Смушкин вызывает ду переговоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::09.02.2004

Смушкин вызывает дух переговоров

Коллективное бессознательное «Илим Палпа» родило очередную мышь

Сергей Губский

Стремление выдать желаемое за действительное, столь характерное для публичных заявлений компании «Илим Палп Энтерпрайз», приобрело в последнее время совсем уж неприличные формы. На днях пиарщики лесного холдинга в очередной раз попытались вызвать дух переговоров с компанией «Континенталь Менеджмент» (мажоритарный акционер Котласского ЦБК и Братского ЛПК) - и им это даже удалось. Не в реальности конечно, а в пресс-релизах и проплаченных статьях в СМИ.

Надо заметить, что переговоры, начавшиеся осенью прошлого года, почти сразу же и завершились. «Между руководством компаний проводились встречи и телефонные переговоры, однако никаких договоренностей достигнуто не было. – Заявил представитель «Континенталя». - Со стороны ИПЭ никаких конкретных планов по урегулированию конфликта не поступало, за исключением банальных предложений об отступных».

Но в ИПЭ, похоже, реализуют программу занятости инвалидов, и поэтому набрали в пресс-службу исключительно слепых и глухих. Директор по коммуникациям компании Святослав Бычков, не замечая официальных опровержений, продолжает долдонить: «Могу вас заверить, что предложение принято, и переговоры идут», а корпоративный сайт холдинга публикует экстатические реляции о горячем обсуждении ИПЭ и «Континенталем» очередных «мирных» инициатив.

Возникает закономерный вопрос: зачем «Илим Палпу» виртуальные переговоры? Впрочем, ответ лежит на поверхности. Чтобы выиграть время, максимально затянуть переговорный процесс, одновременно выдвинув требование к оппонентам прекратить антиилимовский PR, подачу жалоб в правоохранительные органы и судебные разбирательства… Сам ИПЭ, впрочем, ведет себя совсем наоборот, практикуя против оппонентов буйный PR, и особенно, GR. Во всяком случае, не так давно Смушкин провел конфиденциальную встречу с прокурором Санкт-Петербурга Николаем Винниченко, после чего неожиданно было закрыто нашумевшее уголовное дело в отношении ИПЭ, связанное с заведением двойных реестров спорных лесопромышленных предприятий. В какую сумму обошелся ИПЭ развал многомиллионного дела осталось неизвестно, но, говорят, совсем не дорого.

С другой стороны, миф о переговорах нужен ИПЭ, чтобы погрозить пальчиком чиновникам и правоохранителям: «мы, дескать, вот-вот договоримся, а вы, плохие, нам мешаете. Вы против «Илима», а значит за «Континенталь», а вот мы объединимся, долбанем из всех GR-орудий, и неизвестно, чем это для Вас лично кончится».

На самом деле между строк пресс-релизов ИПЭ легко читается готовность на любые унижения, лишь бы удачно провести переход подконтрольных предприятий на единую акцию и блокировать претензии конкурентов на активы спорных предприятий.

Однако в ситуации, когда суды отнюдь не склонны поддерживать подобные иллюзии, единственным способом хоть как-то сохранить хорошую мину при плохой игре - это изобразить полную идиллию в отношениях с властями и акционерами, а заодно скорректировать имидж собственной компании и под это дело набрать побольше кредитов.

Дело в том, что ИПЭ все сильнее скатывается в долговую яму. Сегодня весь холдинг, по мнению аналитиков, стоит 500 млн долларов, а его кредиторская задолженность составляет уже более 200 млн! При этом под немыслимые проценты заложено уже все, а кое-что и по несколько раз: акции (даже те, которые ИПЭ не принадлежат), средства производства, товар в пути, товар на складе. Производственные мощности берутся исключительно в лизинг, а предприятия буквально выжаты как лимон. Осталось только заложить души рабочих – наверное, Смушкин очень жалеет, что не родился лет этак двести-триста назад, во времена крепостного права.

