Смертный долг «большого» человека

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Смертный долг «большого» человека

FLB: В марте 2000 года Доровской уговорил своего знакомого Павла Сопота напасть на Домникова. Все это было известно еще летом 2003 года. Но дело стало «висяком». Раскрыли его случайно. И не в Москве

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

" Заказчик убийства определен

Завершены следственные действия в отношении экс-главы Липецкой области Сергея Доровского по уголовному делу о нападении журналиста "Новой газеты" Игоря Домникова, сообщил Следственный комитет в среду, информирует РИА Новости

B04bcdff710c7668002c723893c74955.jpeg

вице-губернатор, предприниматель и заказчик убийства Сергей Доровской

Следствие считает, что в марте 2000 года Доровской уговорил своего знакомого Павла Сопота напасть на Домникова "с целью причинения тяжкого вреда его здоровью". Мотивом стала месть за критические статьи в адрес Доровского , считает следствие.

Длительное время вероятная причастность Доровского к преступлению не была установлена. Только спустя почти 10 лет следователи смогли установить предполагаемого организатора нападения на журналиста.

86843dbfa1a529be58d4a57443eed949.jpeg

Журналист Игорь Домников

Это была одна из первых потерь «Новой газеты». Игоря Домникова — любимца всей редакции, тонкого, точного и ироничного человека — забили молотком в подъезде собственного дома майским вечером 2000 года. Спустя несколько недель он скончался, не приходя в сознание, пишет «Новая газета».

А дело, возбужденное по 111-й статье Уголовного кодекса — «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», — надолго стало «висяком», попав в руки районных милицейских тогда еще следователей.

Раскрыли дело случайно. И не в Москве. На всю страну тогда гремела «тагирьяновская» ОПГ — одна из самых кровавых банд России, на счету которой несколько десятков жертв. Бандитов взяли в Набережных Челнах. Сначала один из главарей — Геннадий Безуглов — пошел на сделку со следствием, за ним и бойцы. В ходе допросов выяснилось: Домникова они убивали по приказу своего главаря — Эдуарда Тагирьянова, к которому обратился с ненавязчивой просьбой его бизнес-партнер Павел Сопот, а того, в свою очередь, попросил «решить вопрос с журналистом» вице-губернатор Липецкой области С.Б. Доровской.

А теперь — внимание: все это было известно еще летом 2003 года, отмечает газета. Но Павел Сопот, который подозревался в соучастии в еще одном убийстве и даже задерживался, в итоге превратился в свидетеля. Доровского снимали с поезда, чтобы допросить, но он тоже остался в роли свидетеля, а на суд над членами банды не явился вовсе — не барское дело.

Ранее Агентство федеральных расследований FLB.ru писало о предположительном заказчике убийства Игоря Домникова в статье «Парился в баньке с Евсюковым…»

Ход нерасследования

После долгого следствия — только в 2006 году дело было передано в суд — Верховный суд Татарстана осудил Тагирьянова и еще 16 бандитов на длительные сроки (вплоть до пожизненных) по 21 эпизоду убийств, плюс к тому похищения, вымогательства, незаконный оборот оружия. Среди этих —иных — обвинений и затерялась скромная ст. 111 УК РФ, скупыми строками которой закончилась жизнь блестящего журналиста Игоря Домникова.

26fbbfab0177ea5e716a84d2c2dc3664.jpeg

Лидер Тагирьяновской ОПГ Эдуард Тагирьянов

С 2007 года «Новая газета» неоднократно пыталась добиться возбуждения уголовного дела в отношении Сопота и Доровского. И раз за разом терпела поражение.

К 2009 году постановления о возбуждении уголовного дела в отношении Сопота и Доровского выносились трижды, причем в последний раз — по личному распоряжению главы СК Александра Бастрыкина. И трижды отменялись: сначала зампрокурора республики Татарстан Ф.Х. Загидуллиным (январь 2007 года), затем следователем из СО Набережных Челнов (декабрь 2007-го) и, наконец, следователем по особо важным делам СУ по ЦФО В.В. Яременко (июль 2008-го). Во всех случаях причина — отсутствие в действиях данных лиц «признаков преступления».

В 2009 году президент РФ после гибели Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой обратил внимание правоохранительных органов на нераскрытые дела убитых журналистов. И вновь глава СК Александр Бастрыкин истребовал дело, поручив в нем разобраться своим подчиненным. В итоге 15 апреля 2009 года следователь по особо важным делам СУ по ЦФО С.В. Василовский находит основания для возбуждения уголовного дела, которое получает № 383503.

Однако дело возбуждено только в отношении Сопота и по все той же ст. 111 Уголовного кодекса — по факту подстрекательства к причинению тяжкого вреда здоровью. И потому заместитель генерального прокурора В.В. Малиновский (прокуратура по ЦФО) определил: передать дело в ГУВД Москвы. Так, вновь споткнувшись о три единицы, мы пришли туда, откуда начали — в московскую милицию, в которой у Сопота было много знакомых и (забегая вперед) один из руководителей которой (генерал Козлов) позже был допрошен по делу об убийстве Игоря Домникова.

