Сменить людей с "чем-то оторванным". Иванов, Павловский, Будберг и розовый язык

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сменить людей с "чем-то оторванным". Иванов, Павловский, Будберг и розовый язык

Нешуточная борьба за почетное право заниматься пиаром Медведева

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::30.06.2008, Фото: drugoi

Жажда хлестких реплик

Георгий Бовт

Converted 27373.jpg

Рано или поздно это должно было быть произнесено. Вернее, произнесено так, чтобы появиться в прессе. Оно и случилось. На круглом столе в Фонде эффективной политики на прошлой неделе (как это было изложено «Коммерсантомъ») сразу несколько известных политологов (из тех, что частые гости в телевизоре) констатировали, что Дмитрия Медведева не так показывают по телевидению. То есть его показывают ровно так же, как показывали и показывают Владимира Путина, а именно это и есть «не так», и такая картинка Медведева, с точки зрения имиджа, по мнению ряда участников упомянутого круглого стола, и убивает.

Особенно недвусмысленно высказался член Общественной палаты Виталий Третьяков: «Я с ужасом смотрю, что делают с Медведевым на нашем телевидении. Они просто убивают нового президента! С какими-то колхозницами, с какими-то ткачихами, с какими-то школьницами... Он ниже всех их ростом, он не знает, что с ними делать, — он их то целует, то не целует». В качестве меры наказания для тех, кто занимается пиаром Медведева, Виталий Тоевич предложил этим людям «кое-что оторвать».

Поскольку за почетное право заниматься пиаром Дмитрия Анатольевича все последние месяцы велась нешуточная борьба на самых что ни на есть верхах, то, надо полагать, подобные реплики суть продолжение этой же самой борьбы, которая, судя по всему, еще не закончилась. Однако прежде чем сменить людей с «чем-то оторванным» на новых волшебников картинки и кудесников слова, надо бы все-таки перед тем четко определиться – что же все-таки президенту делать с ткачихами, колхозницами и школьницами. [...] Тут требуется согласованное их обоих, премьера и президента, решение. Если уж они так успешно попилили администрацию и правительство, то справятся и с пейзанками в роли массовки.

Также необходимо было бы проследить, чтобы, при равном хронометраже показа в программе «Время», на долю президента и премьер-министра приходилось бы непременно по равному числу тепло и согласованно поприветствованных колхозниц, школьниц и ткачих.

А ведь как еще не вспомнить по такому случаю, что предлагали же в свое время некоторые умные кремлевские головы создать для президента и премьера единую структуру протокола, пресс-службы и прочих обслуживающих органов. Вот бы она тут сильно пригодилась. В части синхронизации. И не то что клин никто бы не вбил, но и комар носа не подточил.[...]

***

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::01.07.2008

Искусство кройки и шитья от Глеба Павловского

Сергей Омельченко

Глеб Павловский делает потуги вернуться в «реальную политику». Для этого он решил заняться изменением политического формата через телевизионный.

В свое время Павловский говорил, что время шить большими стежками прошло, пора учиться «вышивать крестиком», намекая на необходимость более взвешенного подхода к политике. Но одно дело – сказать, другое – соответствовать заявленному уровню художественного мастерства.
На прошлой неделе возглавляемый Павловским Фонд эффективной политики провел круглый стол о политическом телевидении в России. Круглый стол нашел острый угол: ТВ обвинили в «неправильном» освещении действий Кремля. «Самые лучшие путинские форматы в отношении Медведева выглядят как вторичные, – вынес приговор Павловский. – С Медведевым эта структура выглядит довольно смешно».

Тут, как говорится, кто бы советовал. Программа Павловского «Реальная политика» с трудом дожила до конца не то что телевизионного, а политического сезона. Как раз из-за сплошных «грубых стежков» и представлений автора о «смешном». Наверное, Павловскому больше понравился бы формат, если бы в президентский пул включили никогда не выходящего за рамки накуренного кафе мистера Монблана. А лучше наоборот – Дмитрия Медведева включили бы в пул ведущего программы Глеба Павловского.
Все дело в том, что вышивать можно узор, можно орнамент, а можно заранее утвержденный сюжет – например портрет любимого руководителя. Павловский считает себя специалистом именно по последнему виду прикладного искусства, причем, судя по всему, – лучшим. И не понимает, почему любимый сюжет ему больше не заказывают.

