Случай из жизни. Аркадий Мамонтов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Мамонтов на коленях, с красным лицом, вот-вот удар хватит, ползал по асфальту, собирая деньги"

Оригинал этого материала
© Сергей Тополь, origindate::15.11.2012, Фото: via kp.ru , Иллюстрация: Сергей Тополь

Случай из жизни. Аркадий Мамонтов

Compromat.Ru

Аркадий Мамонтов

С Аркадием Мамонтовым судьба свела меня в Москве летом 1995 года после событий в Буденновске, куда я был послан как спецкор «Коммерсанта» освещать те трагические, но уже порядком подзабытые события, перевернувшие одну из трагических страниц новейшей российской истории.

О том, как там все происходило, я написал книгу «Будённовск. Репортаж под прицелом».

Встреча продолжалась пару минут, после этого я Мамонтова не видел и его репортажи не смотрел. Но об этом ниже.

Хотя пару репортажей я все-таки посмотрел. Правда, в записи. Дело в том, что несколько лет назад умерла жена моего друга. Удивительной красоты и ума женщина. Кандидат медицинских наук. У нее был диабет. Ей ампутировали ногу. Я не знаю, кто бы так мужественно держался как она. Просила не считать ее инвалидом, обдумывала, как приспособить автомобиль к ее, как она считала, маленькому недостатку. А потом у нее стали отказывать почки. Она жила на диализе и ждала, когда придет ее очередь на пересадку. Не дождалась. Мамонтов слепил спецрепортаж об убийцах в «белых одеждах» и очередь вместе с сотнями жизней оборвали. В общем, жена моего друга до операции не дожила. Дело врачей вскоре закрыли за недоказанностью, а российская наука еще больше отстала от мировой.

Второй раз я увидел и опять в записи его поделку о [page_32439.htm трех дурах], скромничающих на солее храма, под которым автомойка и другие богоугодные РПЦ заведения. На экране монитора Мамонтов с прокурорскими интонациями резонерствовал, клеймил и придавал анафеме дур, которым было остаточно отцовских розог, как самых главных врагов церкви. Похоже, все это было на суд святой инквизиции.

В общем, привожу конец главы «Солидарность» из моего «Будённовска»:

«Никаких решительных действий ни боевики, ни федералы не предпринимали. С помощью переговоров удалось добиться лишь освобождения нескольких заложников и выдачи тел убитых в больнице милиционеров.

Басаев продолжал настаивать на пресс-конференции, а власти весь день решали, стоит ли ему дать возможность встретиться с журналистами. Поскольку сотовым телефоном нас с Эдди Оппом перед отъездом не снарядили, то первую информацию и фотопленки мы передали в Москву с кем-то из корреспондентов, которого сменил коллега.

Потом я договорился с двумя телевизионщиками из НТВ. Они каждый день ездили на несколько часов в Пятигорск перегонять в Москву свои съемки, для чего наняли местного водителя. Из Пятигорска я мог спокойно позвонить в редакцию. — Заплатишь — возьмем, — сказал один из телевизионщиков.

Честно говоря, меня это удивило. Проведя полжизни в геологических партиях, я часто пользовался автостопом, и никто никогда не просил у меня за это деньги.

Тем более что платили они не свои, а казенные. Да и место свободное у них было — я никого не стеснял.

В Пятигорске остановились на пару часов в гостинице «Интурист» у подножья горы Машук, рядом с местным телецентром. Сняли номера. Я принял душ. Поговорил с Москвой.

Только на обратном пути в машине я вспомнил, что забыл заплатить за номер и паспорт остался у портье.

— Давай деньги, — сказали мне. — Паспорт завтра — привезем.

Прикинув, что больше 100 тыс. (старых) номер стоить не может, я отсчитал купюры.

Через два дня мне вместо паспорта вручили записку спецкора НТВ Аркадия Мамонтова о том, что гостиничный номер стоит гораздо дороже и что пока я не расплачусь, мой паспорт побудет у него.

— А где Аркаша? — полез я в карман за деньгами.

