Смертельный Пафос. Шевченко, Шевченко, Шутов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"На Кипре убили предпринимателя Вячеслава Шевченко

Авторитетный Петербург понес очередную утрату - на прошлой неделе на Кипре был убит известный предприниматель 50-летний Вячеслав Шевченко (считавшийся одним из столпов «тамбовского бизнес-сообщества»). Вместе с ним жертвами киллеров стали давний деловой партнер Вячеслава Алексеевича - 55-летний Юрий Зорин, президент ОАО «Норд» и Ассоциации «Клуб «Невский проспект», а также 25-летняя переводчица Валентина Третьякова. Тела всех троих были обнаружены 24 марта упакованными в полиэтиленовые мешки кипрской полицией в частном доме в деревне Пейе близ города Пафос.

Что делал Шевченко на Кипре, объяснить не смог никто. Бесспорно лишь то, что уезжать из Петербурга он не имел права, поскольку находился под подпиской о невыезде как обвиняемый по давнему делу о вымогательстве по отношению к журналистам Кузнецову и Кузахметову. Судья Куйбышевского федерального суда Елена Горбунова подтвердила корреспонденту «Города», что ближайшее заседание было назначено на 2 апреля и что никакого разрешения на поездку она Вячеславу Шевченко не давала. Следовательно, уехал он нелегально.
Кстати, судебное дело медленно шло к благополучному для обвиняемого финалу. После того как младший брат Вячеслава - Сергей Шевченко - получил за те же эпизоды семь с половиной лет условно, один из потерпевших был до полусмерти избит неизвестными и провалялся несколько месяцев в больнице. Неудивительно, что на процессе по делу Шевченко-старшего показания потерпевших чуть изменились - то есть, по словам адвоката Олега Лебедева, стали «ближе к правде».

Именно после той громкой истории с вымогательством денег за якобы «клеветнические» статьи о клубе «Голливудские ночи» имидж братьев сформировался окончательно - их имена стали ассоциироваться с тамбовской «бизнес-империей». Сам неформальный глава империи Владимир Барсуков не скрывал своих давних деловых связей с братьями Шевченко, а «Голливудские ночи» считались неформальной резиденцией Михаила Глущенко. Однако место братьев в этом так называемом сообществе всегда было особым - они влились сюда уже в зрелом возрасте, а до той поры биография каждого из них была вполне благополучной.

Сергей закончил Торговый институт, Вячеслав - Механический. Никто из них не работал ни барменом, ни вышибалой, не занимался рэкетом или наперстками. Ничего не известно ни об их спортивных достижениях, ни об участии в кровавых бандитских разборках начала 90-х. Более того, у братьев - в отличие от их бизнес-партнеров (Кум, Хохол, Бабуин) - никогда не было «погонял».

Первое «пятно» в биографии обоих братьев появилось в 93-м году - ими заинтересовался РУБОП, и братья стали фигурантами громкого уголовного дела о хищении бюджетных средств через фиктивные бестоварные сделки. Подобный способ первоначального накопления капитала, кстати, считался более серьезным и цивилизованным, чем примитивный рэкет. Вячеслав Шевченко на тот момент возглавлял госпредприятие «Росвуздизайн», а его младший брат занимал должности в многочисленных коммерческих структурах, учрежденных при этом предприятии. Впрочем, «пятно» это было благополучно отмыто благодаря усилиям адвокатов и странной лояльности следственных органов по отношению к фигурантам.

Затем была создана финансово-промышленная группа «Норд», братья заняли прочное место в ресторанном, клубном, кондитерском и медиабизнесе, а также в городской элите: старший стал депутатом Госдумы от фракции ЛДПР, младший - депутатом ЗакСа. Дело о вымогательстве, возбужденное в 2000 году, положило конец их политической карьере. Один из братьев оказался в «Крестах», другой два года числился в розыске, пока наконец не вернулся в обмен на обещание свободы.

Бизнес в виде группы «Норд» вроде бы остался невредим, возникали новые проекты - и коммерческие («Гранд Палас» на Невском), и имиджевые (памятники Гоголю, Меншикову, колокол на Казанском соборе), но уже мало кто в последнее время называл братьев Шевченко влиятельными людьми в городе или даже, как раньше, «хозяевами Невского проспекта». Тем более что на Невском увеселительных заведений, принадлежавших братьям, поубавилось, и даже от «Голливудских ночей» остался лишь ресторан на первом этаже. Да и сами братья, наученные горьким опытом, формально дистанцировались от бизнеса. Вячеслав Шевченко в последнее время, по словам адвоката Олега Лебедева, нигде не был ни директором, ни соучредителем. Он занимал одну-единственную должность - зав. кафедрой в Государственной полярной академии (молодом вузе, готовящем руководящие кадры для народов Крайнего Севера), поскольку, оказывается, был доктором экономических наук.

Впрочем, ради справедливости надо заметить, что Вячеслав Шевченко неплохо разбирался в сложнейших экономических реалиях. Считалось, что в бизнесе братьев именно он всегда был «первой скрипкой», а в многочисленных оперативных записках его называли «мозговым центром» тамбовского бизнес-сообщества. Вячеслав Шевченко иногда давал вполне внятные и осмысленные интервью на темы бизнеса. Да и внешне он производил самое благообразное впечатление - солидный бизнесмен в золотых очках, ничем не похожий на бандита.

Нет сомнений, что именно Вячеслав Шевченко был целью киллеров - его партнера и переводчицу, вероятно, убрали как свидетелей. Вот только кто и зачем мог это сделать?

Известно о двух наиболее заклятых врагах бизнесмена - это Руслан Коляк (расстрелянный в августе прошлого года) и Юрий Шутов (посаженный в 1999 году). У обоих были с Шевченко серьезные бизнес-конфликты - Коляк стал неформальным инициатором последнего уголовного дела в отношении братьев и обвинял их в организации двух покушений на себя, а Шутов, по версии следствия, сам готовился взорвать Вячеслава Шевченко по дороге на дачу. Но версии мести бизнесмену с того света или из тюремной камеры не очень убедительны. А попытки связать убийство Вячеслава Шевченко с громкими делами, в которых прослеживается след его бизнес-партнеров (например, дело Старовойтовой), кажутся вовсе надуманными - Шевченко, в отличие от Михаила Глущенко, ни с кем из фигурантов этого дела не пересекался.

Между тем врагов менее известных и влиятельных, чем Шутов и Коляк, у Вячеслава Шевченко всегда имелось предостаточно. Бизнес, которым он занимался, правильно было бы назвать (по способу его ведения) «экстремальным». История строительства «бизнес-империи» братьев, начатая уголовным делом 1993 года, насчитывает не один и не два скандала. Открытие «Грильмастера» на кредит, полученный партнером братьев у «Питер-Волги» и невозвращенный кредитору, борьба за контроль над гостиницей «Прибалтийская» и силовая смена менеджмента, история с созданием ЧИФ «Ветеран», чудом не ставшая предметом уголовного разбирательства, убийство бизнесмена Олега Червонюка и переход к братьям ООО «Метропресс»... В каждой из историй были свои пострадавшие и свои резоны для мести. Может, трагедия на Кипре - эхо одного из подобных эпизодов?

Прошлогодняя череда громких убийств прервалась со сменой власти в городе. У наблюдателя тогда могло создаться ощущение, что город будто бы сознательно «зачищают» от всех одиозных личностей, связанных либо с экс-губернатором Яковлевым, либо с прежней питерской бизнес-элитой. Не исключено, что смерть Шевченко (кто бы конкретно за ней ни стоял) - продолжающееся обновление «элитного ландшафта», в котором совпали интересы различных игроков: от рядовых бойцов криминального фронта до силовиков.

А столь долгая пауза связана была лишь с поиском подходящего времени и места. Убивать лучше вдали от дома - больше шансов, что преступление останется «глухарем». Костю-Могилу расстреляли в Москве, Руслана Коляка - в Ялте (ближнем зарубежье). Смерть Вячеслава Шевченко в чужом государстве - своеобразный «рекорд дальности», установленный киллерами. "