Смелый руководящий кадр

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Смелый Руководящий Кад»)
Перейти к: навигация, поиск


Клебанов имеет довольно своеобразную репутацию агрессивного и неумеренного лоббиста

1067847668-0.jpg Полпредом президента в Северо-Западном округе назначен Илья Клебанов. В борьбе за этот пост он обошел министра связи Леонида Реймана. Обошел, судя по всему, с помощью своего давнего партнера по теннису Дмитрия Козака, ставшего сутки назад вторым человеком в администрации президента.

Смелый руководящий кадр

«Профессиональные, энергичные, смелые руководящие кадры – наше национальное богатство. Хотя бы одну фамилию назову – Клебанов, директор Ленинградского оптико-механического объединения (ЛОМО). Ему, как и многим другим, приходилось тяжело. Ведь завод прежде был ориентирован на военное производство… И ведь ничего – завод, как говорится, выплыл» – эти слова Бориса Ельцина, сказанные им в своем радиообращении 11 июля 1997 года, можно считать началом политической карьеры Ильи Клебанова. Считалось, что пролоббировал упоминание его фамилии в президентском обращении Анатолий Чубайс. Они были хорошо знакомы с господином Клебановым по работе в Санкт-Петербурге, и тогдашний первый вице-премьер рассчитывал, что со временем господин Клебанов пополнит список членов его команды.

Действительно, вскоре Илья Клебанов был назначен вице-губернатором Санкт-Петербурга, а весной 1999 года стал вице-премьером в правительстве Сергея Степашина. Сохранил он пост зампреда главы правительства и с назначением премьером Владимира Путина, и после президентских выборов 2000 года. Тут дело уже было не только и не столько в господине Чубайсе: Владимира Путин и сам в бытность первым вице-мэром Санкт-Петербурга высоко ценил работу Ильи Клебанова в качестве директора ЛОМО – это объединение и вправду выделялось на фоне других питерских оборонных предприятий.

Нежелательный чиновник

В сфере компетенции Ильи Клебанова была вся российская промышленность, но в первую очередь – оборонная. Тем более что формально подчиненные ему министерства путей сообщения, связи, атомной энергетики на деле были практически неподконтрольны вице-премьеру. Господин Клебанов, в частности, курировал разработку новой программы вооружений и концепцию реформирования оборонно-промышленного комплекса. Руководил оборонкой вице-премьер посредством пяти отраслевых агентств, четыре из которых (по боеприпасам, по обычным вооружениям, по системам управления и по судостроению) были созданы в 1999 году на базе соответствующих департаментов Министерства экономики (авиакосмическое агентство существовало и раньше).

Однако быстро выяснилось, что Илья Клебанов несколько переоценил степень своего аппаратного могущества. Он так и не обзавелся в Москве влиятельными союзниками, зато нажил немало врагов.

Но главное – у него сразу не сложились отношения с премьером Михаилом Касьяновым, и премьер «уравновесил» своего заместителя назначением главой созданного в 2000 году Министерства промышленности, науки и технологий своего протеже Александра Дондукова – директора ОКБ имени Яковлева. Правда, господин Дондуков оказался совсем слабым министром и в 2001 году был отправлен в отставку, а Минпромнауки возглавил сам Илья Клебанов – причем с сохранением статуса вице-премьера. Но уже в начале 2002 года господин Клебанов был разжалован из вице-премьеров и остался простым министром. Это было серьезным ударом по позициям Ильи Клебанова – даже несмотря на то, что он по-прежнему считался одним из наиболее влиятельных министров и, например, наряду с вице-премьерами по-прежнему присутствовал на понедельничных совещаниях президента с членами правительства.

Когда же в мае этого года новым вице-премьером, курирующим промышленную политику, Владимир Путин по предложению премьера назначил Бориса Алешина, стало ясно, что дни господина Клебанова в правительстве сочтены. Дело в том, что Борис Алешин был не просто ставленником премьера, он был еще и личным врагом Ильи Клебанова. Когда господин Клебанов пришел в Минпромнауки, господин Алешин работал там первым заместителем министра. И одним из первых решений нового министра было представление на увольнение доставшегося ему в наследство первого заместителя – Борис Алешин был вынужден уйти в Госкомстандарт. Поэтому, став вице-премьером, Борис Алешин стал торпедировать любые инициативы главы Минпромнауки и делал все, чтобы тот как можно реже попадался ему на глаза. Например, в июне этого года вице-премьер сократил свой визит во Францию только ради того, чтобы не пересекаться с прилетевшим на выставку вооружений в Ле-Бурже Ильей Клебановым.

Большой друг

Возможно, отставка Ильи Клебанова случилась бы сразу после назначения вице-премьером Бориса Алешина, но пойти на это президент не мог по одной причине: глава Минпромнауки возглавлял российско-индийскую комиссию по военно-техническому сотрудничеству. А сопредседатель этой комиссии с индийской стороны, министр обороны Джордж Фернандес, категорически отказывался иметь дело с другими российскими чиновниками: возможно, потому, что несколько лет назад Илья Клебанов публично поддержал господина Фернандеса, когда тот обвинялся в коррупции и был вынужден на какое-то время даже покинуть кабинет министров.

Рисковать отношениями с одним из крупнейших покупателей российского оружия Владимир Путин, естественно, не хотел. Тем более что к подписанию готовился суперконтракт по продаже Дели авианесущего крейсера «Адмирал Горшков», включая его модернизацию, оснащение корабля ракетным вооружением и состоящей из истребителей МиГ-29К авиагруппой, а также строительство береговой инфраструктуры – общая стоимость этой сделки оценивается в $3 млрд. Теперь же нужда в Илье Клебанове отпала: контракт согласован и наверняка будет подписан в середине ноября во время визита в Москву индийского премьера Атала Бихари Ваджпаи.

