Сломанный «пылесос»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сенатор Пугачев лишился банка из-за пренебрежения основами менеджмента

1287572783-0.jpg Отзыв лицензии у Межпромбанка (МПБ), принадлежащего сенатору Сергею Пугачеву, — это не только шаг на пути очищения банковской системы от звучных, но дырявых кредитных учреждений. Важнее то, что этот пример показывает, как дурной менеджмент провоцирует раковые опухоли, которые пускают метастазы по целым секторам российской экономики.

В настоящее время дело о банкротстве Межпромбанка рассматривается в суде. За последнее десятилетие это первый случай, когда ликвидируется кредитное учреждение из первой тридцатки банковского рейтинга.

Пример для учебника

Виктор Геращенко, бывший глава Центробанка, сказал о владельце МПБ: «Пугачев похож на своего однофамильца из «Капитанской дочки». С таким же большим самомнением, аферный и жуликоватый». Добавим от себя — еще и с размахом. Столько активов насобирал: месторождения угля в Сибири и верфи в Санкт-Петербурге, бакалейную сеть во Франции, обзавелся замком под Ниццей, степенью доктора технических наук и титулом сенатора от Республики Тыва! Теперь же все нажитое непосильным трудом, похоже, — коту под хвост…

Казус Пугачева может войти в учебники российских бизнес-школ как наглядный пример прискорбных последствий пренебрежения основами менеджмента вообще, и прежде всего риск-менеджмента. Главная ошибка — в чрезмерно рискованном управлении ликвидностью банка, когда, как говорят финансисты, возникают разрывы ликвидности. То есть, если упрощенно: тебе деньги дали в долг на день, а ты их инвестировал в проект, который окупится через год. В этом случае банк используется в качестве «пылесоса», который собирает все новые деньги для тех или иных проектов своего владельца, не особо заботясь о том, как их потом отдавать. Банки сенатора «пылесосили» ликвидность где только могли, привлекая деньги населения, корпораций и государства. При этом практически все банковские активы концентрировались на единственном дебиторе — группе ОПК, принадлежащей Пугачеву. То есть преимущественно «короткие» деньги, собранные МПБ и другими банками ОПК, направлялись в «длинные» хозяйские проекты, которые, как теперь выяснилось, отнюдь не отличаются высокой эффективностью.

Неумелым оказался и стратегический менеджмент, который проявился в формировании конгломерата, состоящего из набора в основном не связанных друг с другом бизнесов. Какая связь между верфями и угольным месторождением? Что общего между крупным пакетом акций «ОКБ Сухого» и девелоперскими проектами? Вместо того чтобы выстраивать вертикально-интегрированную цепочку бизнесов, как это принято в современных преуспевающих холдингах, сенатор, похоже, собирал в свою империю все, что под руку подвернется. Кстати, подобных конгломератов, напоминающих имение Плюшкина, немало на Руси. Да и схема финансирования собственного бизнеса с помощью банка-пылесоса весьма распространена в российских промышленных империях. А значит, катастрофы, подобные пугачевской, мы еще увидим.

Неликвидные активы

Что же теперь будет с «плюшкинской» коллекцией Пугачева? Спору нет, бизнесы в ней собраны красивые и интересные и стоимость их велика. Одна беда — неликвидны. Вот, например, что говорится на сайте ОПК: «Входящая в состав «ОПК Майнинг» Енисейская промышленная компания (ЕПК) предполагает строительство производственного комплекса мощностью до 15 млн тонн по добыче и обогащению углей Элегестского месторождения… Срок строительства угледобывающего комплекса компанией ЕПК на месторождении составит 6 лет». А деньги-то возвращать нужно сейчас.

Кроме того, ОПК владеет судостроительными предприятиями «Северная верфь» и «Балтийский завод», которые строят в первую очередь военные корабли. Единственным покупателем этих объектов в настоящее время может быть только государство. Сейчас пакеты акций этих судостроительных предприятий, а также конструкторского бюро «Айсберг» находятся в залоге у Банка России. По состоянию на 1 сентября у МПБ сохранялась задолженность по кредиту ЦБ в размере 31,8 млрд рублей. Принадлежит ОПК и крупный пакет акций «ОКБ Сухого» (13,78%). Опять же такой актив в силу его «оборонной» специфики просто так на рынок не выкинешь — он может быть продан только с разрешения государства.

А чего только стоят девелоперские проекты Пугачева! Еще одна цитата с сайта компании: «ОПК девелопмент» специализируется на реализации уникальных проектов премиум- и бизнес-класса. … В портфеле компании — проекты в сфере недвижимости общей площадью более 4,2 млн кв. м, наиболее значительными из которых являются: реконструкция и реставрация исторического комплекса по адресу: Москва, Красная площадь, дом 5 (Средние торговые ряды, принадлежали ранее Министерству обороны РФ, потом перешли к ФСО. — The New Times); строительство элитных коттеджных поселков и торгово-развлекательных центров на площади свыше 1000 га в районе Рублево-Успенского шоссе в Подмосковье; строительство многофункционального комплекса в историческом центре Санкт-Петербурга на Васильевском острове площадью 2,8 млн кв. м; строительство торгово-развлекательного и гостинично-апартаментного комплексов в центре Сочи». Эти миллионы квадратных метров недостроя совершенно невозможно быстро превратить в деньги. А если какая-то их часть и продастся оперативно, то лишь с колоссальным дисконтом. Кроме того, у сенатора возникли проблемы с проектом на Красной площади — Кремль заблокировал это строительство.

Спусковой крючок

Разрыв ликвидности, на которой строилась империя Пугачева, рано или поздно должен был сыграть роль «спускового крючка». Что и произошло: пришел крупный депозитор и потребовал свои деньги обратно. А денег-то нет — они зависли в «сверхвыгодных» проектах ОПК! На «спусковой крючок», вероятно, нажала «Башнефть». В конце января 2010-го Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск «Башнефти» и постановил взыскать с МПБ $66,45 млн. Именно этот относительно небольшой (в масштабах империи Пугачева) иск сгенерировал последующий обвал.

Вслед за «Башнефтью» пришли еще два крупных кредитора: «Северсталь» и «ОКБ Сухой». У обеих компаний зависли крупные депозиты в Межпромбанке. По состоянию на 1 сентября 2010 года в пассивах банка фигурировали неисполненные обязательства по депозитам юридических лиц в размере четырех млрд. рублей. В связи с этим основные неприятности сенатора еще впереди. Арбитражный суд Москвы 25 октября рассмотрит иск «ОКБ Сухого» о взыскании с Межпромбанка 3,95 млрд. рублей. На октябрь-ноябрь назначены заседания Арбитражного суда Москвы по иску «Северстали» о взыскании с МПБ 4,138 млрд. рублей по договорам депозитарного вклада.

К этому незавидному списку стоит добавить, что в июле сего года Межпромбанк не расплатился по евробондам на 200 млн. евро, что привело к кросс-дефолту (наложение взыскания на другие счета ответчика) по выпуску евробондов со сроком погашения в 2013 году — еще на 200 млн. долларов.

Что касается денег населения, то МПБ — единственный банк из ТОП-30, который не являлся членом системы обязательного страхования вкладов. А потому деньги физических лиц привлекала его розничная дочка — «Межпромбанк Плюс». По состоянию на 1 сентября в «МПБ Плюс» оставались вклады на сумму 1,9 млрд рублей. Вероятно, «МПБ Плюс» повторит судьбу «материнского» банка МПБ, так как отправлять розничную дочку на санацию бессмысленно: деньги населения уходили в тот же Межпромбанк и дальше — в долгоиграющие проекты Пугачева. По данным на 1 сентября, «МПБ Плюс» предоставил МПБ кредиты в размере 2,9 млрд рублей. Тот факт, что ЦБ до сих пор не спешит отзывать лицензию у «МПБ Плюс», можно объяснить только тем, что денежные власти не хотят провоцировать панику среди рядовых вкладчиков.

Политические игры

Известно, что банкир Пугачев увлекался политическими играми. В начале 2000-х о нем говорили как о персоне, «близкой к императору». А в прессе тогда порой упоминали Пугачева чуть ли не как «серого кардинала» и «кассира Кремля». Как бы то ни было, вероятно, в своих политических играх Пугачев чрезмерно понадеялся на то, что его «в случае чего» спасут. Между тем отношения между властью и бизнесом просты и циничны: для власти бизнесмен — дойная корова, и когда корова перестает давать молоко, ее режут. Во всяком случае, когда Центробанк уже объявил о том, что МПБ грозит банкротство, сенатор до последнего надеялся на спасительный кредит государственного ВТБ под залог акций Элегестского месторождения угля. Не дождался…

Почему же государство не поддержало Пугачева, а, например, Олегу Дерипаске помогло — ВЭБ выделил последнему крупный кредит. Да потому что иначе активы Дерипаски ушли бы за рубеж, а в кризис была жесткая установка с самого верха: «Ни пяди родной земли не отдавать!» Казус Пугачева иного свойства: активы могут уйти преимущественно государству и по дешевке. Так зачем же государству его спасать?

Чтобы затем выкупать его активы по дорогой цене?

Успешное существование финансово-хозяйственных конгломератов, подобных ОПК, было возможно только в условиях образования пузырей на том или ином рынке, например, недвижимости. Однако теперь, пока экономика не вырулила из состояния депрессии, ожидать повторения стремительного роста цен на активы — а значит, и надувания новых пузырей, — не приходится. Разрастающаяся раковая опухоль «плохих» долгов рано или поздно должна была начать убивать раздувшиеся на пузырях конгломераты. Что мы сейчас и наблюдаем.

Справка

Основные активы Объединенной промышленной корпорации (ОПК)

«ОКБ Сухой» — 13,78%

«Северная верфь» — 75,82%

Балтийский завод — 88,32%

КБ «Айсберг» — 64,81% (акции находятся в залоге у ЦБ под кредит в 31,8 млрд. рублей)

Енисейская промышленная корпорация

Элегестское месторождение угля — 100% (ВТБ не дал ОПК кредит 600 млн. долларов под залог этих акций)

Международный промышленный банк (Конечной материнской компанией банка является зарегистрированная в Новой Зеландии «ОПК Траст Кампэни Лимитед», контролируемая через офшорный траст Пугачевым С.В.)

«Межпромбанк Плюс»

Народный банк Республики Тува

Оригинал материала

«Новое время» от origindate::20.10.10