Смена вех

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Смена вех Как Сергей Игнатьев справится с "геращенковским" наследием

"Бывает же такое: только мы собрались подвести итог трех послекризисных лет (на базе сравнительного анализа финансовых итогов 2000-го, 2001-го и 2002-го) и искали подтверждения нашему тезису о переходе к новому, уже не связанному с кризисом этапу, как случилась отставка Виктора Геращенко. Совпадение… А может, действительно «эра», «эпоха» Геращенко (а точнее – третьего, «послеавгустовского захода» Геращенко в Банк России) истекла? Новый этап, новые цели и задачи. Новый ЦБ и новый руководитель.

Вот об этом новом этапе и пойдет речь.
Пять штрихов к портрету
Бесспорно, реформирование банковской системы – процесс не одного года и, как показывает практика, не одного и не двух председателей Банка России. Реформа может растянуться и на десять лет. Сложность процесса предопределена, во-первых, огромным количеством банков, имеющих полные лицензии (более 1300) и, во-вторых, сложной федеральной структурой страны, где каждый губернатор, городской глава, руководитель районной администрации (а с недавних пор и представитель президента в федеральном округе) стремится создать свою собственную банковскую систему. Так что сложных политических коллизий в ходе банковской реформы не избежать.
Неясно, как будет преодолевать возникающие трудности «технократичный» Игнатьев. Однако общей тенденцией развития банковской системы в ближайшие четыре года все же станет ее существенная деполитизация. Если сегодня при описании состояния коммерческих банков и рейтингов мы используем словосочетания «надежные связи владельцев банка», «наличие крупного клиента, который не даст своему банку упасть» и т.п., то уже через год банковские журналисты и аналитики, скорее всего, будут употреблять понятия «структура кредитного портфеля», «уменьшение/увеличение влияния рыночного риска», «маркетинговая политика, направленная на привлечение…» и т.п. Другими словами, мы допускаем, что отечественная банковская система сможет приблизиться к стандартам нормальной рыночной индустрии, генерирующей прибыль для своих акционеров путем предоставления заурядных в общем-то рыночных услуг. 
Если рассуждать с точки зрения банковской статистики, то можно предположить, что в эпоху Сергея Игнатьева (эксперты отводят новому главе ЦБ четыре-пять лет на этом посту) произойдут следующие существенные изменения. Прежде всего, значительно сократится количество банков и одновременно увеличится норматив достаточности собственного капитала. Вполне возможно, что со временем в России останется не более 30 – 50 крупнейших федеральных банков, интересы которых будут представлены от Владивостока до Калининграда. Любой банк из нынешней первой десятки крупнейших кредитных институтов России способен в перспективе возглавить список суперфедералов. Нынешние крупнейшие госбанки (за исключением Сбербанка, о котором – как обычно – отдельно) также войдут в этот список. Мы надеемся, что к тому времени они все же будут приватизированы.
Список пополнят собой и банки с иностранным капиталом. На уровне федеральных банков, скорее всего, будет заметна и отраслевая специализация: банки, преимущественно обслуживающие нефтяников; банки с сильными клиентами из среднего и мелкого бизнеса; два или три крупнейших ритейловых банка и т.п. Впрочем, это не значит, что в России только и останется, что три десятка кредитных учреждений. Наряду с явными фаворитами будут работать многочисленные региональные банки с ограниченными банковскими лицензиями.
Второе направление предстоящих подвижек (разделение банков на федеральные и региональные), возможно, также станет приметой времени. Главный критерий разделения – норматив достаточности собственного капитала и соблюдение некоторых нормативов рисковости (например, максимальный риск на одного заемщика, который будет строже у федеральных банков). Более того: федеральные банки в отличие от региональных будут наделены такими «привилегиями», как регулярные взносы в фонд страхования депозитов. Плюс им будет вменено в обязанность поддерживать гособлигации как на внутреннем, так и на международных рынках. Основное преимущество «крупняка» заключается в следующем: лишь крупные банки получат исключительное право работать с физическими лицами и неограниченную свободу совершения валютных операций (включая торговлю валютой на международных рынках).
Собственно, именно такой путь развития и предлагался летом прошлого года экспертами РСПП. И, кажется, президент и правительство готовы пойти на это. Уже хотя бы потому, что контролировать 50 крупных банков (и их клиентов) гораздо проще, чем 1300 разрозненных мелких. 
Третье: в ближайшие годы существенно возрастет роль западных банков, особенно ритейловых. Поначалу их интерес будет ограничен Москвой и Санкт-Петербургом. То есть местами сосредоточения наиболее платежеспособного спроса на банковские услуги. Однако со временем крупные международные банки начнут предоставлять свои розничные банковские услуги и в других городах. Чтобы это и в самом деле произошло, российскому ЦБ придется существенно упростить порядок регистрации банков с иностранным капиталом в России, а также снять лимит на открытие филиалов и отделений этих банков по стране (который существует еще с первой половины 1990-х).
