Сложить оружие!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сложить оружие! Призыву Михаила Ходорковского внял Борис Березовский, хотя оружие у него оставалось только бумажное

"Из Лондона от заслуживающего доверия источника пришла информация, что Борис Березовский решил расстаться со всеми своими российскими медиа-активами. Оставалось у бывшего хозяина ОРТ не так уж много, но все – «вещи» с точки зрения ценителя либеральной печати: издательский дом «Коммерсант» (одноименная газета, еженедельники «Власть», «Деньги», «Автопилот»), «Независимая газета», популярный интернет-сайт «Грани».

По сведениям из того же источника, Березовский объяснил свое решение тем, что-де устал и «пора о душе подумать». Формулировка вполне в его стиле: когда-то именно «усталостью» он объяснял продажу ОРТ. Тогда, в конце 2000 года, если вы помните, туману вокруг сделки было напущено немыслимо много. Попавший в немилость к новому хозяину Кремля Березовский то заявлял, что никогда не продаст свой 49-процентный пакет акций ОРТ, то передавал его в трастовое управление им же придуманному ЗАО «Телетраст», состоявшему из представителей российской интеллигенции, чтобы только он не достался государству... А за всей этой дымовой завесой, призванной скрыть вынужденное отступление или хотя бы придать ему видимость постепенности, он договорился с уполномоченным Кремля Романом Абрамовичем, который, купив акции Березовского, передал их по назначению. Сейчас 49-процентным пакетом акций ОРТ, когда-то принадлежавшим Березовскому, управляет, по некоторым сведениям, чрезвычайно близкий Кремлю АКБ «Еврофинанс».
Березовский всегда предпочитал совершать свои медиа-сделки под густой завесой дезинформации – и когда продавал, и когда покупал новые СМИ. Стоит вспомнить и то, как он покупал «Коммерсант» летом 1999 года – через никому не ведомый венчурный фонд American Capital Group, возглавляемый неким иранцем американского происхождения Киа Джурабчианом. Некоторое время нас дурили, что этот молодой человек с автомобильным именем и есть новый российский медиа-магнат. Потом, наконец, из тумана вышел Борис Абрамович, и все встало на свои места...
Но только, заметим, при всей плотности отвлекающей «дымовой завесы» дыма без огня не бывало никогда, и слухи рано или поздно материализовывались в сделки. Это позволяет предположить, что и на этот раз слухами дело не ограничится.
Вообще-то Березовского давно подталкивали к тому, чтобы он продал «Коммерсант» и все остальные свои СМИ. Подталкивали те же, кто четыре года назад вынудил его продать ОРТ. Какой бы нынешняя власть ни была толстокожей и уверенной в себе, но открытые письма Бушу о Путине и Путину о нем самом за подписями самого Березовского, Ивана Рыбкина, Елены Боннэр и других, публиковавшиеся на первых полосах самой респектабельной российской газеты, не могли ее не бесить.
«Додавили» ли Бориса Березовского или же он делает этот шаг под влиянием каких-то иных обстоятельств – неизвестно. Формулировка «пора о душе подумать», равно как и четырехлетней давности «устал», предполагает предельно широкое, почти философское толкование. Наверное, правильнее всего будет предположить, что на его решение оказал влияние целый комплекс факторов как его собственной, так и российской политической жизни. В том числе, видимо, и события последнего времени окончательно убедили «оппозиционера номер один» в тщетности попыток не только раздуть из искры пламя антипутинской оппозиции, но и поддерживать хотя бы слабый огонек в очаге российского либерализма, о крахе которого с легкой руки Михаила Ходорковского теперь не говорит только немой.
Странная, конечно, история случилась с публикацией «манифеста» Ходорковского о кризисе либерализма в России, который арестованный предприниматель не то писал, не то диктовал тезисы, не то вовсе не имел к нему отношения. Долго спорили о мере причастности Ходорковского к этой публикации и о том, что она представляет собой по сути – покаяние или новую политическую программу для оппозиции. Истину об авторстве так и не выяснили, споры же по существу статьи были пустыми, ибо содержание ее весьма тривиально, никаких откровений и новых идей. Эти споры достигли только одной цели: они размыли контуры политической фигуры Ходорковского, и в глазах многих из тех, кто высоко ценил его гражданское мужество, он превратился из загадочно молчавшего узника замка Иф в капитулянта, который попросил о снисхождении, но при этом попытался сделать хорошую мину при плохой игре.
