Слухи и разоблачения «Дела Зиринова»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Николай Нестеренко

Военный суд Ростова-на-Дону судит экс депутата Кубани Сергея Зиринова


Его вместе с другими жителями Анапы, оказавшимися на скамье подсудимых, обвиняют в тяжких преступлениях.

«Дело Зиринова» сразу вошло в ряд наиболее резонансных и громких процессов в современной судебной истории России. Однако происходящее сейчас в зале суда куда больше напоминает совсем другие процессы – те самые печально известные судилища из советского прошлого, где виновные назначались заранее, а если улики или показания свидетелей противоречили позиции прокуроров – что ж, тем хуже для улик и свидетелей.

Примечательно, что анапского бизнесмена Сергея Зиринова еще задолго до судебного процесса успели уличить во всех смертных грехах: от дружбы с ворами в законе до формирования преступного синдиката из полиции и судебных органов.

«ТЕНЕВОЙ ХОЗЯИН АНАПЫ»

Невероятные слухи о Сергее Зиринове стали появляться в различных интернет-изданиях вскоре после его задержания весной 2013 года. Если официальные СМИ еще сдерживались в своих оценках и суждениях, так или иначе руководствуясь законом «О СМИ», то «желтая пресса» не стала стесняться полета фантазии, словно соревнуясь друг с другом в криминальных определениях.

С тех пор Зиринова называют «крестным отцом», «главой анапской ОПГ» и «теневым хозяином Анапы», а выстроенную им бизнес-империю – не иначе как «мафиозным спрутом», контролирующим различные экономические сферы жизни курортного города. А в качестве подтверждения приводят такой довод: Зиринов имел нормальные отношения почти со всеми городскими руководителями Анапы. Нашлись в Интернете и желающие поставить в вину Зиринову фотографию с Дмитрием Медведевым.

Пресса писала: «В 2011 году Медведев с семьей прилетел на вертолете из Сочи в Анапу. Его встречали кубанский губернатор Ткачёв и бывший мэр Анапы Евсикова с полной свитой. С их благословения Зиринова, скорее всего, и познакомили с президентом».

Но если эти выпады противников бизнесмена еще можно посчитать «цветочками», то отдельные СМИ позволили себе «ягодки». Например, появилась информация о связях предпринимателя с известным в России криминальным авторитетом Дедом Хасаном. Согласно информационному «вбросу», Дед Хасан якобы лично назначил родного дядю Зиринова «смотрящим» за Анапой, а после его трагической гибели лично «разрулил» ситуацию в Анапе. В итоге бизнес дяди отошел его племяннику».

При этом никаких доказательств в материалах СМИ не приводится – ни пожелтевших от времени фотографий, где Зиринов окружен сплошь и рядом известными «ворами в законе», ни документов, из которых следует, что он незаконно стал владельцем черноморских «заводов и пароходов».

Дальше – больше. Отсутствие претензий на подобные публикации в форме судебных исков о защите чести и достоинства Зиринова и его семьи (напомним, в это время кубанский бизнесмен уже находился под арестом, а его родственники от отчаяния не знали, что делать в такой ситуации) подвигло «интернет-стрингеров» на куда более изощренные фантазии.

«Крышей» бизнесмена СМИ наряду с авторитетами криминального мира «назначили» – ни много ни мало – руководителей судебной власти в стране. Как писала пресса, «по некоторым сведениям, сотрудники высшей судебной иерархии России предпочитают отдыхать в отеле «Золотая Бухта», который «курирует» Сергей Зиринов». Надо полагать, что и тысячи других людей, отдыхавших в указанном месте, также можно рассматривать в качестве генералов и рядовых «криминальной армии» анапского «мафиозо»?

