем самым опровергая право «Альфы» на владение акциями «Мегафона». Так, в марте этого года Арбитражный суд Стокгольма запретил ввод в совет директоров «Мегафона» представителей, каким-либо образом связанных с «Альфой». Затем, 16 августа, и Арбитраж Международной торговой палаты в Женеве подтвердил право IPOC на часть проданного пакета. Разбирательство по остальной части с сентября продолжается в Цюрихе.

Впрочем, в прессе не раз звучали заявления от «Альфы», что решения зарубежных арбитров для них не являются юридически обязательными, так как ни сама структура «Альфа-групп», ни спорно приобретенный ею «ЦТ-Мобайл» не являются участниками судебных процессов. Получается, разбирательства есть, судебные заключения -есть, а исполнения решений -нет. А ведь каждое решение может еще оспариваться в апелляционном порядке, что опять-таки затянет судебный процесс по данному конфликту.

И хотя пока в этом споре нет победителя, проигравший, по мнению экспертов, уже есть. Это сам «Мегафон». Ведь суды между акционерами компании могут затянуться на долгие годы. А все это время сотовый оператор оказывается связанным по рукам и ногам: пока судебные разбирательства не закончатся, «Мегафон» не может ни привлекать инвесторов, ни выйти на биржу. А это, в свою очередь, значит, что компании суждено отставать по темпам развития от своих конкурентов, чему вряд ли рады в правительстве и в Кремле.

Словом, «Альфе» действительно не лишними были бы заверения в лояльности. Вполне возможно, «Коммерсантъ» вовремя подвернулся под горячую руку. Понятно, на эту тему можно только рассуждать, ибо доказательств в таких обстоятельствах не бывает. Зато есть доказательства тому самому злополучному банковскому «кризису доверия», в возникновении которого был обвинен «Коммерсантъ». Были и очереди вкладчиков, желающих забрать из «Альфа-банка» свои деньги. Банкиры уверяют, что сначала была статья, а потом - очереди. Но ведь есть же множество доказательств тому, что сначала начали закрываться банки, паниковать вкладчики, возникать очереди к банкоматам - а журналисты лишь отражали эти печальные события. И введение комиссионной 10-процентной суммы для стремящихся расторгнуть свои соглашения с «Альфа-банком» было вызвано отнюдь не публикациями.

Вообще-то эти банковские «штрафы» противоречат Гражданскому кодексу, который защищает вкладчиков от подобного самоуправства. Относительно досрочного расторжения срочных вкладов банк вправе вводить комиссионные, о чем, по словам Михаила Фридмана, заключенные с каждым вкладчиком «Альфа-банка» договоры предупреждают. Однако в договоре не указан этот процент, что делает его сомнительной юридической величиной.

Сегодня банк готов возвратить своим бывшим вкладчикам незаконно удержанное. Но ведь произошло это лишь только после того, как банковский кризис миновал. Получается, что «Альфа» таким образом подстраховалась?

Намерения «Коммерсанта» подать апелляцию на решение Арбитражного суда понятны. Обидно опровергать факты, которые были в действительности. Как нам сообщили в издательском доме, пока заявление газеты будет рассматриваться судом, издание вправе не выдерживать установленный московским Арбитражем десятидневный срок на опровержение злополучного материала.

Что касается беспрецедентной суммы иска, то прежним рекордсменом был еженедельник «Новая газета», против которого в 2002 году Басманный межмуниципальный суд удовлетворил два иска «за клевету» на общую сумму полтора миллиона долларов. Впоследствии, дело было пересмотрено, газету оправдали. В России совсем мало газет, которые могут позволить себе удовольствие заплатить штраф в миллион-другой долларов. «Коммерсантъ» - из немногих. Гендиректор уже заявил, что даже если наложенное взыскание не удастся опровергнуть, оно не приведет к закрытию газеты. Годовой оборот «Коммерсанта» нескольким превышает 60 миллионов долларов, а значит одну шестую годовой работы, возможно, придется отдать. Но здесь и дело принципа.

Да, клевета должна наказываться. Но если подобные иски к средствам массовой информации будут удовлетворяться с такой готовностью и с таким размахом, то страна рискует остаться без журналисткой критики как таковой. Или это теперь и требуется?