Сам Ходорковский, чтобы окончательно расставить точки над «i» и снять двусмысленность, возникшую после публикации своего первого послания на волю, прислал спустя две недели, в середине апреля, второе. Оно отнюдь не опровергло «покаянную» трактовку статьи «Кризис либерализма в России», а подтвердило ее. В послании, адресованном участникам форума региональной журналистики, Ходорковский прямо говорит о том, что сам складывает оружие и призывает остальных «договариваться с властью». Это – основное содержание, все остальное – лирика, если можно так мягко назвать очередной набор банальностей. Но главное – адресат послания. Это не товарищи Ходорковского по «клубу олигархов», даже не более широкий круг бизнесменов, наживших свои капиталы не вполне праведными путями, не политики «правого крыла», потерпевшие сокрушительное поражение на недавних парламентских выборах и так и не пришедшие в себя до сих пор. Послание адресовано куда более широкому кругу либерально мыслящих российских граждан – наблюдающим со стороны за политическим процессом журналистам, интеллектуалам, тому самому новому поколению российской интеллигенции, которое Ходорковский через свой фонд «Открытая Россия» собирался воспитать в идеалах гражданского общества. Теперь он их – точнее, всех нас, журналистов и читателей газет, – призывает «договариваться с властью». И это уже не имеет никакого отношения к идеалам гражданского общества, согласно которым как раз все ровно наоборот: власть должна договариваться с нанявшим ее на работу народом.
Зато призыв «договориться с властью» очень в духе Бориса Березовского с его классическим определением «жизни по понятиям» как нормы существования российского общества. Ходорковский «перевоспитался» и стал чем-то похож на Березовского. А Березовский внял призыву Ходорковского «сложить оружие» и продает свои СМИ. 
Кому? И это, пожалуй, самый интересный вопрос. Если наша информация верна, то переговоры с Борисом Березовским ведет Владимир Потанин. Владелец многого чего, Потанин на сегодня – еще и крупнейший российский медиа-магнат, хозяин холдинга «Проф-Медиа», в который входят «Известия», «Комсомольская правда» и еще несколько менее тиражных изданий, в том числе, с некоторыми оговорками, газета «Ведомости» (в прошлом году «Проф-Медиа» приобрел 35 процентов издательского дома Independent Media, издающего «Ведомости»).
Зачем Потанину понадобился «Коммерсант», занимающий – правда, с большим успехом – ту же нишу, что и «Ведомости» и отчасти «Известия»? И на этот вопрос есть несколько версий ответа. Одна из них: в переговорах с Борисом Березовским Потанин играет ту же роль, что и Роман Абрамович четыре года назад в переговорах по продаже ОРТ, – роль посредника. А за спиной Потанина, всегда имевшего славу самого лояльного власти олигарха, – все тот же банк «Еврофинанс». Не самый крупный даже по российским меркам банк, «Еврофинанс» в последнее время развил чрезвычайно бурную деятельность по скупке средств массовой информации: помимо упоминавшихся 49 процентов акций Первого канала, такой же пакет был приобретен им в «Газпром-Медиа», владеющем НТВ и рядом печатных СМИ. Этот самый «Еврофинанс» недавно гневно клеймил в своем открытом письме «рупор Березовского» Иван Рыбкин.
Ну что тут еще добавить? Круг замкнулся. Олигархи сложили свое последнее оружие, бумажное, и пошли «договариваться с властью». Они это умеют. 
Отцы-благодетели российской либеральной прессы «Гений» Борис БЕРЕЗОВСКИЙ никогда не видел в СМИ главного смысла своей деловой жизни. Но в середине 90-х годов большой бизнес вступил в совсем уже интимные отношения с большой политикой, и доктор математических наук Березовский просчитал, что в столь политизированной ситуации не может быть вложений более выгодных, чем вложения в СМИ. 