Но если «Илим Палп» ведет переговоры не с «Континенталь Менеджментом», то с кем? Может, сам с собой? Зная странности руководства холдинга, вряд ли кто-то удивится, если увидит Захара Смушкина, сидящего перед зеркалом и достигающий взаимопонимания со своим отражением по всем спорным вопросам. Но на самом деле, «переговорной идиллии» не было, и нет.

Хитрый сценарий «Илим Палпа» начал разваливаться в тот момент, когда «Континенталь» официально объявил о провале переговоров. Это, разумеется, в планы Смушкина не входило. Он и его пиарщики-спиритисты хотели бы еще несколько месяцев морочить голову партнерам, водить за нос власти и дурить трудовой коллектив, обещая скорое урегулирование корпоративного конфликта. В недоумении, наверное, и потенциальные кредиторы (на которых также было рассчитано это шоу). Например, хозяева «Альфа групп», с которыми ИПЭ по отработанной схеме вступил в изнурительные переговоры, обещая 15% холдинга в обмен на «финансовое прикрытие» и защиту. Правда, альфовцы вовремя разобрались в ситуации и отказались от любезного предложения, когда даже после беглого анализа ситуации им стала ясна бесперспективность юридических позиции ИПЭ.

Да и о какой защите интересов ИПЭ может идти речь, если Смушкин направо и налево сдает собратьев по олигархическому цеху. После упомянутой встречи с Винниченко (впрочем знающие люди называли ее негласным допросом Смушкина по делу «Менатепа» о злоупотреблениях в ходе приватизации Усть-Илимского ЛПК, в Совет директоров которого он входил), один из акционеров ЮКОСа Михаил Брудно как-то вдруг был объявлен в международный розыск. Так что партнеры по бизнесу уже отпрыгнули от ИПЭ, причем не менее шустро, чем бывшие друзья-чиновники, загодя почувствовавшие источаемый ИПЭ «запах жареного».

Однако наиболее искреннее недоумение сообщения о «вовсю ведущихся переговорах» вызывают у рабочих. «Если скоро ситуация будет урегулирована, какого… нас регулярно выгоняют на мороз оборонять предприятия от угрозы их захвата?», - задаются они справедливым вопросом. Короче, непонятно: ни мира, не войны. Ни зарплат, ни инвестиций.

Сегодня уже понятно, что «PR-переговоры» по-смушкински с треском провалились, больно ударив по репутации «Илим Палпа». У Захара Давидовича осталось последнее репутационное оружие массового поражения, которое он был вынужден пустить в ход. Он вовсю начал пользовать имя главы Администрации президента РФ Дмитрия Медведева в качестве отмычки для самых высоких дверей.

Из уст Смушкина кремлевский администратор – это всего лишь мелкий клерк, работавший под его олигархическим присмотром: «Да он у меня простым юристом был, это ж я его в люди-то вывел». Сейчас целлюлозно-бумажный бизнесмен виртуозно вставляет пару слов о хорошем знакомстве с «Димкой» даже в невинные разговоры о погоде. Когда же речь заходит о бизнесе, то своим доверительным отношениям с Медведевым Захар Давидович посвящает не менее получаса, завершая повествование (с каждым разом приобретающее все новые краски) пассажем о том, как они будут вместе возрождать лесную отрасль.

В подтверждение своих слов, Захар Давидович достает хранимые у сердца семейные фотографии высокопоставленного чиновника (прям как икону) и показывает их всем и каждому, включая водителей такси и уборщиц в своем офисе. Аналогичная кипа фотографий в качестве оберега выдана каждому из братьев Зингаревичей.

И еще смешной нюанс: портрет президента Путина, красовавшийся до этого на самом видном месте в кабинете Захара Давидовича, был срочно отправлен в отставку – в чулан, а с его места на посетителей сегодня строго взирает Дмитрий Медведев.

Не хочется разочаровывать тех, кто уже согласился помогать эмиссарам Смушкина, надеясь на то, что заслужит тем самым благоволение главы Администрации. Но правда дороже: Дмитрий Медведев действительно работал в «Илим Палпе» с 1993 по 1999 год директором по правовым вопросам. И ушел оттуда, когда хозяева холдинга в угоду собственному карману соблазнились противозаконными финансовыми схемами.

