Смертельный наркоз от "Софэкс"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::02.04.2007

Смертельный наркоз от "Софэкс"

Московская торгово-закупочная фирма незаконно торговала медицинским эфиром, который впоследствии использовался для производства синтетических наркотиков

Игорь Ковалев, Анна Исаева, Олег Градов

Московская торгово-закупочная фирма незаконно торговала медицинским эфиром, который впоследствии использовался для производства синтетических наркотиков.

По крайней мере, так утверждают правоохранительные органы, завершившие в настоящее время расследование уголовного дела в отношении руководства компании «Софэкс» - генерального директора Алексея Процкого и финансового директора Яны Яковлевой. Впрочем, сами обвиняемые считают, что материалы следствия сфабрикованы.

На сторону «химиков» (хотя, из двоих обвиняемых химиком является только Процкий) встали депутаты Госдумы Владимир Рыжков и Александр Лебедев. Они обратились с депутатскими запросами в Генпрокуратуру с просьбой разобраться в «бесчинстве», которое творит ФСКН. В защиту вступили правозащитные организации (в частности «За права человека»), в лице адвоката Евгения Черноусова и правозащитника Льва Пономарева, провели пресс-конференции, митинги в защиту химиков-бизнесменов. В прессе появилось множество статей, в которых депутат Рыжков призывал реорганизовать или даже ликвидировать ФСКН в связи с ее неэффективностью и коррумпированностью. На одной из пресс-конференций, посвященной этому скандальному делу, Владимир Рыжков прямо обвинил ФСКН в фальсификации уголовного дела и заявил, что они перегнули палку. По мнению того же господина Рыжкова, ФСКН – вредная и бесполезная структура, сотрудники которой не умеют и не хотят работать, повышая свои показатели только лишь благодаря делам, подобным «делу химиков» или «кетаминовому скандалу».

А наркоконтроль - против!

В 2004 году Московское управление наркоконтроля получило информацию о том, что на территории Ленинского района Подмосковья действует подпольная лаборатория по производству синтетического наркотика метадона, который по своему действию в несколько раз сильнее героина. Владельца прибыльного бизнеса задержали – им оказался 51-летний доморощенный химик Владимир Шуликов. В ходе его допроса выяснилось, что для изготовления метадона, «наркотворец» использовал медицинский эфир, который приобретал в некоей фирме «Софэкс», специализирующейся на торговле химическими препаратами.

Позже, в отношении двоих руководителей компании, Яковлевой и Процкого, было возбуждено уголовное дело по статьям 234 (незаконный оборот сильнодействующих веществ в целях сбыта) и 171 (незаконная предпринимательская деятельность) УК РФ. Также их обвинили в легализации и отмывании денежных средств, вырученных преступным путем – через фирму с 1999 года по 2004 год прошло порядка 14 миллионов рублей, полученных от продажи диэтилового эфира. По мнению наркополицейских, все эти проблемы возникли у «Софэкса» из-за отсутствия лицензии на оборот сильнодействующих лекарственных средств на территории России. В результате стражи порядка взяли Алексея Процкого и Яну Яковлеву под стражу, раздув, таким образом, по мнению их защитников, кампанию против всей химической промышленности в России. Правда, при чем здесь «вся химическая промышленность» так и осталось неясно, ведь, как мы уже выяснили Яковлева и Процкий имеют к химии отношение весьма посредственное, да и обвиняют их в торговле без лицензии (зато с вполне определенной целью!) медицинским препаратом. Но защитников такие «мелочи» не смущают.

Факты – вещь упрямая

Как считают московские правозащитники и сами обвиняемые, уголовное дело против «Софэкса» полностью сфабриковано. Потому что все необходимые лицензии на ввоз из-за границы эфира и последующую его продажу на территории России у фирмы якобы были.

Но давайте рассуждать логично. Если это действительно так – то не явилось бы разве наличие полного пакета документов самой надежной «охранной грамотой» для фирмы? В свою же очередь, как нам удалось узнать, сотрудники наркоконтроля утверждают, что если какие-то документы у «Софэкса» и были, то далеко не те, что требовались в данном конкретном случае. В частности, у компании отсутствовала лицензия на фармацевтическую деятельность, которая в данном случае заключалась непосредственно в сбыте диэтилового эфира на территории РФ.

В ответ на этот аргумент, защитники «Софэкса» напирают на то, что в компании, торгующей химией, якобы и не подозревали, что для торговли диэтиловым – техническим – эфиром необходимо специальное разрешение. Ну не знали они, что к разновидностям диэтилового эфира относится также эфир медицинский, используемый для наркоза.