Математический гений не подвел Березовского: он стал тем, кем он стал, – великим БАБом, демоном российской политики – благодаря контролю над ОРТ, которое прибирал к рукам, начиная с 1995 года. Березовское ОРТ сделало «золотой дубль» Ельцину в 1996 году, из ничего создало «партию власти», именуемую сегодня «Единая Россия», блестяще осуществило спецоперацию «Преемник», в результате которой в 2000 году Ельцина сменил Владимир Путин. 
Помимо ОРТ – жемчужины своей медиа-короны, – Березовский, войдя во вкус, обзавелся либеральными газетами «Новые Известия» и «Независимая», популярными радиостанциями «Наше Радио» и «Радио Ультра», которые он одно время «держал» на пару с Рупертом Мэрдоком, еще одним телеканалом, ТВ-6, и, наконец, законодателем либеральной моды в сфере бумажных СМИ, ИД «Коммерсант».
В этой огромной информационной «конюшне», не объединенной, в отличие от СМИ Гусинского, в какой-либо холдинг, не было ни единой программы, ни общей цели, всем Березовский управлял достаточно спонтанно, если вообще управлял. Все давалось легко, точнее даже сказать, само шло в руки отечественному серому кардиналу номер один. Всего – или почти всего – так же легко он и лишился, когда политическая фортуна от него отвернулась. 
Но и он отнесся к этому легко: Березовский – настоящий игрок, в политической игре он видит смысл жизни, поэтому умеет не только выигрывать, но и проигрывать. 
«Титан» Гуманитарий Владимир ГУСИНСКИЙ, в отличие от математика Березовского, именно в области масс-медиа нашел себя как человек и бизнесмен. Это было, что называется, его дело, он сам генерировал новые проекты, пристально курировал их, координировал общую концептуальную линию. Не случайно на пике своей карьеры Гусинский сложил с себя полномочия президента «Мост-Банка» и гендиректора «Группы «Мост», чтобы возглавить «Медиа-Мост». Созданный в 1996 году, это был первый в России крупный медиа-холдинг, в который вошли «первенец» медиа-магната газета «Сегодня», его любимый «ребенок», первая российская коммерческая телекомпания НТВ, «удочеренная» им радиостанция «Эхо Москвы» и еще несколько «отпрысков» помоложе, вроде телеканала ТНТ, журналов «Итоги», «Семь дней», «Караван». Он бредил идеей прибрать к рукам Рунет и создал для этого компанию «Мемонет» – чтобы уж вовсе не иметь соперников в медийном пространстве.
Но Гусинского, прирожденного медийного предпринимателя, погубило то, что вознесло политического манипулятора Березовского, – стремление конвертировать медийное влияние в политическое. В какой-то момент он тоже захотел стать серым кардиналом российской политики, чтобы кремлевская Золотая Рыбка была у него на посылках. Титан медийного пространства, не прикупивший, как Березовский ОРТ, а с нуля создавший лучшую телекомпанию России, он занялся после 1996 года не своим делом, став торговать не медийным продуктом, не информацией, а влиянием. Он столкнулся на этом поле с БАБом, которому здесь не было равных и которому не нужны были конкуренты. И тот просто «развел» Гусинского, когда сразу после дефолта 1998 года и НТВ, и ОРТ обратились напрямую к Ельцину за кредитами. НТВ, в отличие от ОРТ, кредит не получило, и Гусинский решил объявить Кремлю войну.
Политиком он оказался слабым и упорно ставил не на ту «лошадку»: то на Явлинского, то на Примакова. К тому же ему стало изменять деловое чутье, несколько новых проектов, прежде всего НТВ-плюс, для обслуживания которого с мыса Канаверал в 1998 году был запущен специальный спутник, не принесли ожидаемой прибыли. «Медиа-Мост» залез в долги к «Газпрому», и это еще глубже затянуло Гусинского в политический омут. Авантюрист, как и все российские олигархи, он, тем не менее, не был игроком с большой буквы, как его заклятый друг, хозяин ОРТ. Удары, один за другим обрушившиеся на голову Гусинского сразу после прихода в Кремль Владимира Путина, превратили «Медиа-Мост» в груду обломков и сломили самого предпринимателя. От его медиа-империи сегодня остался, кажется, только посещаемый интернет-сайт news.ru и малотиражный «Еженедельный журнал». 