Как ни удивительно, но в неких высокопоставленных покровителей поверила, похоже, даже Генеральная прокуратура, которая ходатайствовала о переносе процесса над Зириновым из Краснодара в Ростов-на-Дону. Правда, вскоре прокуроры, не найдя доказательств влияния Зиринова на судебную систему, свое ходатайство отозвали, но высшая судебная инстанция, которая, если верить многочисленным заверениям анонимных инсайдеров и стрингеров, «крышует» подсудимого, по непонятным причинам согласилась передать дело в Ростов!

По мнению юристов, дело по обвинению гражданских лиц необоснованно передают в военный суд, где традиционно решается судьба военнослужащих, убийц чиновников и террористов. Из чего можно сделать только один вывод – высокопоставленных друзей в судебной иерархии страны у Зиринова на самом деле не было и нет…

СЛЕДСТВИЕ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Напомню, что первоначально дело по трем эпизодам должно было слушаться в Краснодарском краевом суде. Но 12 марта 2015 года у здания суда внезапно собралась толпа казаков, заявивших, что они приехали на суд над убийцами казака. Судье Поддубному, в чьем производстве находилось «дело Зиринова», казачий демарш не понравился, и он пообещал в следующий раз обратиться за помощью в полицию.

Но следующего раза уже не было – вскоре замгенпрокурора России ходатайствовал перед Верховным судом об изменении территориальной подсудности и передаче этого уголовного дела для рассмотрения в Северо-Кавказский военный окружной суд. Надо отметить, что это далеко не первая смена городов и регионов. За два года в «деле Зиринова» сменилось порядка 40 следователей из следственного отдела Анапы, Следственного управления СКР по Краснодарскому краю, ГСУ СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу и Управления по расследованию особо важных дел центрального аппарата СК РФ.

Но всем этим опытнейшим специалистам удалось вменить обвиняемым лишь три эпизода, причем даже по ним доказательная база основывается на показаниях двух бывших сотрудников МВД и ФСБ, с которыми следствие ранее заключило досудебное соглашение о сотрудничестве.

Когда 15 июля в Северо-Кавказском окружном военном суде состоялось предварительное слушание по этому делу, оно проходило в закрытом режиме. Но в тот же день многие российские СМИ процитировали неожиданное заявление официального представителя СК РФ Владимира Маркина. «Преступная группа, которую возглавляли Зиринов и Эйриян, была типичной бандой со своим планированием и распределением ролей между участниками.

В преступной деятельности они, естественно, использовали огнестрельное оружие, средства маскировки и конспирации. Сама банда контролировала значительную часть бизнеса в Анапе, и мало кому приходило в голову противостоять ее участникам. А тех, кто пытался возразить, ждала печальная участь», – что называется, срывал покровы господин Маркин, игнорируя тот факт, что назвать человека преступником может только суд…

Почему официальный представитель Следственного комитета заранее посчитал подсудимого виновным, я гадать не буду. Но напомню, что презумпцию невиновности в нашей стране пока не отменяли и до приговора суда никто не может говорить о виновности обвиняемого в утвердительной форме, даже генерал СК РФ.

ШЕМЯКИН СУД

О компетентности и непредвзятости российских судей можно говорить долго, но в случае с делом Зиринова в это верится с трудом. Ведущий дело судья Олег Волков, на мой взгляд, почему-то игнорирует все доводы защиты, в то же самое время позволяя обвинению использовать под видом фактов, например, процитированные нами выше публикации малоизвестных изданий и порталов.

Например, когда пострадавший, казачий атаман Николай Нестеренко, заявил суду, что Зиринов был связан с Дедом Хасаном, указать источник этой информации он не смог, сказав, что «все об этом знают» и «в Интернете все написано».

«Может, вам об этом кто-то говорил?» – поинтересовался прокурор.