Присутствие иностранцев в России будет расширяться в первую очередь за счет приобретения уже существующих отечественных банков – конечно, наиболее успешных. Наиболее вероятными кандидатами на продажу иностранцам в отдаленном будущем могли бы стать, скажем, банк «Русский стандарт», Альфа-банк (или отдельно его ритейловый бизнес) или банк «Дельта», уже контролируемый нерезидентами. Большим потенциалом обладают также и самые успешные из крупных региональных банков, особенно на Урале и на Дальнем Востоке.
Четвертая тенденция: скорее всего, в ближайшие годы падет монополия Сбербанка. Хотя в нынешних условиях этот прогноз наименее реалистичен. Но если принять во внимание тот факт, что монополия «Сбера» основана на существенном неконкурентном преимуществе – государственных гарантиях вкладов, то следует признать, что «сбербанковский колосс» стоит на подобающих такого рода конструкции опорах…
Утеря Сбербанком своих нынешних позиций после снятия господдержки (введение системы гарантирования вкладов населения, конкурсная система распределения прав на обслуживание счетов местных муниципалитетов и, наконец, обязательство федеральных банков поддерживать рынок гособлигаций) представляется экспертам неизбежной. Невысокие на общем фоне качество обслуживания и уровень банковских услуг Сбербанка больше не будут компенсироваться никакими другими преимуществами. Впрочем, не исключено, что «приверженность брэнду» какое-то время еще будет поддерживать клиентскую базу монополиста. Особой лояльностью «Сберу» отличаются частные клиенты банка в провинции. Но на обслуживании таких клиентов вряд ли можно построить прибыльный бизнес, особенно при огромных операционных издержках. 
И наконец, пятое направление грядущих изменений эксперты видят в том, что большинство крупнейших российских банков выпустят свои акции в свободное обращение на фондовый рынок. Коль скоро бизнес банков станет прозрачным и предельно ориентированным на генерирование прибыли, то и потребность в долгосрочных дешевых финансовых ресурсах на развитие бизнеса станет для российских банков чрезвычайно актуальной. А поскольку банки ближе всего стоят к финансовым рынкам, то для них период «созревания» до осознания необходимости пустить портфельных инвесторов в свой капитал будет более коротким, чем для российских компаний, производящих потребительскую продукцию (имеются в виду компании уровня «Вымпелкома» или «Вимм-Билль-Данн»). Этому будет способствовать и жесткая конкуренция с иностранными банками, у которых несравненно больше возможностей получить долгосрочные инвестиции от иностранных материнских компаний.
Один из крупных западных банкиров, работающих на российском рынке, заметил в частной беседе с корреспондентом «Ко»: «Мы здесь можем закачать в банк хоть $100 млн и ждать пять или семь лет, пока инвестиции не начнут окупаться. А вот Рустам (имеется в виду Рустам Тарико, владелец банка «Русский стандарт», – прим. «Ко») не может. Ему $20 млн инвестиций приходится окупать сразу и как можно быстрее. Потому и ставки в потребительском кредитовании столь высоки». Так что единственным выходом для российских банков станет поиск инвесторов, в том числе на фондовом рынке. Не исключаем также, что наиболее удачливые из российских банков выпустят ADR на свои акции на западных фондовых биржах. Впрочем, как и в случае со Сбербанком, мы полагаем, что это, возможно, несколько отдаленный прогноз развития российской банковской системы. 
В целом же российская банковская система – если не мешать нынешним тенденциям развития – скорее всего, станет самой крупной в Восточной Европе (что предопределено масштабами отечественной экономики) и по уровню своего развития приблизится к бразильской и мексиканской банковской системам. Более того, при удачном стечении обстоятельств российская банковская система станет своеобразным плацдармом, с которого западный банковский капитала начнет свою экспансию на Украину, в Белоруссию (со временем) и Казахстан.
От «тупой рекламы» к маркетингу
Изучение динамики показателей крупнейших банков уходящей «эпохи Геращенко» поражает темпами роста некоторых количественных показателей. В этой связи особенно убедительным был скачок, совершенный большинством банков в 2000 году. Именно тогда почти удвоились размеры капитала Внешторгбанка, Межпромбанка, Альфа-банка. Впечатляющие темпы прироста собственного капитала продемонстрировали Росбанк и Газпромбанк, которые за 2000 год сумели на порядок увеличить размеры своих капиталов (см. таблицу 1). Причиной столь стремительного наращивания капиталов в позапрошлом году стала исключительно благоприятная экономическая конъюнктура: высокие цены на нефть, увеличение внутреннего платежеспособного спроса и т.д. Однако все это общие условия, и касались они всех. Почему же тогда в лидеры выбились именно названные кредитные институты?