— Он в Москву вчера улетел, — пояснил его коллега.

— С моим паспортом?

— Ну, ты же должен, — спокойно сказали мне.

Я тупо глядел на записку. Меня оставили в зоне боевых действий без паспорта. Да и билет, чтобы лететь в Москву, я не смогу купить.

— Он что, обалдел?

— Почему же, ты ему должен.

Крыть мне было нечем. Тут в клубе дали связь с Москвой, и я, растолкав очередь, набрал номер, который был в записке.

Compromat.Ru

На удивление, трубку взял сам Мамонтов.

— Ты что, мразь, действительно не понимаешь что сделал? — орал я в телефон.

Мамонтов повесил трубку.

Через неделю в Москве, когда все кончилось, он пришел на встречу со мной с двумя охранниками. Я взял паспорт и полистал его. Все странички оказались целые, и я сунул документ в карман. Достал деньги и вслух пересчитал их. А затем как бы невзначай: невзначай уронил на асфальт. Повернулся и пошел к машине. До нее было метров пятьдесят. Перед тем как уехать, я обернулся. Мамонтов на коленях, с красным лицом, вот-вот удар хватит, ползал по асфальту, собирая деньги. Его спутники молча смотрели мне вслед.

Журналистское безделье закончилось 16 июня. Около пяти часов вечера. В пресс-центр пришел офицер и сказал: «Записывайтесь, кто пойдёт к Басаеву». Записались все, однако попасть в больницу удалось лишь избранным".


***

Билет на самолет в Москву мне продали по командировочному удостоверению, которое отметили подписями и печатью с волком Шамиль Басаев и его правая рука Асланбек Большой. Оба покойники.


***

Кто поставил коньяк Бараеву

Журналистка Романова: "...за ней сбегал в буфет, открыл и поставил рядом с телом корреспондент Аркаша Мамонтов"

Оригинал этого материала
© ТК "Дождь", origindate::14.11.2012, Ксения Собчак и Аркадий Мамонтов о борьбе с коррупцией и божьей каре за клевету

[...]

Собчак: Я вам хотела прочитать небольшой отрывок, который вызвал большое количество шума в интернете. «Десять лет назад я сидела в вечернем эфире Рен ТВ, и хорошо помню момент, когда увидела сообщение о неизвестных, взявших заложников в театре. Домой я попала через четыре дня. Каким-то чудом меня разыскала одноклассница и сказала, что её квартира находится напротив Норд Оста. И что съмочная группа может остановиться у неё. А потом нам показывали мертвого Бараева, рядом с телом которого стояла початая бутылка коньяка. Люди, работавшие тогда на ТВ прекрасно помнят откуда взялась эта бутылка, за ней сбегал в буфет, открыл и поставил рядом с телом корреспондент Аркаша Мамонтов». Это запись Ольги Романовой.

Мамонтов: А вы читали мой ответ ей?

Собчак: Да, я читала ваш ответ. Но мне бы хотелось, чтобы вы ответили в прямом эфире.

Мамонтов: Это либо просто злобная клевета, либо этот человек просто по недомыслию написал, сидя в теплой квартире подруги. Я в тот момент как раз был у культурного центра на Дубровке.

Собчак: А как, по-вашему, складывалась эта ситуация?

Мамонтов: Я не находился внутри здания, ни какой бутылки никто не ставил, это просто бред сивой кобылы. Чем он вызван, я не знаю. Писать всякую ахинею, поверьте, не сложно. Это ложь от начала и до конца.

Собчак: Почему вы тогда не судитесь?

Мамонтов: Зачем судиться с откровенным враньем? Я ответил ей в интернете.

Собчак: У нас сейчас на телефоне Ольга Романова. Ольга, добрый день!

Романова: Добрый день!

Собчак: Я только что зачитала Аркадию Мамонтову, ваш блог касательно бутылки коньяка. Он говорит, что это ложь и клевета, что его там, в принципе, внутри здания быть не могло.

Романова: Да, я этот случай помню очень хорошо.

Мамонтов: Ольга, ответьте на один вопрос: вы лично видели, как я заходил в здание с бутылкой коньяка и открывал её? Или, может быть, вам это кто-то рассказал? Источник назовёте?

Романова: Несколько съёмочных групп.

Мамонтов: Каких съёмочных групп??? Они засняли меня, с бутылкой в руках? Там не было нескольких съемочных групп внутри здания и быть не могло на тот момент! После штурма в здании находилась только одна съёмочная группа. Поэтому Оля, когда вы пользуетесь слухами для наполнения своего блога популярностью, вы хотя бы проверяйте их у независимых источников, дабы сохранять журналистскую объективность и не вводить в заблуждение российскую блогосферу! Чтобы вам впоследствии не было стыдно за такие глупости. Аудитория «Дождя» будет сейчас немного разочарована тем, что вы сейчас подтверждаете непроверенную и абсолютно лживую информацию. Вас там не было, а я лично там находился. И вы мне рассказываете, какая там была обстановка, и кто, что делал. Вам не кажется это смешным и несерьёзным поведением для журналиста? Давайте проведем расследование по этому вопросу!

Собчак: Ольга, вам слово.

Романова: Я не думаю, что Аркадий Мамонтов имеет право на проведение каких-либо расследований. Но ещё раз могу подтвердить тот факт, что Аркадий Мамонтов там был и сделал это.

Собчак: Есть ли у вас люди, которые могут это подтвердить? Вы можете назвать фамилии людей, которые смогли бы подтвердить правоту ваших слов?

Романова: Там было много людей, в том числе и участники спецоперации, с которыми я разговаривала.

Собчак: Вы могли бы назвать кого-либо из них поименно, чтобы мы понимали о ком идет речь?

Романова: Я не уверена, что прямо сейчас я могу назвать какие-либо конкретные фамилии. Но если Аркадий Мамонтов хочет узнать их, то я рекомендую ему подать на меня в суд за клевету. И я думаю, что в судебном разбирательстве мы сможем узнать фамилии и имена свидетелей этого события.

Собчак: Вы говорите, что эти фамилии есть, а почему же не хотите их сейчас назвать?

Романова: Этот вопрос лучше решать в судебном порядке.

Мамонтов: Смешно.

Собчак: Ольга, может быть имело бы смысл назвать их сейчас в прямом эфире?

Романова: Вы мне позвонили 3 минуты назад, это было довольно неожиданно. Я уже не помню. Это было больше 10-ти лет назад!

Собчак: Спасибо Ольга, мы вас поняли.

Мамонтов: Детский сад! [...]


***

Оригинал этого материала
© "Эхо Москвы", origindate::15.11.2012

Аркадий Мамонтов: "Я не агент ФСБ, я просто беру у них материал"

Роман Доброхотов

Slon попытался узнать у автора скандальных «телеразоблачений» Аркадия Мамонтова, выпустившего фильм о коррупции в Минобороны, рабочие секреты и кто станет героем его разоблачений в следующий раз.

— Аркадий, почему расследование по поводу Минобороны вы решили провести только сейчас, когда министра уже уволили.

— Ну, это же информационный повод был.

— То есть раньше вам было известно о фактах хищения, но вы молчали?

— Нет, это же закрытая система.

— Как же вам сейчас удалось ее раскрыть?

— Ну как, надо было посмотреть материалы, для этого есть интернет, есть люди.

— То есть вы брали информацию о закрытой системе в интернете?

— Ну, в том числе, как и всегда, как и вы ищете.

— Вот же в интернете легко обнаружить, что угольный скандал, который вы связали с Сердюковым, на самом деле пятилетней давности и мало с ним связан, собственно.

— Да какая разница, сейчас-то там все то же самое.

— Почему вы никогда не делаете разоблачений о чиновниках, пока они у власти.

— Будет материал — будем работать.

— Как вы объясните то, что ваши разоблачения по времени и по жертве всегда совпадают с желанием властей кого-то прижать: приняли закон об НКО — тут же фильм о шпионских камнях, прижали Тельмана Исмаилова — тут же фильм о «Черкизоне».