И нападки Павловского на ТВ с реверансом в адрес Медведева вполне укладываются в схему поведения типичного российского политолога, однажды сформулированную телевизионным монстром Сергеем Доренко: сначала просто лизнуть начальство, а потом подкрасться сзади и лизнуть незаметно.

Но с Павловским, судя по всему, получается совсем как с некоторыми мастерами народных промыслов: дело мастера боится.

***

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::08.07.2008

Павловский, Будберг и... розовый язык

Сергей Омельченко

В прошлом номере («Собеседник» №25, «Искусство кройки и шитья от Глеба Павловского») мы писали о том, как вдохновитель Фонда эффективной политики «отжег» по Медведеву: вот-де неправильно представляет телевидение действующего президента, потому что показывает его, как президента предыдущего. Таким образом, Павловский сказал новое слово в войне форматов, из которой, похоже, сам и надеется выйти победителем. Потому что, как известно, больше всех шансов возглавить решение проблемы имеет тот, кто ее «отмоделировал».

Но, оказывается, это было только началом соревнования. На прошедшей неделе дискуссия о президентских форматах приобрела характер паранойи: Медведев определяет формат телевидения, которое его показывает, или телевидение показывает Медведева, определяя его формат? Первое подразумевает, что у Медведева сейчас плохие пиарщики, которым, по словам Виталия Третьякова, надо что-нибудь оторвать. Второе – что у Медведева плохое телевидение, на которое, наверное, надо кого-нибудь другого посадить.

При этом все как один критики формата повторяют слова президента: все нормально у нас с телевидением. Соглашаются, но при этом замечают: все нормально, за исключением утренних программ, дневных, вечерних политических, сериалов и новостей. И того, как показывают президента. А так – абсолютно согласны с Дмитрием Анатольевичем.

Попытка лизнуть, оставшись незамеченным, приводит, например, к таким формулировкам: «Да, Медведев тоже яркий и образный. Он просто другой», – «отжег» вслед за шефом сотрудник того же ФЭПа Кирилл Танаев.

Так что впору учреждать специальный переходящий приз – розовый язык.

На прошлой неделе обладателем этой почетной награды становится журналист Александр Будберг. Он оставил далеко позади конкурентов буквально одним эфиром на радио «Свобода». В течение получаса Будберг умудрился свести разговор о телевизионном формате Медведева к своей любимой теме – антагонизму между бывшим и действующим президентами. Мол, стилистические различия – это только вершина айсберга. Мы на «Титанике» знаем: смотреть надо глубже…

За отпущенное эфирное время Будбергу удалось:

а) «опустить» Павловского – мол, чья бы мычала;

б) предречь, что телевидение и Интернет (которые лет через 5 должны обязательно срастись) будут развиваться по китайскому варианту;

в) призвать Медведева «уволить всех»…

Будберг заключил, что у президента есть потенциал рейтинга (не уточнив, идет ли речь о рейтинге телевизионном или вообще), обу­словленный тем, что «Путин был один. Медведев – не один». И тут же сделал вывод (больше похожий на совет): «Дмитрий Анатольевич не может… делать вид, что он один». После этого Будберг, как пациент, который представляет себя главврачом, ставит диагноз всей политической системе: есть люди, которые хотят «еще раз нам устроить мобилизацию на пустом месте, как она была нам устроена осенью прошлого года перед выборами».

Сказал так сказал. Мол, не будет другого формата, пока не аннулируют все то, что и сделало Дмитрия Анатольевича Медведева президентом. Почему? Объяснение только одно: потому что все это произошло без его, Будберга, советов. Был бы Будберг – не было бы «мобилизации на пустом месте». Победа была бы, считает Будберг, но какая-то другая. Или даже не победа… Зато – «правильная», «немобилизационная».

Но, видимо, считает журналист, еще не поздно все исправить – и с форматом, и с советами, и с президентством.

Мы печально смотрим на судьбу нашего приза как переходящего. Сложно представить, как при таком уровне владения инструментами полемики Павловский и Будберг смогут уступить кому-то пальму первенства. Вклиниться между ними так же сложно, как просунуть язык в узкую щель монетоприемника. Но будем внимательно следить за номинантами – проворству храбрых поем мы песню…

***

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::10.07.2008

Не будите лихо

Виталий Иванов, вице-президент Центра политической конъюнктуры России

Недавно экспертное сообщество оказалось вовлечено в сомнительную дискуссию о телевизионном образе Дмитрия Медведева. Ее застрельщиками выступили, с одной стороны, заслуженные политологи из сложившегося в последние годы лоялистского пула, а с другой - "окололиберальные" деятели, еще несколько месяцев назад обещавшие нам всем какую-то "оттепель".

Первые неожиданно для всех публично заявили, что Дмитрия Анатольевича показывают в старом ("путинском") формате, в то время как насущно необходим новый. А его даже не разрабатывают. Виталий Третьяков прямо заявил, что в этом повинны медведевские пиарщики. Никаких содержательных аргументов не прозвучало, равно как и внятных предложений по новому формату. Зато не было недостатка в резких оценках, порой переходящих в натуральное хамство, причем в адрес самого президента.

Тут же оживились вторые ("оттепелевцы"). Александр Будберг и компания радостно завели любимую песню про ротацию кадров, в том числе экспертных, и, конечно, перераспределение бюджетов и "делянок". По их словам, выходит, что старых лоялистов уже вовсю "отжимают", те занервничали и принялись нападать на медведевских пиарщиков, чтобы привлечь к себе внимание и, глядишь, сохранить прежний статус. Но типа ничего у "людей из прошлого" не выйдет, масла лапками, как мышка из известной сказки, они не собьют, разве только стариковский кефир. А вообще, в кремлевской администрации обозначились "идеологические разногласия". "Оттепели" уже не обещаем, но "движуха" будет обязательно...

Я вполне согласен с тем, что третьяковская критика в адрес кремлевских пиарщиков имеет, что называется, субъективную подоплеку. Впрочем, "оттепелевцев", насколько можно судить, вообще не волнует ничего, кроме карьеры, и того, что к ней обычно прилагается. Радостно комментируя сокращение "финансовой активности" соперников, они выдают свои мотивы с головой.

Разбирательства насчет того, кто в кремлевском агитпропе и PR работает лучше, а кто хуже, кому из политологов пора на пенсию, а кто из вчерашних репортеров созрел для повышения в "придворные яйцеголовые", сколь неизбежны, столь и незначительны в масштабе даже не страны, а отдельно взятой политической тусовки. Это локальный сюжет, интересный только своим непосредственным участникам. Посторонних впутывать не нужно. Нет бы ограничиться аппаратными интригами, как обычно.

Вместо этого начали публичную свару. Да еще со спекуляциями вокруг президентского имиджа. Это при том что никаких проблем с телеобразом Медведева в действительности нет и не было. Это подтверждают в том числе стабильно растущие рейтинги. И сам президент, кстати, доволен телеканалами: "Считаю, что у нас абсолютно зрелое, современное телевидение", - вот его цитата из недавнего интервью агентству Reuters. Противопоставлять форматы бессмысленно, они ведь постоянно меняются по совокупности причин, тот же "путинский" формат за восемь лет менялся не раз. Можно, разумеется, рассуждать, мол, не только зрители, но и сами телевизионщики еще не совсем привыкли к тому, что у нас новый президент (при том что "старый" никуда не ушел). Можно комментировать стилистические различия между Владимиром Владимировичем и Дмитрием Анатольевичем и т.д. Но зачем бросаться обвинениями, бессмысленными по существу и бестактными по форме? И зачем потом раздувать из этих обвинений какие-то "идеологические разногласия"? Не следовало ли подумать чуть подольше и в кои-то веки промолчать?

Желание одних усидеть и досидеть, а других - "подняться" совершенно понятно, само по себе оно ненаказуемо. Как и любовь к красному словцу. Но края видеть надо. Иначе в один прекрасный день накажут всех: "от лысого до лысого".