Так что верить сладким речам Смушкина, по меньшей мере, неразумно. Или даже преступно, если в роли доверчивого слушателя выступает государственный чиновник или представитель правоохранительных органов. Потому что в таких случаях доверчивость и наивность, как правило, прямо пропорциональна размеру полученной взятки.

Справедливости ради отметим, что правоохранители и не верят ИПЭ. Еще в октябре 2003 года в Следственном комитете МВД РФ была создана следственная группа - прямо как по делам «ЮКОСа», еще одна параллель! Ей поручено расследование уголовных дел в отношении менеджеров и руководителей ИПЭ.

Одно из них касается фальсификации официального документа Минимущества. Ситуация приобрела скандальный оттенок после того, как на собрание акционеров ОАО «Братсккомплексхолдинг» (входит в Братский ЛПК), созванное ИПЭ в апреле прошлого года, не был допущен представитель государства, владеющего «золотой акцией» общества Александр Кривенков. Это произошло, когда выяснилось, что государство намерено разрушить «голубую мечту» Смушкина - блокировать решение ИПЭ о переводе подконтрольных предприятий на единую акцию. Кривенкову сунули в нос некую бумаженцию за подписью якобы замминистра имущественных отношений Станислава Лычагина об отзыве у него доверенности на голосование. Как позднее выяснилось, это была чистая «липа» - Арбитражным судом Иркутской области позднее было установлено, что Минимущество не направляло в адрес предприятия и регистратору общества данного документа, а решения созванного ИПЭ собрания акционеров были признаны незаконными.

Что касается второго дела, то оно посвящено фактам уклонения компании от уплаты налогов. СМИ неоднократно отмечали, что среднегодовая отпускная цена целлюлозы, экспортируемой ведущим предприятием ИПЭ Котласским ЦБК (Архангельская область) составляет 263-286,64 долл. за тонну, при том, что минимальная среднегодовая цена на данный тип целлюлозы в Европе - 431-436 долл. за тонну. Таким образом, за 2001 год сумма занижения таможенной стоимости экспортированной ОАО «Котласский ЦБК» продукции оценочно составила 5,1 млрд руб., а за 2002 год - более 4 млрд руб. Объем недоплаченных таможенных сборов комбината за 2001 и 2002 годах оценивается в 421 и 394 млн руб., а объем недоплаченного налога на прибыль - в 1175 и 866 млн руб.

На ОАО «Целлюлозно-картонная фабрика» (также входит в состав Братского ЛПК) в 2001 г. расчетная сумма занижения таможенной стоимости экспортированной комбинатом продукции составила 2,322 млрд руб., а за 2002 год - более 3,182 млрд рублей. Объем недоплаченных таможенных сборов за 2001 и 2002 годы оценивается соответственно в 190 и 350 млн руб., а объем недоплаченного налога на прибыль 473 и 718 млн руб.

В МВД обещают разобраться в хитросплетениях финансовой политики ИПЭ самым жестким образом и доложить о результатах расследования первым лицам государства. Причем ожидать этого можно уже в самое ближайшее время. То-то будет номер, когда Захар Давидович побежит в кабинет очередного чиновника с портретом Медведва подмышкой, а встретит там вежливых людей в темных костюмах, предлагающих «гражданину Смушкину следовать за ними». Тут уж никакая семейная фотохроника не поможет, и парой тысяч не отделаешься.

Так что сбываются предсказания супруги Смушкина – известной питерской прорицательницы мадам Царапкиной, нагадавшей супругу дальнюю дорогу в казенный дом. Впрочем, у Захара Давидовича всегда наготове паспорт гражданина Израиля: в последнее время он уже неоднократно наведывался в землю обетованную, видимо, на рекогносцировку. Поговаривают, что там он захаживал в гости к гражданину Невзлину - перенять практический опыт защиты от преследования правоохранительных органов. Лишь бы только последний не узнал, что Смушкин застучал «ЮКОС» прокурорским, иначе он такого насоветует, что Захару Давидовичу век воли не видать.