«Финансист» Владимир ПОТАНИН имеет заслуженную славу самого осторожного среди российских олигархов. И самого лояльного власти: одно время он даже был ее частью, послужив год вице-премьером в правительстве Виктора Черномырдина. И свой медиа-бизнес он всегда планировал очень аккуратно, не ввязываясь в рискованные политические затеи, как Березовский, и уж тем более не пытаясь бодаться с Кремлем, как Гусинский. Финансовую рентабельность этого бизнеса, как и любого другого, он всегда ставил во главу угла. Он и пришел в масс-медиа позже их, в 1995 году, опять же очень острожно: дал денег на журнал «Эксперт» и решил посмотреть, что из этого выйдет. 
Смотрел почти два года: в 1997 году потанинский ОНЭКСИМ прикупил себе немного – 20 процентов акций – популярной «Комсомолки», а затем методично скупил у мелких акционеров (в основном членов журналистского коллектива) 50 процентов акций «Известий». Войдя во вкус, тогда же, в 1997-м, Потанин финансировал новый проект – газету «Русский телеграф». Удачное, с точки зрения читательской, начинание оказалось провальным с точки зрения предпринимательской, и это предопределило его судьбу: Потанин филантропией не занимается. Просуществовав чуть больше года, газета закрылась, а Потанин больше никогда не ввязывался в рискованные медиа-проекты, предпочитая покупать уже готовые продукты. 
Последним по времени приобретением потанинского издательского дома «Проф-Медиа» стал 35-процентный пакет акций другого крупного издательского дома, Independent Media, выпускающего респектабельную газету «Ведомости» и множество глянцевых журналов – Cosmopolitan, Harper’s Bazaar, Men’s Health, FHM. После этого Владимир Потанин стал самым крупным российским медиа-магнатом, хотя, конечно, до Гусинского и Березовского ельцинской эпохи ему далеко. 
«Стоик» Если бы Михаилу ХОДОРКОВСКОМУ несколько лет назад цыганка напророчила, что он станет узником совести, он вряд ли отнесся бы к этому всерьез. И не только потому, что в ельцинские времена, при всей их ущербности, трудно было представить себе, что власти будут преследовать политических оппонентов. Но и потому, что сам Михаил Ходорковский был в то время далек от политики. Точнее, он сознательно от нее дистанцировался, предпочитая заниматься бизнесом, и на политику «скидывался» лишь в составе группы товарищей, когда олигархи принимали корпоративное решение типа: помочь Ельцину переизбраться на второй срок. Но и тогда политический нейтрал брал в Михаиле Борисовиче верх, и, помогая Ельцину, он давал деньги заодно и его конкуренту. Один из его товарищей по олигархическому сословию как-то сказал о нем в приватной беседе: «Какой из Миши политик? Он никогда не менял ситуацию, всегда лишь встраивался в нее...»
Помочь либеральной прессе его агитировали давно, в 1996 году он даже начал финансировать проект газеты «Дело», но до первого номера дело у «Дела» так и не дошло. И только сам МБХ знает, почему он все-таки несколько лет назад решил заняться всем тем, чего сторонился прежде, – и политикой, и общественной деятельностью, и созданием собственного медиа-холдинга. В общем, перестал лишь «встраиваться в ситуацию». Двигало ли им, как утверждают враги, непомерное честолюбие человека, которому надоело быть первым только в своей профессиональной сфере и он захотел лидерства в более глобальном масштабе, или же, как утверждают друзья, он решил заняться обустройством России ради самой России? Он создал в 2000 году благотворительный фонд «Открытая Россия», который, помимо всего прочего, стал активно работать с региональной прессой, создав множество проектов, конкурсов, грантов и т.д. Все это власти терпели. По странному стечению обстоятельств, неприятности Ходорковского начались, когда он протянул руку за медиа-товаром. Сперва купил некогда популярный еженедельник «Московские новости», а затем нацелился на «Коммерсант» и «Ведомости». Вот тут власть и сказала: «Миша, ша!»
Конечно, то, что гонения на Ходорковского совпали с его попыткой добавить к короне нефтяного короля титул медиа-магната, – совпадение, но совпадение значимое. Российская власть, которая сама «родом из телевизора», не понаслышке знает о том, какие чудеса СМИ способны сотворить с электоратом. И бьет по рукам, которые тянутся к этим самым СМИ. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации