Сложный развод

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


«Норникель» в ближайшем будущем начнет влиять на экономику Свердловской области

1204103358-0.jpg Исход ведущейся сейчас борьбы за контроль над «Норильским никелем» между Олегом Дерипаской и Алишером Усмановым небезынтересен для жителей Свердловской области. Ведь оба они владеют значимыми активами на Среднем Урале: Дерипаска — алюминиевым комплексом, а Усманов — Уралмашзаводом.

Жили счастливо, но развелись

После случившегося год назад «развода» между совла¬дельцами «Норникеля» Владимиром Потаниным и Михаи¬лом Прохоровым трудно себе представить, как эти два со¬вершенно разных человека ухитрялись в течение 15 лет уп¬равлять совместным бизнесом, в котором каждому из них принадлежали равные доли. Потанин — мрачноватый тру¬доголик, семьянин с тремя детьми, известен своими благо¬творительными программами по поддержке талантливой молодежи. Тогда как Прохоров — бонвиван, жуир, гуляка, о чьей склонности выезжать на горнолыжные курорты в компании десятка фотомоделей благодаря французской полиции узнал весь мир.

Возможно, объединяло этих двоих одинаковое проис¬хождение, которое во многом и помогло им в нужное вре¬мя оказаться в нужном месте. К примеру, когда Владимир Потанин родился, его отец, несмотря на свои 25 лет, уже был торгпредом и впоследствии сделал блестящую карьеру на дипломатическом поприще. Соответственно Потанин-¬младший поступил в МГИМО и, не случись перестройка, стал бы где-нибудь послом.

Вот что рассказывает соученик Потанина по МГИМО Алексей Митрофанов, бывший долгое время вторым номе¬ром в партии Жириновского. «Весь наш курс стал звезд¬ным, заняв свою нишу в бизнесе и политике. А все потому, что «очень вовремя мы родились». Когда началась пере¬стройка, мы еще не успели стать кем-то, поэтому могли пускаться в рискованные авантюры. То же относится и к Потанину. Он блестяще знал языки, западный образ жиз¬ни, имел дело с международными контрактами, и еще в советское время хорошо представлял себе тонкости рыноч¬ных отношений. Потанин просто не мог не стать влиятель¬ным бизнесменом. А поскольку у него сложились хорошие отношения с руководством Министерства внешней торгов¬ли, то он сразу получил хорошую фору».

К «хорошей форе» добавилось партнерство с Михаилом Прохоровым, имевшим схожую биографию, равный адми¬нистративный и прочие ресурсы. В результате сложения получился синергетический эффект, когда один плюс один больше, чем два. Созданной ими структуре фактически пре¬доставили возможность обслуживать внешнеэкономиче¬ские операции России. А ОНЭКСИМ-банк, где Потанин стал первым лицом, обрел статус «агента российского пра¬вительства».

Взлету империи Потанина — Прохорова способствова¬ло и то, что Потанина призвали на государственную служ¬бу, сделав его первым вице-премьером российского прави¬тельства. Круг его полномочий был тем, что имел все¬сильный Александр Меньшиков при Петре Великом. Кон¬кретным проявлением чего оказались залоговые аукцио¬ны, в результате которых, в числе прочих, обрел своих ны¬нешних хозяев и «Норильский никель» всего за 170 млн долларов. За что до сих пор упрекают Потанина с Прохоро¬вым, так как нынешняя капитализация «Норникеля» состав¬ляет десятки миллиардов долларов. Но справедливости ради следует признать, что когда «Норникель» продавали, он был в долгах как в шелках и вряд ли тогда стоил дороже уплаченных за него денег. Да и сегодняшняя высокая капитализация компании во многом обязана умелому руководству собственников.

Хоть официальная версия причины раздела имущества между Потаниным и Прохоровым гласит, что второй ре¬шил сосредоточиться на новой энергетике, прежде всего водородной, но есть и другая, на наш взгляд, более правдо¬подобная — скандал в Куршевеле. Прохорова арестовали, инкриминировали связь с некими сомнительными девица¬ми… Сейчас Прохоров судится, доказывая свою невинов¬ность. Но для такой компании с международной репутаци¬ей, каковой является «Норникель», это уже не имело ника¬кого значения, так как жена Цезаря должна быть вне вся¬ких подозрений. Так что Прохорову ничего не оставалось, как продать свою долю в «Норникеле».

«Белые» и «черные» рыцари

Но, как это нередко бывает в жизни с людьми, на кото¬рых вроде бы махнули рукой, Прохоров «проснулся» и начал действовать. Прежде всего он загнул цену выкупа своего пакета ак¬ций выше рыночных котировок. Причем выплатить сто¬имость акций — 16 млрд. долларов — Потанин должен был деньгами и в течение нескольких недель, что было невоз¬можно из-за мирового банковского кризиса.

Сити-банк, на который рассчитывал Прохоров, сам испытывает пробле¬мы с ликвидностью. К слову, эксперты убеждены, что Прохоров и не собирал¬ся продавать свои акции Потанину, а хотел его покрепче уесть. И потому одновременно вел переговоры с Олегом Де¬рипаской, который не раз бодался с Потаниным за металлургические активы, и отношения у них далеко не друже¬ственные. Да еще Прохоров предложил Дерипаске более ща¬дящие условия. Живых денег нужно порядка 5 млрд. долла¬ров, а в оплату остального пойдут 11 процентов акций «Рус¬ского алюминия».

И уже образовался, несмотря на кризис, пул иностранных банков, готовых кредитовать покупку. Но тут вмешался «белый рыцарь» в лице Алишера Усма¬нова, который предложил союз Владимиру Потанину про¬тив недружественного поглощения. Правда, сделано это было не напрямую, а через банк Dresdner Kleinwort. И хоть представители Усманова заявили, что не имеют отношения к данной инициативе, но назвали ее «интересным шагом». А предположительно в конце текущей недели это предло¬жение будет рассматриваться на совете директоров «Нор¬никеля».

Гиганты рождаются на Урале

Прежде всего те активы, которые контролирует Усма¬нов, вполне сопоставимы по капитализации с «Русским алю¬минием» Дерипаски. Можно говорить и о равенстве лоб¬бистских возможностей обоих предпринимателей. И, к примеру, старший аналитик Lehman Brothers Владимир Жуков убежден, что союз Потанина с Усмановым инте¬реснее, чем с Дерипаской. «Рынок железной руды более перспективен, чем алюминия», — считает эксперт. В «Норникеле» же полагают более перспективным «рас¬писать» компанию на троих: Потанина, Дерипаску и Усма¬нова. Но в любом случае Потанин не останется единолич¬ным владельцем, и «Норникель» в ближайшем будущем нач¬нет влиять на экономику Свердловской области.

Например, если «Русал» объединится с «Норникелем», то можно в какой-то степени говорить о воссоздании со¬ветского Минцветмета. И, надо полагать, такое «министер¬ство» не оставит без внимания расположенные в Сверд¬ловской области цветные активы. Да и новая объединен¬ная компания, ставшая одним лидером мировой металлур¬гии, по определению будет активной на территории, где у нее находятся основные предприятия.

Под контролем у Потанина с Прохоровым находятся круп¬ные золотодобывающие активы. И вне всяких сомнений, объединенная компания не обойдет вниманием новые золо¬тоносные провинции на северах Свердловской области. Есть у нас на Урале и свои никелевые месторождения и предприятие по переработке этой руды. И как посмотрит на это «Норникель», признанный лидер по никелю?

Оригинал материала

«Advisers.ru « от origindate::27.02.08