Очевидно, что сам Илья Клебанов отдавал себе отчет в том, что ему придется уйти из правительства. Иначе он не оказался бы в Прикамской региональной группе (в нее входят Удмуртия, Кировская и Пермская области и Коми-Пермяций автономный округ) федерального списка кандидатов в депутаты Госдумы от партии «Единая Россия». Причем господин Клебанов занял в этом списке заведомо проходное второе место, а фактически первое – если учесть, что «первый номер», президент Удмуртии Александр Волков, скорее всего, в Думу не пойдет.

Однако Владимир Путин решил все же окончательно не списывать со счетов своего давнего знакомого – ведь даже если бы господин Клебанов получил в новом составе Госдумы, например, пост руководителя комитета по промышленности, это все равно по большому счету означало бы конец его политической карьеры.

Экономический полпред

Судя по всему, окончательное решение по кандидатуре полпреда в Северо-Западном округе (эта должность стала вакантной после избрания Валентины Матвиенко губернатором Санкт-Петербурга) Владимир Путин принял в пятницу после личного разговора с Ильей Клебановым. Во всяком случае, находившийся в предвыборном отпуске господин Клебанов принимал участие в проводившемся президентом в Перми совещании по проблемам двигателестроения. Можно предположить, что после этого совещания Владимир Путин встретился с министром один на один и сделал ему предложение, от которого тот не мог отказаться.

Интересно, что до сих пор при обсуждении кандидатуры преемника Валентины Матвиенко имя Ильи Клебанова не называлось ни разу. В Санкт-Петербурге то прогнозировали повышение нынешнего первого заместителя полпреда Андрея Черненко, то ждали замминистра финансов РФ, начальника службы финансового мониторинга Виктора Зубкова, то говорили о возможном возвращении в родной город нынешнего полпреда в Центральном федеральном округе Георгия Полтавченко, то вообще намекали на возможность назначения полпредом спикера Госдумы Геннадия Селезнева в случае его провала на думских выборах. Да и в Минпромнауки в субботу узнали о назначении министра полпредом с большим удивлением…

Судя по всему, в своем округе господин Клебанов не будет играть роль президентского надзирателя, как это происходит в большинстве других округов. Полпреду Клебанову, по всей видимости, будет поставлена задача разрабатывать и реализовывать программу экономического развития региона. Его влияние, конечно, будет несоизмеримо меньшим, чем в правительстве. Но формально, назначив Илью Клебанова полпредом, президент все же оставил его в обойме политиков первого ранга.

Четыре претензии к Илье Клебанову

Преследование личных интересов при формировании оборонных концернов. В 2001 году руководители ряда оборонных предприятий обвинили Илью Клебанова в том, что при создании концерна ПВО он добивается придания функций управляющей компании частной ФПГ «Оборонительные системы», с руководством которой его якобы связывают особые отношения. В итоге президент фактически отстранил господина Клебанова от этой работы и поручил заниматься формированием концерна ПВО заместителю главы своей администрации Виктору Иванову. В свою очередь, премьер Михаил Касьянов убедил президента в необходимости пересмотра разработанной под руководством Ильи Клебанова программы реформирования оборонного комплекса: Владимир Путин согласился с тем, что предприятия должны объединяться в интегрированные структуры не под началом управляющих компаний, а на базе уже существующих головных предприятий.

Намерение лишить предприятия оборонного комплекса прибыли от экспортных контрактов. Илья Клебанов предлагал проводить внутренние тендеры среди производителей вооружений на право стать головным исполнителем экспортных заказов. Разницу между стоимостью контрактов и ценой завода-изготовителя он предлагал направить на финансирование программы вооружений. Руководители оборонных предприятий-экспортеров обвинили господина Клебанова в стремлении лишить их основного источника доходов и заявили о незаконности требований чиновника: согласно законодательству, головной исполнитель должен получать всю сумму контракта, за исключением комиссионных госпосредника в лице «Рособоронэкспорта». Первый же опыт проведения внутреннего тендера привел к скандалу: несмотря на то что еще в 2001 году Агентство по судостроению назначило исполнителем контракта по строительству двух эсминцев по заказу Китая санкт-петербургскую «Северную верфь», правительственная комиссия в начале 2001 года рекомендовала передать контракт другому питерскому предприятию – Балтийскому заводу, поскольку тот запросил за выполнение заказа на $80 млн меньше, чем «Северная верфь». В итоге Михаил Касьянов назначил головным исполнителем контракта «Северную верфь». С тех пор попыток определить исполнителя в ходе внутреннего тендера не предпринималось.

Чрезмерный протекционизм в сфере автомобилестроения. Илья Клебанов настаивал на резком повышении пошлин на ввоз автомобилей, в том числе подержанных. По его мнению, это способствовало бы развитию отечественной автомобильной отрасли. Михаил Касьянов был категорическим противником резкого повышения пошлин – он опасался негативных социальных последствий этого шага, связанных с ростом цен на автомобили, в том числе отечественные. Господину Клебанову удалось добиться повышения пошлин, однако для этого был избран более мягкий путь: пошлины повышались постепенно и в меньших объемах, чем предлагал министр.

Намерение пересмотреть итоги приватизации. Илья Клебанов заявлял, что приватизация в промышленности (и прежде всего оборонной) прошла без учета стоимости интеллектуальной собственности, которая создавалась за счет государства и автоматически перешла в распоряжение частных владельцев предприятий. По мнению чиновника, учет интеллектуальной собственности мог бы привести к резкому увеличению доли государства в уставном капитале таких предприятий. Практическая реализация этой идеи пока не началась.

ИЛЬЯ БУЛАВИНОВ, КОНСТАНТИН СМИРНОВ

Оригинал материала

«Коммерсант