Здесь в каждом конкретном случае ответ будет индивидуальным. Госбанки (Сбербанк, ВТБ) пережили тяжелые времена и поднялись, как говорится, «по определению»: государство не осталось к их судьбе безучастным. Это же с небольшой натяжкой относится и к тесно связанным с государственными структурами Межпромбанку и «Уралсибу».
Подъем и укрепление позиций Альфа-банка, Росбанка, Газпромбанка и Доверительного и Инвестиционного банка можно также в значительной степени отнести на благополучие олигархических империй, породивших эти банки. А вот такие банки, как ММБ, Ситибанк, выжили и развились в крупнейшие благодаря своему высокому банковскому профессионализму. Благодаря ему банки смогли не только удержать своих клиентов в период кризиса, но и значительно нарастить клиентскую базу в этот период. Хотя, как видно, рост собственного капитала этих банков шел куда медленнее, нежели укрепление государственных и олигархических банков. В целом же можно предполагать, что все банки, перечисленные нами в списке top-20, в ближайшие годы продолжат укрепление своих позиций и станут доминирующими в отечественной банковской системе.
В том, что касается лидеров среди наиболее «корпоративных» российских банков (лидеры по привлечению средств от корпоративных клиентов и лидеры кредитной активности в России), вообще-то нет ничего необычного. Впереди оказались банки, основные клиенты которых – сырьевые экспортеры. В стране, которая зарабатывает главным образом продажей на внешний рынок углеводородного сырья, металла и леса, такое положение дел в банковской системе не кажется удивительным. Хочется отметить другое: среди лидеров обеих таблиц только два банка – Газпромбанк и Сургутнефтегазбанк можно назвать «банком одного клиента». Все прочие лидеры списка так или иначе известны и широтой своей клиентской базы, и комплексностью предоставляемых услуг. Между тем еще четыре-пять лет назад картина наблюдалась прямо противоположная. Наш постоянный читатель наверняка вспомнит, как при анализе банковских рейтингов мы чаще говорили о «банке компании икс», который поднялся благодаря тому, что эта самая компания решила перевести свои расчетные счета в этот банк из другого «банка игрек». Сегодня потеря одного из главных клиентов любым из банков нашего списка не приведет к катастрофическим последствиям, хотя и может существенно осложнить бизнес банка.
Процесс консолидации корпоративных клиентов в крупнейших и наиболее устойчивых банках вполне закономерен и, очевидно, продолжится в ближайшие годы. Все больше руководителей предприятий понимают, что гораздо дешевле и эффективнее уйти на обслуживание в большой банк, имеющий хорошую репутацию на рынке, чем держать свой собственный карманный банк, работа которого явно не окупает цели, ради которой его и держат. А именно – обеспечение финансовой безопасности предприятия.
Компаниям так или иначе приходится зарабатывать кредитную историю, знакомиться с потенциальными инвесторами, заявлять о своей честности и финансовой прозрачности. Вряд ли можно осуществить все эти цели, ведя операции исключительно через свой карманный банк. А при выборе «стороннего банка» срабатывает сетевой эффект: чем известнее банк и чем больше у него солидных клиентов, тем больше вероятность, что новые солидные клиенты выберут в финансовые партнеры именно его.
Поэтому мы предполагаем, что в ближайшие годы нынешние лидеры корпоративных банковских услуг лишь еще более упрочат свое положение. И вряд ли этому смогут помешать даже крупнейшие иностранные банки, слабо знакомые со спецификой отечественных финансов.
В кратком обзоре «эры Геращенко» мы также рассматриваем и степень вовлеченности банков в розничный бизнес. Этот показатель особенно важен, так как многие эксперты предполагают, что именно розничный банковский рынок (в особенности предоставление потребительских кредитов) в ближайшие два года станет главным полем конкурентной борьбы. Характерно, что лидеры списка, за исключением Сбербанка (Альфа-банк, Газпромбанк, Банк Москвы, ВТБ, Райффайзенбанк, ПСБ и ММБ), резко нарастили объемы привлеченных от физических лиц депозитов в 2000 году. Во многих случаях увеличение происходило в разы. В столь быстром «разбухании» депозитов частных лиц повинны не только рост благосостояния населения в Москве и забытые вкладчиками уроки 1998 года. Ведь именно год назад многие банки (прежде всего Альфа-банк, Росбанк, Райффайзенбанк и ММБ) начали целенаправленную политику на закрепление своих брэндов в умах потенциальных клиентов среди частных лиц.
Именно в этот период произошла одна весьма существенная перемена: российские банки впервые перешли от банальной рекламы себя и своих услуг к систематическому маркетингу по всем правилам позиционирования потребительских товаров. Перемена эта более чем своевременна. Ведь именно нынешним лидерам по этому показателю (см. табл. «Средства частных вкладчиков») придется встретить «пришельцев» – мощные западные розничные банки.
Конечно, такой вариант развития событий возможен только в том случае, если иностранцы будут допущены на российский (прежде всего московский) банковский розничный рынок. А это уже вопрос к новому руководителю Банка России
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации