Смысл «игорного дела» – устранить Чайку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Все дело изначально было направлено на то, чтобы в нем как можно чаще и в негативном свете упоминалось имя генпрокурора

Файл:Юрий-Чайка-134x150.jpgНовые аргументы следствия в скандальном «игорном деле» о крышевании прокурорами подпольных казино: засекреченный следствием свидетель дал показания, из которых можно сделать вывод, что координатором между прокурорами и организатором подпольного игорного бизнеса был сын генерального прокурора Артем Чайка.

Все дело изначально было направлено на то, чтобы в нем как можно чаще и в негативном свете упоминалось имя Юрия Чайки. Совет тем, кто борется с господином генпрокурором: наберитесь смелости и обвините во всем Чайку. Сейчас же дело носит шпионский характер, смысл которого заключается только в том, чтобы устранить генпрокурора. Если говорить откровенно, честных правоохранительных структур не бывает. Только посмотрите, какие машины в конце рабочего дня отъезжают от зданий СКР, Генпрокуратуры, МВД или ФСБ.

Но доминирование одной правоохранительной структуры – ведомства Александра Бастрыкина – вызывает опасения. По мнению следователей, все плохие, а мы одни хорошие. Такую картину они и хотят продемонстрировать. В суде представители следствия практически открыто заявляют, что основная версия в «игорном деле» касается личности Юрия Чайки (через его сына). История с подмосковными казино была выбрана намеренно и неслучайно. Неужели в Москве мало нелегально работающих казино? А сколько таких подпольных игорных домов в регионах? Думаете, что в других случаях не обходится без влияния правоохранителей разного сорта?

В «игорном деле» много вопросов. Один из них: почему в деле не фигурируют банки, через которые отмывались миллионы, заработанные организаторами подпольных казино? Ответ простой: банки, скорее всего, крышуют «правильные люди», а вот казино «прикрывали» неугодные. Необходимо учитывать все моменты, чтобы не возникало ощущения избирательности при расследовании. Я никого не защищаю, но чью-либо причастность к совершению преступления изначально нужно доказать. Зачем ждать чего-либо? Возьмите и докажите причастность Артема Чайки к функционированию подпольных игорных домов. Только после этого можно объявлять о громогласных разоблачениях.

Сказать, кто выигрывает в борьбе между Генпрокуратурой и Следственным комитетом, я не могу. Я знаю, кто проигрывает. Это государство и общество. Правоохранители вместо выполнения своих основных функций занимаются тем, что устраивают разборки. Ставить на Чайку или Бастрыкина, а также гадать, кто выйдет победителем, я не стану. Но я категорически против отставки Юрия Чайки. Последние годы Генпрокуратура играет роль сдерживающего фактора. Не будь прокурорского надзора – правоохранительная система превратилась бы в НКВД новой формации.

Основной репрессивный инструмент СКР, следственных подразделений МВД и ФСБ – это полномочия по возбуждению уголовных дел. Прокуроры же имеют право оспаривать эти решения. Если определенные силы хотят ослабить влияние Чайки или же устранить его совсем, это говорит о том, что силовики из противоборствующего прокурорам лагеря хотят получить полный набор репрессивных полномочий. Яркий пример: прокуратура не поддержала обвинение по делу генерала Александра Бульбова. Отрицать же случаи, когда следствие работает в одной связке с прокурорами, нельзя тоже. Такие факты есть.

На недавней коллегии всех правоохранительных органов президент Дмитрий Медведев сказал, что Генпрокуратура будет наделена новыми полномочиями. Это не только надзор за следствием, но и контроль за статистикой всех зарегистрированных преступлений. Получится, что оценивать эффективность работы МВД, ФСБ и СКР будут именно прокуроры. Президент открыто не поддерживает никого в этой борьбе, но отмечает, что противостояние правоохранителей деструктивно. Медведев указывает лишь на то, что органам прокуратуры нужно больше воли и полномочий в текущей правоохранительной иерархии.
Кирилл Кабанов.

Оригинал материала:http://slon.ru/blogs/kabanov/post/574570/

Коммерсант: Сын генпрокурора России пойдет свидетелем по двум уголовным делам

Вчера Главное следственное управление СКР по Московской области сообщило о том, что вызовет на допрос сына генпрокурора Юрия Чайки предпринимателя Артема Чайку. По данным «Ъ», допросить Чайку-младшего собираются в рамках двух уголовных дел: о мошенничестве, связанном с незаконным игорным бизнесом, который, по версии следствия, крышевали прокуроры, а также по делу о попытке вымогательства у главы Серпуховского района Александра Шестуна $2 млн. В обоих случаях показания на господина Чайку дал засекреченный свидетель.

Как сообщила официальный представитель Главного следственного управления (ГСУ) СКР по Московской области Ирина Гуменная, в ведомстве приняли решение о привлечении Артема Чайки в качестве свидетеля. По каким именно делам его собираются допросить и когда, госпожа Гуменная не уточнила, однако «Ъ» стало известно, что таких дел два. Во-первых, следствие располагает показаниями свидетеля, имя которого не раскрывается, о том, что Чайка-младший мог являться посредником, который свел находящегося сейчас под стражей по обвинению в мошенничестве Ивана Назарова с руководителями прокуратур Московской области. Впоследствии надзорщики за взятки осуществляли крышевание незаконных игорных заведений господина Назарова. Отметим, что постановления следственного комитета о привлечении в качестве подозреваемых в получении взяток и злоупотреблении должностными полномочиями первого заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко, начальника 15-го управления облпрокуратуры Дмитрия Урумова, а также прокурора Ногинска Владимира Глебова и прокурора Клина Эдуарда Каплуна были отменены прокуратурой как незаконные.
Кроме того, господина Чайку собираются допросить по делу о мошенничестве, связанном с попыткой вымогательства $2 млн у главы Серпуховского района Александра Шестуна со стороны того же Ивана Назарова.
Напомним, что Иван Назаров, согласно материалам уголовного дела, требовал от Александра Шестуна помимо денег поставить своих людей во главе МУП «Серпуховские недра». Взамен господин Назаров обещал, используя свои связи в прокурорских кругах, прекратить проводимую в отношении господина Шестуна проверку. Городской суд Серпухова отменил постановление прокурора о прекращении этого дела в отношении господина Назарова, и ему дали новый ход.
При обжаловании прокурорского постановления в суде были оглашены опять же показания засекреченного свидетеля, в которых фигурировал Артем Чайка (подробно об этом «Ъ» рассказывал вчера). Стоит отметить, что свои показания свидетель, названный следствием Николаевым, дал еще 5 марта 2011 года и Артем Чайка в них упоминается лишь однажды. Связано это с назначением на должность начальника и заместителя руководителя МУП «Серпуховские недра» неких Николая Кульгаева и Александра Дворового. Якобы именно этих людей во главе предприятия хотел видеть Иван Назаров.
«Я стал очевидцем разговора между Урумовым (начальник управления облпрокуратуры.— «Ъ») и Игнатенко (заместитель прокурора Московской области.— «Ъ»), что они должны получить от Шестуна $2 млн, после чего Игнатенко сказал Урумову, что он дал указание Назарову продолжить работу с Шестуном по поводу получения с Шестуна вышеуказанных денежных средств за прекращение в отношении него процессуальной проверки. Также я слышал о том, что называемое ими доверенное лицо, которое они собирались назначить директором МУПа («Серпуховские недра».— «Ъ»), является человеком Чайки Артема Юрьевича»,— говорится в показаниях засекреченного свидетеля (в некоторых СМИ вчера сообщили, что этим свидетелем мог являться бывший заместитель прокурора Московской области Станислав Буянский, однако тот заявил «Ъ», что не имеет никакого отношения к делам, которые ведет СКР).
Основная же часть показаний свидетеля Николаева, касается взаимоотношений между Иваном Назаровым, Дмитрием Урумовым и Александром Игнатенко. Из них, например, следует, что первые двое, заподозрив, что Александр Шестун может их записывать, стали назначать ему встречи в бане. А все разговоры о передаче денег вели в парилке.
«Такие встречи действительно были, ничего записывать там я, как вы понимаете, не мог. На этих встречах Назаров и Урумов, видимо, для придания веса своей позиции говорили, что с Артемом Чайкой у них общий бизнес. При этом называли они его, кажется, старшим партнером, с которым они координируют свои действия»,— рассказал «Ъ» Александр Шестун. При этом чиновник заявил, что пока следствие не задавало ему вопросов о том, известно ли ему что-либо о связях Чайки-младшего с Иваном Назаровым и фигурирующими в деле об игорном бизнесе прокурорами.
«Я не верю ни одному слову следственного комитета. Ни о каких показаниях засекреченного свидетеля ни мне, ни моему подзащитному неизвестно»,— заявил «Ъ» адвокат Александр Добровинский, представляющий Ивана Назарова. При этом защитник отметил, что его вообще не знакомят с материалами уголовных дел в отношении Ивана Назарова. В Генпрокуратуре вчера отказались комментировать намерения ГСУ СКР вызвать на допрос Артема Чайку.

Олег Рубникович, Сергей Машкин

Что делать отцу Чайке?

Вячеслав Позгалев, губернатор Вологодской области:
— Сохранять спокойствие. Если его сын непричастен к преступлению, никто не сможет ему ничего приклеить, тем более что папа — главный юрист страны. Мы идем по пути демократического государства, и перед законом у нас все должны быть равны. Если в Италии судят Берлускони, то почему у нас должно быть избирательное правосудие?

Николай Власенко, совладелец ГК «Виктория»:
— Уйти в отставку. Если сын Чайки замешан, то генпрокурора надо снимать с должности. Однорукие бандиты, несмотря на закон, продолжают работать, и это в первую очередь урон престижу власти. Эпопея продолжается потому, что высшие чины покрывают нелегальный бизнес. Теперь следователи добрались до верхов, и я надеюсь, что сын Чайки, если его вина будет доказана, сядет. Но что-то мне подсказывает, что он очень легко отделается.

Геннадий Гудков, зампред комитета Госдумы по безопасности («Справедливая Россия»):
— Ему нужно устраниться из этого дела, поручив расследование компетентным сотрудникам. И с холодной головой продолжать работать, как и подобает государственному мужу. Я не вполне уверен, что сын Чайки виновен. Скорее всего, это противники генпрокурора так бьют по нему. В своих же детях я полностью уверен. Боюсь только одного — чтобы чей-нибудь изощренный мозг не пытался их умело оклеветать.

Михаил Трепашкин, адвокат, бывший сотрудник ФСБ:
— На время самоотстраниться от должности. В цивилизованном обществе именно так и происходит. Уходить в отставку пока причин нет, но показать общественности, что отец-прокурор не влияет на ход дела сына, было бы правильно. Но вряд ли Юрий Чайка так поступит. Думаю, здесь будет то же, что и с делом об игорных автоматах,— перетягивание каната. Хотя лично я не сомневаюсь, что сын Чайки к делу причастен.

Геннадий Селезнев, председатель Госдумы второго и третьего созывов:
— Если подтвердится причастность сына к темным делам, то прокурору надо подать в отставку. Но вообще в этом деле слишком много всего непонятного, это может быть наговор и откровенная провокация. Человека из силовых органов скандалами с его детьми очень просто запятнать. А потом легко заявить: извините, ошиблись. Сейчас между следственным комитетом и прокуратурой началась война, такое впечатление, что они не понимают, у кого какие полномочия и обязанности. Видимо, президенту пора прекратить их публичное измерение носов.

Юрий Скуратов, бывший генпрокурор России:
— Как отцу — сопереживать, а как прокурору — оставаться объективным. Сейчас у генпрокурора очень слабые рычаги давления на СК. А конфликт уже дошел до такой степени, что замять его не удастся. И при нынешней настойчивости СК дело будет доведено до конца. Да и общественные симпатии явно на их стороне. Мне в жизни пришлось преодолеть немалые трудности, и я не хочу, когда у генпрокурора появляются неприятности, еще над ним и издеваться. В жизни главное — семья, поэтому желаю ему оставаться отцом.

Татьяна Москалькова, генерал-майор милиции, зампред комитета Госдумы по делам СНГСправедливая Россия»):
— Ничего. Отец за сына, как и сын за отца, не отвечает. И потом, его еще только вызывают на допрос, никаких конкретных обвинений не выдвинуто. Юрию Чайке как юристу сейчас можно только отслеживать законность всех действий в отношении его сына и ни в коем случае не торопиться.

Оригинал материала: Коммерсант