Увы, прокурор как-то позабыл проинформировать редакцию и потерпевших о своем процессуальном решении. Не сделали этого и милицейские следователи — они тогда вообще не стали ничего делать: по крайней мере, ни в редакцию, ни к семье Домникова никто ни за чем не обращался. И только после скандала, учиненного на страницах газеты, удалось выяснить, где же находится дело № 383503. 18 декабря 2009 года замначальника ГСУ при ГУВД Москвы А.В. Степанцев сообщил, что оно, оказывается, было закрыто следователем Чертоусовым В.С. еще 7 сентября за отсутствием в действиях Сопота «признаков преступления». При этом в прокуратуре о подобном решении известно не было, и 28 декабря 2009 года сотрудник прокуратуры по ЦФО В.В. Лузанов «обрадовал» редакцию вчерашними новостями: дело изъято из следственного управления по ЦФО и направлено в прокуратуру Москвы для проверки. Но что там, в закрытом деле, уже проверишь…

Пришлось писать неприятное письмо в адрес генерального прокурора, потому что начали закрадываться нехорошие подозрения. Заместитель генерального прокурора Виктор Гринь почему-то ответил редакции дважды (31 марта и 5 мая 2010 года): «Данное решение (о закрытии дела. — Ред.) принято незаконно, без проведения всех необходимых следственных действий, в связи с чем прокурором г. Москвы 27.04.2010 г. вынесено постановление о направлении материалов уголовного дела руководителю следственного органа для решения вопроса об отмене постановления о прекращении уголовного дела, в том числе для оценки действий вице-губернатора Липецкой области Доровского С.Б. Результаты контролируются».

Как и кем результаты контролировались, нам неизвестно. Только в ноябре 2010 года следователь ГУВД Москвы Гайнуллина Д.Х. втихую прикрыла находящееся «на карандаше» у президента и генеральной прокуратуры уголовное дело в отношении заказчиков убийства Игоря Домникова.

75a9996d09605af36fbe96d1da68cf71.jpeg

Александр Бастрыкин

Очевидно, от этой странной чехарды устал не только коллектив «Новой газеты», но и Александр Бастрыкин, к которому мы вновь обратились за помощью. Беспрецедентная история — главе СК пришлось в третий раз вмешаться в ход расследования уголовного дела, и он, оценив, что в милиции к расследованию неоднократно отнеслись спустя рукава, вышел в прокуратуру с ходатайством о передаче расследования в ведение Следственного комитета в связи с резонансностью и общественной значимостью дела.

Расследование поручили московским следователям. В итоге Алексей Долгинов (замначальника управления) и Иван Щербаков исключительно следственным путем, без привлечения оперативных сотрудников, смогли спустя 10 лет докопаться до сути того, что на самом деле произошло в 2000 году.

1215b4a100d955fdffe6a12622a6a811.jpeg

Тут нужно сделать некоторое отступление, пусть оно и покажется читателям «вставной челюстью» в тексте. Раскрытие роли Сопота (а затем и Доровского) в убийстве нашего коллеги было бы невозможно, если бы не показания членов «тагирьяновской» ОПГ Сергея Бабкова и Геннадия Безуглова, которые они подтвердили и в ходе судебного заседания. Нам — коллегам Игоря и его жене Маргарите (признана потерпевшей) — показалось, что и Бабков, и Безуглов искренне раскаиваются в содеянном и пытаются хоть как-то загладить свою вину. И потому мы считаем, что просьба Сергея Бабкова о помиловании должна быть удовлетворена, как и ходатайство Геннадия Безуглова об условно-досрочном освобождении.

425ee5dcf81e643bba102fb1c606e25e.jpeg

Павел Сопот. Фото: Евгений Биятов/ РИА Новости www.ria.ru

Павел Сопот был арестован и осужден Люблинским судом Москвы к семи годам лишения свободы . После чего пошел на сделку со следствием и дал изобличающие Доровского показания, подтвержденные на очной ставке.

Так юридическим фактом стало то, что было известно более 10 лет назад. Но только в мае этого года истекает срок давности преступления, квалифицированного по 111-й статье УК. А это значит, что Доровской может избежать наказания .

Да, в том или ином, пусть и ущербном, виде справедливость все-таки восторжествует. Но для того чтобы раскрыть не такое уж сложное дело, потребовалось личное указание президента, трижды личное вмешательство руководителя СК Александра Бастрыкина — за что мы им, как и руководителю Московского СК Вадиму Яковенко, как и зампрокурора Москвы Александру Козлову, следователям Алексею Долгинову и Ивану Щербакову, конечно, очень благодарны.

Af04b83b3bbc34c9acacb0901e1ff219.jpeg

Доровский обвиняется по статье "подстрекательство к умышленному причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшему в связи с осуществлением им профессиональной деятельности", ему грозит до 12 лет лишения свободы.

Напомним, что в марте 2000 года на журналиста было совершено нападение в его подъезде, тогда его жестоко избили молотком, в результате чего Домников скончался.

За что убили Игоря Домникова?

8bab19e17bd18c525cdba523316fc87a.jpeg

За серию статей об удручающем экономическом положении Липецкой области, за которое как раз и отвечал вице-губернатор Доровской. Уже осужденный Сопот тогда под контролем «тагирьяновской» ОПГ занимался в этом регионе весьма скользким бизнесом: взаимозачетами, а по сути — выбиванием долгов с бизнеса, не рассчитавшегося вовремя с бюджетом или государственными предприятиями. В этом качестве и был знаком вице-губернатору, к которому мог себе позволить зайти в любое время, даже не записываясь на прием, — по-дружески, так сказать.

Вот и весной 2000 года зашел. Доровской, вытащив газету со статьей Игоря Домникова, долго ругался и поставил задачу: доставить журналиста в Липецк для «разбора полетов», а если тот приехать не пожелает, так пусть о том пожалеет. Сопот газету забрал, а когда понял, что многомиллионный договор по очередному взаимозачету, подписание которого зависит от правительства области, почему-то неожиданно «подвис», встретился с главарем банды Тагирьяновым и передал тому соответствующее пожелание. Тагирьянову, которого тогда охраняли бойцы московского ОМОНа, «решить проблему» труда не составило. Под видом «обиженных бизнесменов» к Домникову обратились члены ОПГ, а когда журналист от навязчивого предложения выехать в Липецк отказался, подкараулили в подъезде с молотком. А договор взаимозачета был стремительно подписан. Вот, собственно, и все.

Сам С.Б. Доровской с представителями «Новой газеты» говорить отказывался дважды. А в Люблинском суде Москвы, рассматривавшем дело Сопота, пытался произвести впечатление добродушного и забывчивого пенсионера («это было 13—15 лет назад, и потом, я инвалид второй группы»), а если помнит чего, так только нечто, к нему напрямую не относящееся. Мол, Сопот просто присутствовал при его разговоре с другим вице-губернатором, в ходе которого и было сказано: надо сделать так, чтобы журналист приехал в область, — ну, якобы Сопот и проявил инициативу. Что же касается гибели Домникова, то о ней, по его признанию, узнал из прессы: «Я и тогда сожалел об этом, и сейчас сожалею, что так случилось».

Как так получилось, что в принципе мелкий предприниматель Сопот просто так зашел с улицы и стал свидетелем разговора двух вице-губернаторов, пояснить суду Доровской не смог — даже судья удивился такому демократическому делопроизводству, принятому в Липецкой области.

Доровской, огрызаясь на адвоката потерпевших, убеждал, что не помнит, по какому конкретно вопросу к нему пришел тогда Сопот («по какому-то взаимозачету») и записывался ли тот на прием.

— Сопот просто оказался невольным свидетелем нашего разговора.

— И? — требовала продолжения адвокат Марина Андреева.

— Чё «и»? Я просто сказал: «Неплохо было бы, чтобы этот человек (Домников. — Ред.) приехал в область».

— Кому вы сказали это: вашему коллеге вице-губернатору (умер несколько лет назад. — Ред.) или посетителю Павлу Сопоту?

— Я в целом говорил, в общем… Я говорил и по селектору, и Сопоту. По существу, я говорил с обоими. Но я ничего противозаконного не совершал.

— Вы уверены? — уточнила адвокат Андреева.

— Уверен.

— Вы знали, что можно потребовать опровержения, написать в редакцию?

— Я все это знал, но это не входило в мои служебные обязанности.

— А тогда почему вы с Сопотом обсуждали статьи в газете и журналиста?

— Ну я же человек… Ваша честь, меня просто, получается, пытаются запутать здесь. Вы, — обратился он к адвокату, — 51 раз задаете один и тот же вопрос.

— Потому что вы не даете ответа.

— Я все ответил.

— То есть вы отказываетесь пояснить: это вы попросили Сопота «привезти» журналиста или он сам вам это предложил?

— Я все ответил. Ваша честь, я заволновался. Эти вопросы меня слишком возбудили. Я нервничаю слишком сильно. Я затрудняюсь ответить.

Тогда в суде огласили показания Доровского, данные им на предварительном следствии. Оказалось, что в 2003 году тот рассказывал: именно он — Доровской — попросил Сопота найти Домникова в Москве и привезти в Липецк, а в 2012 году уже выдвинул противоположную версию, приписав инициативу Сопоту.

— Вы можете окончательно определиться, какие показания правдивее: кто кому предложил привезти журналиста? — не выдержал судья.

— Не помню… И тогда я говорил правду, и сейчас. Я всегда правдиво отвечал на вопросы следствия. Мне нечего скрывать. И сегодня я отвечаю так, как эта ситуация представляется в моем мозгу на сей момент. Никаких противоречий нет…

"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif


Ссылки

Источник публикации