— Ну так я же говорю — это все информационные поводы. Когда они есть — я снимаю.

— Дело не только в поводах, скажем, в фильме о шпионских камнях использовалась съемка ФСБ, вы как ее получили?

— Я не являюсь агентом ФСБ, я просто беру материал.

— Но они абы кому не дадут материал.

— Ну, у меня есть контакты, я не хочу раскрывать внутреннюю кухню. Никто же никогда не рассказывает об этом. Вот вы придете на «Дождь», вам же там никто не будет рассказывать о своей внутренней кухне.

— Да вроде они ничего не скрывают, планерки в эфире показывают.

— Ну а я вот не хочу рассказывать.

— Но кто был инициатором материалов — вы или ФСБ?

— Ну а чей материал вышел?

— В этом есть мой вопрос.

— Ну это мой материал или эфэсбэшный?

— Да, вот именно в этом вопрос. ФСБ это делает, используя вас, или вы запрашиваете кадры у ФСБ, задействуете свои контакты.

— Второй вариант правильный.

— Я давно слежу за вашей работой. И вы знаете, ваши взгляды производят впечатление хорошо обоснованной системы сверхценных идей, в центре которых стоит православие...

— Все верно.

— ... при этом отличаясь повышенной подозрительностью, прежде всего в отношении США. Некоторые называют это паранойей.

— А что они нам, друзья, что ли?

— Они враги?

— Нет, это я вас спрашиваю, они нам друзья?

— Рискну предположить, что американцы вполне могли бы быть нашими друзьями.

— Ах, могли бы быть, да? А вы слышали, что Ромни назвал Россию главным геополитическим врагом США?

— А потом был высмеян Обамой и проиграл выборы.

— Да вы бывали там вообще, в США?

— Случалось.

— И как вам, понравилось?

— Нормально. А вам?

— Да нет, мне понравилось, но я не нашел там ничего, что было бы лучше, чем у нас.

— То есть в США все хуже, чем у нас.

— Нет, я такого не говорил.

— Только что же сказали.

— Нет, вы передергиваете. Штаты это Штаты, у них своя политическая культура, но зачем лезть-то к нам?

— Когда впервые вы стали чувствовать тревогу и подозрительность в отношении к США?

— Нет у меня никакой тревоги. Я не говорю, что в США все плохо, там есть хорошие законы, скажем, о педофилии, о террористах, о шпионах, полиция там хорошо работает. Но иногда они начинают лезть в наши всякие вещи, поддержка там всяких НКО, посол начинает заявлять, что они будут поддерживать демократию.

— Поддерживать демократию это действительно так плохо?

— Да это же зарубежные страны, это чужие люди, не в нашем менталитете.

— Хорошо, оставим США. Не планируете ли вы сделать расследование в отношении коррупции в Кремле и после Сердюкова взяться, скажем, за Ковальчука или Шамалова с Тимченко?

— А почему бы вам самим о коррупции в Кремле не написать?

— Да мы пишем помаленьку.

— Ну и пишите. У вас что, факты есть?

— Вам сегодня подарили книжку «Путин. Итоги». Вы ничего не слышали о кооперативе «Озеро» или о том, как, к примеру, Газпром отдавал свои основные финансовые активы. Не хотите об этом фильм сделать? Или история с «Байкалфинансгруп».

— Я не знаю, что такое «Байкалфинансгруп», во-первых...

— И такие фамилии, как Ковальчук или Шамалов, вы не слышали раньше?

— Ну, про Ковальчука слышал.

— Как насчет того, чтобы расследовать его деятельность?

— Это ваше редакционное задание мне? Ха-ха-ха. Будет редакционное задание — будем расследовать.

— Неужели даже про Путина будете расследовать?

— Это провокационный вопрос. А если вам попадется информация, что президент США замешан в коррупции? Вы вообще гражданин какой страны? России? А если бы были гражданином США? Тогда что бы?