Простите, но в это поверить трудно – особенно учитывая тот факт, что как сам заявляет Алексей Процкий – он дипломированный химик с многолетним стажем. И он никак не мог «не знать» об основных свойствах продаваемого им препарата. Кроме того, на складе «Софэкса» оперативники изъяли бутылки, на которых были наклеены этикетки со словами: «Диэтиловый эфир. Соответствует стандарту РФ. Медицинский». Впрочем, этот факт ни обвиняемые, ни их адвокаты никак не объясняют, несмотря на то, что следствие располагает результатами экспертизы, подтверждающей, что приготовленный к продаже препарат действительно является медицинским – наркозным и наркозно-стабилизированным эфиром.

Мы проконсультировались у сотрудников одной Московской научно-производственной химической компании. Выяснилось, что диэтиловый эфир относится к классу простых эфиров и является химическим растворителем для лаков и красок. Но этот простой растворитель действительно имеет и другую интересную разновидность – наркозно-стабилизационного и наркозного эфира. Правда, для наркозов его уже давно никто не использует, ведь медицина не стоит на месте. А вот предприимчивые люди не дадут пропасть добру – этот прекурсор используют для изготовления синтетических наркотиков – кокаина и морфина и проч.

Как после этого адвокаты и правозащитники могут утверждать, что лицензия на торговлю медицинским препаратом была не нужна – загадка.

И, наконец, мы подошли к главному вопросу - о цели «преследования» компании «Софэкс» правоохранительными органами. По словам Яковлевой и Процкого, сотрудники Московского управления наркоконтроля в свое время предложили им… «крышу». Мол, мы предоставляем вам лицензию, а вы обязуетесь отстегивать нам регулярный процент от сделок. Руководство «Софэкса» от выгодного предложения отказалось – за что теперь и страдает от мести упомянутых сотрудников. Впрочем, в это утверждение поверить также сложно, поскольку, по имеющимся у нас данным, в роли «вымогателя-крышевателя» называется сотрудник подразделения, которое занималось разработкой фирмы, при этом не имеющий абсолютно никакого отношения к лицензированию. Как же он, в этом случае, собирался бы исполнить свое обещание насчет предоставления лицензии? И второе: зачем же мифический сотрудник наркоконтроля предлагал Процкому лицензию, если, как утверждают правозащитники, она была не нужна?

Дело ясное, что дело темное

Насчет лицензии на оборот диэтилового эфира тоже многое остается неясным. Так, по мнению адвокатов Процкого и Яковлевой, в России оборот сильнодействующих веществ, к которым относится диэтиловый эфир, с одной стороны должен быть под контролем, а с другой стороны, по другим, якобы, нормативам, он может распространяться без каких-либо разрешений. Однако еще никто не отменял действия постановлений Правительства РФ от 6 марта 1996 года №278 и от 3 августа 1996 года №930. Именно они регулируют непосредственно ввоз на территорию России, в том числе, диэтилового эфира и этот ввоз считается законным только в случае, когда получено соответствующее разрешение на фармацевтическую деятельность. Без такого разрешения, все, что касается оборота подобных средств с целью сбыта на территории России, является незаконным и преследуется в соответствии со статьей 234 УК РФ. Что и было сделано в данном конкретном случае. Также продолжает действовать и так называемый «список №1», содержащий перечень лекарственных веществ, относящихся к сильнодействующим, оборот которых в России без специального разрешения запрещен. Так что, как говорится – се ля ви.

Кроме того, для работы с таким препаратом, как диэтиловый эфир, необходимы также разрешения Ростехнадзора и МЧС. Дело в том, что эфир легко воспламеняется и взрывается, поэтому помещение, в котором его разливают, должно соответствовать определенным нормам. В противном случае могут пострадать люди. У «Софэкса» не было и этих разрешений. Так о чем здесь вообще можно говорить?

P.S.: Следуя логике правозащитников, странно, почему наркоконтроль не пересажает и других химиков за подобное «недопонимание» закона? Почему именно «Софекс»? Почему «кровавые оборотни из ФСКН» обрушили свой гнев против одной единственной фирмы? Ответы на эти вопросы очевидны. Правозащитники, пользуясь тем, что большинство «сочувствующих безвинным жертвам ФСКН» не желают разбираться в ситуации (да и не имеют такой возможности), играют в свою игру, цель которой вполне определенна и неоднократно высказана в той или иной форме на страницах опять же «сочувствующих» изданий («Новая газета», например, единственная из массовых изданий выступила в защиту «химиков», а основным акционером издания является депутат Лебедев – удивительное совпадение!) – уничтожить ФСКН. Кстати, эти слова правозащитников с удовольствием цитируют и многие информагентства. Спасибо митингам и пресс-конференциям защитников – их позицию мы знаем. Но есть такая вещь, как интересы следствия, когда информация не может и не должна разглашаться. Не думаем, что ФСКН выложила прессе все материалы дела. Так может для громких заявлений следует дождаться суда, когда ФСКН откроет все карты?