«Намек понял», – бодро ответил атаман под смех присутствующих, и тут же сообщил, что о своих связях со знаменитым вором в законе Зиринов рассказывал ему лично. Со стороны суда этот эпизод не вызвал никаких возражений…

Однако связать анапского бизнесмена и вора в законе всероссийского значения будет не так-то просто. Сам Зиринов категорически это предположение опроверг. Если он был неискренен, то практически подписал себе смертный приговор – в уголовной среде к таким вопросам относятся крайне щепетильно и тщательно следят за соблюдением «понятий». Так что Зиринов практически поручился в правдивости своих показаний собственной жизнью.

Вышеописанный эпизод с показаниями Нестеренко, к сожалению, не единственный. Других подсудимых Нестеренко, с его слов, тоже знает, поскольку «Анапа – город маленький! Ну что непонятного? Все про всех знают, что кому, как и чего…» Собственно, большинство своих показаний атаман сопровождал этой фразой, пока у адвоката обвиняемого Анны Ставицкой не кончилось терпение.

«Все время мы слышим ссылки на какие-то слухи. Хотелось бы ближе к фактам. Мы все хотим услышать доводы: зачем Зиринову нужно было покушаться на уважаемого Николая Дмитриевича», – напрямик поинтересовалась она. Нестеренко на это ответил столь невразумительно, что его защитник попросил объявить перерыв, поскольку его клиент «запутался».

Остался без разъяснений и другой важный вопрос. Почему сразу после покушения, едва перевязав раны, Нестеренко, по его собственным словам, бросился на встречу с Зириновым.

Как пояснил атаман в зале суда, он хотел спросить бизнесмена, не он ли стоит за покушением?

Ситуация, при которой жертва покушения, одна и без оружия, спешит на встречу с тем, кого подозревает в организации этого покушения, по меньшей мере удивительна. Хотя именно здесь защита видит определенный мотив – Нестеренко мог воспользоваться ситуацией и потребовать чего-то от известного бизнесмена, угрожая в случае отказа обвинить его в заказе. В пользу этого, кстати, косвенно свидетельствует анализ материалов самого первого допроса атамана через несколько дней после покушения, на котором тот недвусмысленно заявил следователю, что не знает о том, кто может стоять за этим преступлением.

Любопытно, что считать Зиринова своим врагом у Нестеренко на тот момент не было никаких оснований и он сам об этом заявляет со всей определенностью. Когда на суде прокурор поинтересовался у атамана, не пересекались ли его деловые интересы с зириновскими и не было ли с ним проблем, Нестеренко четко говорит: «Нет, не пересекались, и проблем не было».

Не было конфликтов с Зириновым у Нестеренко ни по линии казачества, ни по общественной работе. Более того, атаман, что называется, положительно характеризует бизнесмена.

«Я знаю, что он помогал инвалидам, спортсменам. Спонсировал выступление чемпиона мира», – заявил Нестеренко в зале суда.

Почему же он, в таком случае, решил, что киллеров прислал именно Зиринов? «А больше некому!» – ответил казак на этот вопрос прокурора.

Странная логика у пострадавшего, не находите? Но это лишь самая маленькая странность во всем этом деле.

ДЕЛО ПОД ПЫТКАМИ?

Непонятные ситуации продолжались в суде и во время допроса одного из досудебщиков, бывшего начальника охраны Зиринова Андрея Мирошникова. Он попытался рассказать о том, при каких обстоятельствах давал признательные показания следствию. Но судья поспешно прервал выступление ключевого свидетеля, заявив, что эти подробности к делу не относятся.

Между тем СМИ уже сообщали о давлении, угрозах и даже пытках подозреваемых по данному делу, так что запрет со стороны судьи выглядит, по меньшей мере, непонятным. Ведь именно благодаря полученным теперь уже непонятно какими методами показаниям Мирошникова на скамье подсудимых и оказались нынешние фигуранты.

