Снова Лисовский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Снова Лисовский

Оригинал этого материала
© NEWSru.com, origindate::31.07.2013

Экс-генпрокурор Скуратов озвучил версию об убийстве Листьева, похожую на приписываемую Эрнсту

Бывший генпрокурор России Юрий Скуратов в среду поднял тему об убийстве первого генерального директора ОРТ Владислава Листьева, вспомнив скандальное интервью на эту тему, приписываемое гендиректору Первого канала Константину Эрнсту.

Скандал разразился в апреле после того, как на сайте журнала "Сноб" было опубликовано интервью журналиста Евгения Левковича с Эрнстом, в котором тот "не под запись" якобы обвинил члена Совета Федерации Сергея Лисовского в том, что он является заказчиком убийства Листьева. Позже Эрнст и Лисовский публично опровергли эту информацию.

В эфире телеканала "Дождь" Скуратов рассказал о том, что приписываемая Эрнсту версия о причастности Лисовского к преступлению близка к его собственной. "Я разочарован действиями Следственного комитета, который не отменил постановление о приостановлении этого дела и не возобновил расследование", — заявил бывший генпрокурор.

"Человек, близкий к нему, человек, который лично знал, как он сказал, дружил с Владом Листьевым, совершенно искренне сказал о том, что он знает, кто организовал убийство Влада, назвал фамилию этого человека", — сказал Юрий Скуратов. По мнению экс-генпрокурора, сразу после интервью СК надо было допросить Эрнста, даже если записи не было. "Ребята бы дали соответствующие показания", — уверен он.

Как признался Скуратов, его личная версия об убийстве Листьева совпадает с озвученной Константином Эрнстом. "Да, она близка. Но имейте в виду, есть презумпция невиновности. Я бы дал показания и ответил на те вопросы, которые поставило бы передо мной следствие", — сказал экс-генпрокурор.

Следствие надо возобновить, уверен Скуратов

В интервью "Интерфаксу" Юрий Скуратов заявил, что СК должен возобновить следствие по делу об убийстве Владислава Листьева, так как появилась возможность раскрыть это громкое преступление. Он высказал мнение, что следователи обязаны "допросить некоторых лиц, упоминаемых в СМИ, и провести ряд следственно-оперативных мероприятий". "Думаю, что шансы раскрыть это убийство у следователей есть", — добавил он.

Скуратов, который будучи генпрокурором, лично контролировал ход расследования убийства, заявил, что близость некоторых фигурантов дела к высшим эшелонам власти помешала раскрыть это преступление. "Еще в 1998 году я встречался с представителями руководства страны и просил их ограничить свои контакты с некоторыми лицами, в отношении которых у нас были серьезные основания подозревать их в причастности к этому убийству. Но, к сожалению, дальнейшие события показали, что наши предупреждения были проигнорированы. А те, кто хорошо знал Влада Листьева и мог помочь нам, ничего практически для этого не сделали", — сказал он.

Юрий Скуратов также заявил, что недавно умерший предприниматель Борис Березовский, по его мнению, "если не напрямую, то косвенно был в курсе преступления". "Было ясно, что у них с Владом не сложились отношения, хотя именно Березовский приложил руку к тому, чтобы сделать его первым гендиректором ОРТ. При этом он долго скрывал факт встречи с Листьевым в "ЛогоВАЗе" накануне убийства, а в день совершения преступления демонстративно улетел из страны. А когда мы попытались по свежим следам провести обыск в "ЛогоВАЗе", нам просто запретили это делать, что здорово помешало нам в дальнейшем расследовании в плане сбора доказательств", — отметил бывший генпрокурор.


***

Оригинал этого материала
© ТК "Дождь", origindate::31.07.2013

Юрий Скуратов: Я был разочарован, что после откровений Эрнста дело об убийстве не возобновили. Я готов дать показания

Желнов: По поводу Листьева — тем более, что тема актуализировалась несколько месяцев назад в связи с Константином Эрнстом и интервью Евгения Левковича.

Скуратов: Я разочарован действиями Следственного комитета, который не отменил постановление о приостановлении этого дела и не возобновил расследование. Человек, близкий к нему, лично знавший его, как он сказал, друживший с Владом Листьевым, совершенно, думаю, искренне, сказал о том, что он знает, кто организовал убийство Влада, назвал фамилию этого человека. Легко было доказать, что это высказывание было, потому что даже если записи не было, они дали бы соответствующие показания. Поэтому надо было допросить Константина Эрнста. Надо было разобраться, что он имел в виду. Там много причин, почему дело Листьева нераскрыто. Одна из них — это то, что его ближайшее окружение просто боялось этих преступников и не давало откровенных показаний. Следствие вынуждено было сначала собрать компромат на этих друзей Влада, припереть их к стене этим компроматом, в смысле не компроматом, а в процессуальном смысле реализованными, но их компрометирующими данными. Потом уж кое-как они разговорились.

Желнов: У вас есть своя версия, кто это сделал?

Скуратов: Конечно, есть.

Желнов: Она совпадает с версией, якобы озвученной? У нас нет доказательств, что Константин Эрнст говорил эти слова. Это версия близка?

Скуратов: Близка, да.

Желнов: Она указывает на…?

Скуратов: Имейте в виду, есть презумпция невиновности.

Лобков: Если бы дело возобновили, вы бы дали показания?

Скуратов: Да, конечно, дам без проблем. Почему нет?

Дзядко: Показания на Сергея Лисовского?

Скуратов: Я бы ответил на те вопросы, которые поставило бы передо мной следствие.

Желнов: Вы склоняетесь к этой версии?

Скуратов: Я уже сказал.


***

Оригинал этого материала
© ТК "Дождь", origindate::31.07.2013

Юрий Скуратов: У Березовского было много компромата на Путина

Фельгенгауэр: По тому, что вы рассказываете про Владимира Путина (что он исполнял приказ, сам лично ни в чем не виноват), складывается ощущение, что вы обиды на него не держите.

Скуратов: Сейчас уже нет. Время — лучший лекарь. То обстоятельство, что он не пошел на поводу этих ребят, тоже сыграло свою роль. Он повел себя здесь прилично.

Олевский: Юрий Ильич, а что случилось с Березовским? Легенды ходят: жив, может быть, на острове.

Скуратов: Я недавно участвовал в передаче…

Дзядко: Думал, скажете: «Я его недавно видел»…

Скуратов: Нет, к сожалению или к радости, нет. Березовскому можно было бы всю передачу посвятить, но это было бы слишком. Я участвовал в этой телевизионной передаче, там был Соколов.

Желнов: У Караулова, я так понимаю?

Скуратов: Нет, не у Караулова. Передача на первом российском канале. В ней принимала участие подруга одной из жен Бориса Абрамовича. У меня такое ощущение, что он не мог покончить жизнь самоубийством. Зная его лично, у меня есть твердое ощущение, что не мог.

Олевский: А какие он с собой увел секреты? У него был компромат на Путина? И какого рода?

Скуратов: Думаю, что да. Вопрос о его наследии (я имею в виду не литературное наследие, а рукописи, тот материал, который у него есть) очень интересен. Интересно было бы выяснить, где он сейчас хранится. Он куда-то его, по-моему, передал в свое время.

Олевский: Вы представляете, о чем материалы?

Скуратов: Да, конечно.

Олевский: Ну, хотя бы поделитесь с нами частично. Хотя бы намекните. Экономические, сексуальные, может быть.

Скуратов: Вы же знаете «Атолл» Соколова, который писал всех, включая и Татьяну, и [page_20834.htm Наину Осиповну]?

Лобков: И Примакова.

Скуратов: Да, всех писал, кто был интересен.

Желнов: И это по заказу Березовского?

Скуратов: Да, это его было. В «Логовазе» он писал всех. Я еще не возглавлял прокуратуру, но знаю по делу Листьева, поскольку изучал его, что обыск не дал провести покойный Литвиненко. А если бы обыск в «Логовазе» провели по горячим следам, как планировали, то дело Листьева было бы, уверен, раскрыто. Но «увы и ах». Это, прежде всего, записи.

Дзядко: Уверены, что оно было бы раскрыто в сторону кого?

Скуратов: Ну, как в сторону кого? Я уж высказывался на эту тему, если хотите, поговорим.

Дзядко: Хотим, выскажитесь.

Скуратов: Я просто мысль хочу завершить, что это еще мог быть за компромат. Это могли быть письма, переписка с Владимиром Владимировичем. Я знаю, что одна из причин отъезда его в Лондон — письмо, в котором тот изложил свое видение, как и что он должен делать, будучи президентом страны. Это стало главной причиной, помимо тех программ на ОРТ, когда Путина стали мочить. Помните, после лодки и так далее? Борис Абрамович хотел показать свою значимость. Там много материала уже лондонского периода. Он был своего рода резидентом антипутинской борьбы в изгнании.

Навигация