Служили Два Товарища

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У Путина есть друг в Dresdner Bank — бывший агент "Штази", завербованный им в Дрездене

1109232361-0.jpg Под руководством Матиаса Варнига российское отделение Dresdner Bank оценивало “Юганскнефтегаз” и консультирует “Газпром” по слиянию с “Роснефтью”. Самого Варнига монополия хочет видеть в своем совете директоров. До падения Берлинской стены банкир работал в тайной полиции ГДР, а после крушения коммунизма поддерживал личные и служебные связи с будущим президентом России Владимиром Путиным.

По данным из архивов “Штази”, которыми располагает WSJ, Варниг вышел в отставку в 1989 г. в звании майора. В 80-е гг., когда Путин работал в структурах 1-го управления (внешняя разведка) КГБ в Восточной Германии, Варниг помогал ему вербовать агентов на Западе, рассказывают их бывшие коллеги.

После распада СССР Путин и Варниг вновь объединили усилия, на этот раз в деле “строительства капитализма”. В 1991 г. Варниг, только что окончивший курсы менеджеров в Dresdner, открыл представительство банка в Санкт-Петербурге. Путин тогда отвечал в городской администрации за привлечение иностранных инвестиций.

Dresdner Bаnk, который принадлежит страховой группе Allianz и является третьим по величине банком Германии, финансировал поездки Путина в Германию. Когда жена будущего президента России Людмила попала в аварию, Dresdner помог поместить ее в немецкую клинику. Ни Путину, ни Варнигу никогда не предъявлялись обвинения в злоупотреблениях. Более того, помогая Путиным, банк, по всем признакам, не нарушил никакие законы.

Коллеги по конторе

История отношений Путина и Варнига была восстановлена по документам разведки и личной переписки, а также интервью их коллег. Документы “Штази”, рассекреченные после падения коммунизма, свидетельствуют о том, что Варниг, которому сейчас 49 лет, начал работать в разведке Восточной Германии в 1970-е гг. Из досье, с выдержками из которого один из авторов расследования WSJ Дэвид Кроуфорд ознакомил “Ведомости”, явствует, что в “Штази” Варниг специализировался на сборе и оценке информации о производстве вооружений.

Он быстро приобрел репутацию первоклассного вербовщика агентов в Западной Германии, рассказывает Франк Вайгельт, который утверждает, что был руководителем Варнига и работал вместе с ним над особо важными делами. В 1980-е гг. Варниг завербовал как минимум 20 агентов в ФРГ, которые должны были похитить технологии производства военных ракет и самолетов, рассказал Вайгельт в интервью, которые он дал в ноябре прошлого и феврале этого года.

Путин, свободно говорящий по-немецки, с 1985 г. также занимался вербовкой, но уже для КГБ. Путин создавал агентуру, способную работать без дипломатического прикрытия на территории противника, рассказывает Владимир Усольцев, бывший офицер КГБ, который говорит, что работал с Путиным в Дрездене в 1985-1987 гг.

За месяц до падения коммунистического режима ГДР, в октябре 1989 г., Варниг был командирован в Дрезден для негласного сотрудничества с КГБ, рассказывает Вайгельт. Как раз тогда советская разведка проводила в городе операцию по вербовке сотрудников “Штази”, рассчитывая “перехватить” ее агентурную сеть в Западной Германии.

Клаус Цухолд, бывший офицер “Штази”, который, по его утверждению, был завербован в КГБ Путиным, узнал Варнига на фотографии, показанной ему журналистами WSJ. Цухолд говорит, что Варниг входил в одну из нескольких “ячеек” КГБ, организованных Путиным в Дрездене.

“Ячейка” Варнига, организованная Путиным вскоре после падения Берлинской стены, действовала “под прикрытием консалтинговой фирмы”, на самом деле вербуя агентов для КГБ, утверждает Цухолд. По его словам, каждого агента убеждали открыть свое дело, чтобы финансировать разведывательную деятельность.

Ирене Пич, жена одного немецкого банкира, познакомилась с Людмилой Путиной в начале 90-х гг. По словам Пич, будущая первая леди России говорила ей, что с “восточными” немцами куда проще найти общий язык, чем с “западными”. В разговоре за кофе в Гамбурге в 1996 г. Путина привела в пример Варнига, вспоминает Пич.

“Она сказала, что все мы выросли в одной системе, а Володя и Варниг работали в одной фирме, — рассказывает Пич. — Я спросила, что она имеет в виду. Она ответила, что Матиас был в «Штази», а Володя — в КГБ”.

В прошлом году по запросу WSJ Dresdner Bank изучил личное дело Варнига, работа на “Штази” в нем не упоминается, сказал пресс-секретарь банка Бернхард Блом. Пресс-секретарь российского подразделения Dresdner Bank отказалась от комментариев. Получить комментарии самого Варнига не удалось.

А источник в администрации президента затруднился сказать, контактировали ли Путин и Варниг во время работы в спецслужбах СССР и ГДР. Пресс-служба Кремля сказала WSJ, что Путин недоступен для интервью.

Встреча на Неве

В июне 1991 г. Путин возглавил Комитет по внешним связям в администрации Санкт-Петербурга. Мэр Северной столицы Анатолий Собчак замкнул на него контакты с иностранными инвесторами. А два месяца спустя в бывшую столицу Российской империи приехал Варниг с заданием открыть в городе представительство Dresdner Bank, что и произошло в декабре того же года.

Варниг стал банкиром в 1990 г. В Dresdner его нанял Бернард Вальтер, который в то время отвечал за операции банка в Восточной Европе. Вальтер вспоминает, что Варниг представился ему бывшим сотрудником Министерства экономики ГДР.

А в 1993 г. в городе на Неве открылся “БНП — Дрезднер банк” — совместное предприятие Dresdner и французского BNP. “В 1993 г. мы могли открыть банк только в Петербурге, — вспоминал Варниг в интервью «Ведомостям», которое он дал в начале 2001 г. — Это было бы невозможно без участия [питерского мэра Анатолия] Собчака и […] Путина”. Мэрия помогла BNP-Dresdner въехать в особняк на площади Исаакиевского собора. Когда-то в этом дворце располагалось посольство Германской империи.

Путин и Варниг не делали секрета из своего знакомства. “С Матиасом [Варнигом] меня познакомил Путин, — рассказывает Сергей Беляев, отвечавший в администрации Собчака за приватизацию. — Сразу было ясно, что они товарищи”.

Контакты с Путиным оказались для Варнига внушительным “активом”. “Чтобы начать бизнес, нужна была лицензия, а все лицензии подписывал Путин, — вспоминает Дитер Маньковски, который в начале 1990-х руководил питерским представительством Торгово-промышленной палаты ФРГ. — Бизнесменам нужен был покровитель. Это могла быть преступная группировка или чиновник”.

А в 1994 г. Варнигу выпала возможность подставить плечо Путину. Людмила Путина сломала позвоночник и основание черепа в автокатастрофе. Dresdner, по словам его пресс-секретаря Блома, по просьбе Путина оплатил транспортировку пострадавшей в специальную клинику в Бад Гомбурге и часть расходов на лечение. Банк также признает, что оплачивал две поездки Путина в Гамбург, где тот выступал с лекциями перед местными предпринимателями. Работая в мэрии, Путин ездил в Германию на различные конференции, организаторы которых брали на себя расходы участников, подтверждает представитель Кремля, но о “персональном” финансировании командировок Путина речь не шла.

В 1990-е гг. командировки “за счет организаторов” не нарушали законов ни России, ни ФРГ. В Германии такая практика была разрешена до 1999 г., уточняет председатель Transparency International Питер Айген.

Большой бизнес

Во второй половине 1990-х Dresdner становится крупным игроком на российском рынке и укрепляет свои связи с “Газпромом”. В 1996 г. немецкий банк был одним из финансовых консультантов газового концерна при размещении его ADR, а в 1999 г. консультировал Ruhrgas, который купил у российского правительства 2,5% акций “Газпрома”.

Тем временем Варниг обживался в России. Он быстро “обрусел”, рассказывает один из его бывших коллег. Варниг купил загородный дом на Лодейном поле, километрах в 200 от Петербурга. Путины там нередко бывали, рассказывают их друзья из банка.

После поражения Собчака на выборах в 1996 г. Путин переехал в Москву. А в 1999 г. он стал сначала премьер-министром России, а потом исполняющим обязанности президента.

А в 2002 г. в Москву переехал и Варниг — в качестве президента ЗАО “Дрезднер Банк”. Летом 2003 г., когда российское представительство инвестиционного подразделения банка — Dresdner Kleinwort Wasserstein (DrKW) объединилось с ЗАО “Дрезднер Банк”, Варниг стал руководителем всех российских операций группы.

А в 2003 г. Варниг вошел в совет директоров питерского банка “Россия”, 42% акций которого принадлежат Юрию Ковальчуку — другому старому знакомому Путина. В начале 2004 г. опальный миллиардер Борис Березовский называл Ковальчука одним из “новых олигархов”, сделавших состояние на близости к земляку-президенту.

Дружба с Путиным особенно пригодилась Варнигу, когда президент стал назначать на ключевые посты своих земляков. “Этот человек открывает для Dresdner двери, — отзывается о Варниге Штефан Штайн, руководитель петербургского представительства Германской торговой палаты. — У него есть связи во всех министерствах. Он знает, какие проекты когда начинаются, и может договориться о выгодных условиях”.

Сотрудничество Dresdner с “Газпромом” продолжилось и после того, как к управлению концерном пришла команда питерца Алексея Миллера. В 2003 г. DrKW и Morgan Stanley выступали в качестве лид-менеджеров при размещении еврооблигаций “Газпрома” на $1,75 млрд. А в октябре 2004 г. концерн нанял DrKW консультантом по слиянию с “Роснефтью”. Позднее газовая монополия поручила Citigroup и Deutsche Bank сделать заключение о справедливости готовящейся сделки (fairness opinion).

За два месяца до этого Минюст нанял DrKW оценить главный актив “ЮКОСа” — “Юганскнефтегаз”. Судебные приставы как раз готовили “Юганск” на продажу, чтобы покрыть долги “ЮКОСа” перед бюджетом.

DrKW получил этот контракт без тендера, а источник, близкий к администрации президента, говорил тогда “Ведомостям”, что свое решение Минюст согласовал с Путиным. Пресс-служба президента заявила WSJ, что Кремль не имел никакого отношения к этому решению. “Мы не взялись бы за оценку, если бы не были уверены, что сможем провести ее на должном уровне”, — сказал тогда руководитель инвестиционного банкинга DrKW Боб Форесман.

В октябре DrKW оценил “дочку” “ЮКОСа” в $10,4-18,3 млрд. Минюст выбрал нижнюю, по выражению DrKW, “очень консервативную”, оценку. Опасаясь за свою репутацию, инвестбанк пошел на необычный шаг и опубликовал свой отчет об оценке “Юганска” в Интернете.

В итоге “Юганск” был продан 19 октября никому не известной “Байкалфинансгрупп”, которая в итоге перешла под контроль государственной “Роснефти”.

В феврале “Газпром” выдвинул кандидатуру Варнига в свой совет директоров. Менеджеры монополии объясняли этот шаг стремлением увеличить в совете число независимых директоров. Но Уильям Браудер, глава Hermitage Capital, считает, что утверждения о независимости Варнига не выдерживают критики, ведь Dresdner зарабатывает на контрактах с “Газпромом”.

Путин и Варниг поддерживают знакомство — иногда они ужинают вместе в подмосковной резиденции Путина, утверждают источники WSJ. Представитель Кремля не смог подтвердить или опровергнуть эту информацию “Ведомостям”.

Татьяна Бочкарева, Екатерина Кудашкина, Анна Николаева, Елена Мязина, Ирина Резник

Оригинал материала

«Ведомости»