Некоторое представление о способах сбора показаний нам может дать рассказ Эдуарда Паладьяна, проходящего по этому делу вместе с Зириновым. «В ходе предварительного расследования на протяжении нескольких месяцев в отношении меня осуществлялись пытки и другие недозволенные методы ведения следствия, – говорит 60-летний подсудимый. – Применялось физическое насилие, оказывалось моральное и психологическое давление с целью получить от меня признательные показания. Меня убеждали, что жаловаться бесполезно и что лучше признать то, в чем меня обвиняют, и подписывать то, что мне предлагают для подписи. В противном случае живым я отсюда не выйду».

Осмотрев Паладьяна через неделю после задержания, заведующий Абинским отделением СМЭ ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» Сергей Попов обнаружил на его теле ссадины и кровоподтеки. Характер повреждений похож на те, что остаются, если между пальцами зажать карандаш и долго сжимать, загонять под ногти стержни шариковой ручки и бить по коленям резиновым шлангом. Через неделю другой эксперт – Виктория Кузелева – обнаруживает на руках Паладьяна ожоги, «образовавшиеся от действия электрического тока».

Подозрения в сомнительных методах, используемых следствием, увы, далеко не беспочвенны. И дело не только в пытках. Как рассказала адвокат Анна Ставицкая, одним из аргументов обвинения на процессе стали записи прослушки телефонных разговоров Нестеренко, якобы обнаруженные следователями на принадлежащем Зиринову компьютере.

«То, что представителям гособвинения не очень выгодно, они «проглатывают». Поэтому, возможно, не так четко прозвучало, что в ходе первоначального осмотра компьютера аудиофайлы не открылись. Прослушать их удалось только тогда, когда они были предоставлены полицейскими представителям следствия. Вам любой компьютерщик может сказать, что относительно удаленных файлов очень трудно сказать, когда именно они были удалены. Я считаю, что эти файлы были перенесены на компьютер уже после его изъятия. Зиринов всегда отрицал, что эти записи находились у него», – сообщила адвокат.

Не меньшее удивление вызывает и то обстоятельство, что, по словам защиты, понятыми при проводимых по этому делу обысках постоянно оказывались одни и те же люди. Некоторые из них ухитрились оказаться понятыми по 15 раз, хотя закон это прямо запрещает, а один человек побывал понятым на обысках, проводимых в двух разных городах – Анапе и Краснодаре.

«Практически все протоколы обысков и осмотров подписаны одними и теми же людьми, – говорит Ставицкая. – Мы полагаем, что либо людей вообще не было на месте обыска и за них подписывал документы кто-то другой, либо это ангажированные полицией люди». Защита попросила суд не представлять доказательства, полученные с участием таких «понятых», коллегии присяжных, но суд в этом ходатайстве отказал.

РАЗНОШЕРСТНАЯ КОМПАНИЯ

Большое удивление вызывает и состав обвиняемых в покушении на убийство Нестеренко. Сам Сергей Зиринов – успешный предприниматель, региональный политик, депутат краевого законодательного собрания. В 2011 году он защитил диссертацию по антикризисному управлению, став доктором экономических наук, и лично демонстрировал тогдашнему Президенту России Дмитрию Медведеву элитный жилой комплекс «Золотая бухта», который построила его компания.

Вместе с Зириновым подсудимым числится чемпион мира по смешанным единоборствам Амар Сулоев – ученик известного анапского тренера Андраника Ашугяна и спарринг-партнер знаменитого Фёдора Емельяненко.

Еще один фигурант – Евгений Александрович, юрист, кандидат наук, прошедший путь от начальника аппарата Анапского суда до администратора Краснодарского, а затем помощника председателя Ставропольского краевого суда. СМИ пишут о нем как о «типичном ботанике с ослабленным зрением». Но это не смущает ни следствие, ни суд – если в главные виновники назначили депутата и доктора экономических наук, то слабовидящий кандидат юридических наук в роли подручного удивления вызывать уже не должен.

Не менее колоритны и остальные «злодеи»: 60-летний продавец автомобилей Эдуард Паладьян, в вину которому вменяют продажу машины, на которой, возможно, кем-то были совершены преступления; уважаемый анапский бизнесмен Анастас Тильгеров; Карник Асланян, у которого Европейский суд по правам человека принял жалобу к рассмотрению в связи с пытками в рамках расследования этого дела. Непривычно видеть предполагаемого соучастника убийства, ищущего справедливости в международных инстанциях, не правда ли?

САМЫЙ ГУМАННЫЙ В МИРЕ СУД

Но пора подвести итог всем странностям, преследующим буквально каждый этап расследования, а теперь и рассмотрения этого дела в суде.

Итак, весьма успешного бизнесмена и депутата трех созывов кубанского парламента в одночасье «делают» жестоким преступником, да еще в группе, состоящей сплошь из примерных семьянинов и достигших успеха в жизни мужчин. Однако допрос по первому эпизоду – покушению на кошевого атамана Нестеренко – показывает лишь, что у Зиринова не было никаких серьезных разногласий с пострадавшим казаком.

Никаких покровителей в судебной иерар­хии страны, либо во властных верхах у Зиринова нет – в противном случае, никакого «дела Зиринова» попросту не было бы.

Обвинение построено на основании показаний двух «досудебщиков», один из которых уже дал возможность усомниться в законности получения оных. Достоянием общественности стала информация о том, что 26 августа адвокат Мирошникова Белоногов обратился к суду с ходатайством о нарушении прав его подзащитного. Он заявил, что допросы проводились без участия адвоката, а перед самыми важными допросами его камеру посещали сотрудники ФСБ. В ходатайстве указано более 20 случаев, когда в камеру к Мирошникову приходили силовики. Прозвучали фамилии Турбин и Каримов. Однако судью обращение Белоногова не заинтересовало, а коллегии присяжных показали «кино» – видеозапись показаний Мирошникова.

Примечательно, когда судья спросил ключевого свидетеля о знакомстве с людьми, находящимися в «аквариуме», тот, заметно нервничая, ответил: одного из подсудимых первый раз увидел в суде, о существовании некоторых других просто знает, но не общался.

– Мы не раз заявляли, что в деле есть много нестыковок, – говорит адвокат Анна Ставицкая. – В частности, такие противоречия есть в показаниях Мирошникова. Мое мнение, что свидетель на предварительном следствии давал ложные показания, чтобы пойти на сделку со следствием и получить минимальный срок. Отказ Мирошникова от дачи показаний в суде фактически свидетельствует, что он эти показания не подтвердил…

Расследование «дела Зиринова» изначально сопровождалось оголтелой информационной кампанией по дискредитации имени успешного бизнесмена и политика. Построена она была на слухах и домыслах. Ни одного реального доказательства о причастности Зиринова к криминальным структурам или о незаконности его бизнес-деятельности за два с половиной года с момента ареста Зиринова приведены не были.

В ходе следствия менялись десятки следователей, а в ходе подготовки к суду – место проведения судебного заседания, на мой взгляд, подальше от свидетелей из Анапы. Выступление основного свидетеля обрывается судьей на полуслове, а потерпевшему прокурор буквально подсказывает показания. Эпопея с отказами ходатайствам защиты продолжается и в Ростове – они отклоняются одно за другим. Спрашивается, зачем вообще в таком случае понадобилось проводить суд, тем более с участием присяжных?

А тем временем, как пишут ростовские СМИ со ссылкой на московскую прокуратуру, Зиринов признан потерпевшим по факту вымогательства у его семьи 400 млн рублей и рейдерского захвата одного из предприятий его бизнес-империи. Не существует ли прямой связи между арестом кубанского предпринимателя и интересом рейдеров к его имуществу? Безусловно, это может быть лишь совпадением или роковой случайностью, но что-то слишком много стало появляться в «деле Зиринова» различных нестыковок и «белых пятен», на которые не способен ответить даже самый гуманный суд в мире.

Ссылки

Источник публикации