Собрание под открытым небом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

В субботу отставное руководство Качканарского ГОКа предприняло попытку провести внеочередное собрание акционеров ГОКа и вернуться к власти на предприятии. Обстоятельства проведения собрания, а также предшествовавшие ему события позволяют сделать прискорбный вывод о том, что мир на этом предприятии наступит не скоро.

Н (УГМК) объединяет медные предприятия Урала. Джалол Хайдаров был одним из создателей УГМК и близким другом президента УГМК Искандера Махмудова. После того как создатели "медного холдинга" решили заняться черной металлургией, Хайдаров возглавил Качканарский ГОК. Вскоре Махмудов и все остальные руководители УГМК посчитали, что Хайдаров присвоил себе 70% акций ГОКа и повел свою игру. Мирным путем уладить отношения с Хайдаровым не удалось, поэтому был использован силовой вариант.

Скандал вокруг Качканарского ГОКа разразился в конце января после того, как руководство УГМК решило снять Хайдарова с поста гендиректора ГОКа. Опросив в заочной форме нескольких членов совета директоров, представители УГМК заручились решением об отставке Хайдарова, в сопровождении вооруженной охраны проникли на комбинат и посадили в кресло гендиректора ГОКа нового руководителя - Андрея Козицына. Произошедшее Хайдаров назвал "произволом" и пообещал вернуться к управлению комбинатом.

Для этого надо было провести собрание акционеров и избрать новый совет директоров, который бы и вернул его в кресло гендиректора. Собрание было назначено на 4 марта. Противники готовились к нему основательно. Хайдаров искал в Москве новых союзников, а заодно рассказывал журналистам, что Махмудов и его люди - воры и хотят сорвать проведение собрания.

Одним из сильных ходов противников было обращение в суд с просьбой проверить, имеет ли Хайдаров законное право распоряжаться 70% акций ГОКа (именно этот пакет мог вернуть его на ГОК). Расследование этого дела может продлиться полгода, а пока оно идет, на акции наложен арест и голосовать ими нельзя.

Тем не менее собрание было проведено и 70% акций ГОКа на нем голосовали. Мероприятие должно было состояться в субботу в Качканаре. В пятницу Хайдаров с командой прилетели в Екатеринбург. Сам Хайдаров вечером того же дня вылетел в Москву, испугавшись ареста. Приехавшие с ним люди (всего более 60 человек) в субботу двинулись на Качканар. Как вспоминают участники похода, по дороге сотрудники ГАИ и ОМОНа останавливали их для проверки документов около 10 раз.

Дальше блок-поста, расположенного за 10 км до Качканара, им проехать не удалось. Выяснилось, что две дороги до города перегорожены. Одна - сломавшимся БелАЗом, другая - сошедшим с рельсов железнодорожным составом.

Собрание было решено проводить в лесу у блок-поста. Хайдаровцы были готовы к такой ситуации: они привезли с собой и членов счетной комиссии, и урны для голосования. В итоге все нужные Хайдарову решения были приняты. Состав совета директоров покинули те, кто голосовал за отставку Хайдарова.

Новый совет директоров, за исключением министра промышленности Свердловской области Семена Баркова, сформирован из лояльных Хайдарову людей. Места в совете сохранили Алексей Занадворов и Рустам Валишев, в совет вошли Ойген Ашенбреннер, Тигран Куршуудов, Александр Мордвинов и сам Джалол Хайдаров.

Впрочем, это вовсе не означает, что Хайдаров победил. Его противники настроены воинственно и итогов собрания не признают. Все это означает лишь одно - война за Качканарский ГОК будет жестокой и затяжной. А пока свои позиции объясняют в интервью "Ведомостям" Искандер Махмудов и ближайший соратник Хайдарова, бывший председатель совета директоров Качканарского ГОКа, Дамир Гареев.

Дамир Гареев утверждает, что некоторых членов вновь избранного совета директоров избил ОМОН, но остальные скоро поедут в Качканар, чтобы продолжить борьбу за комбинат.

-Их туда не пустят, зато необходимые формальности будут соблюдены. - На ваш взгляд, собрание акционеров законно? - Оно законно. А то, что мы провели его не в том месте, где надо было, так это от нас не зависело. Будут попытки признать недействительными решения, и в том числе на этом основании. Суд должен будет принять решение. - Как вам удалось провести собрание на улице? - Мы планировали такой вариант, что нас не пустят. Поэтому у нас с собой был дублирующий состав оргкомитета собрания, мы привезли с собой реестры акционеров, урны для голосования, а также компьютеры, принтеры все это работало на батарейках. - В ближайшее время избранный вами совет директоров опять назначит Хайдарова гендиректором? - Я не знаю. Может быть, он останется гендиректором, а может быть, поскольку он находится сейчас на больничном, назначим кого-то временно исполняющим обязанности. - Кого? Может, вас? - Может, и меня. - Как дальше будут развиваться события? - Сейчас будет наверняка обжалование с их стороны, это шквал грязи, лжи. Я юрист, и мне кажется, что суд будет на нашей стороне. В понедельник-вторник туда полетят члены совета директоров - те, которые непобитые, нормальные остались. Потому что некоторых членов совета директоров омоновцы побили. - А если членов выбранного вами совета директоров не пустят на ГОК?

- Развернутся и уедут обратно. Это все будет зафиксировано. А нас не пустят туда совершенно точно.

- А зачем тогда ехать? - Мы должны формальную сторону выполнить. - Почему Хайдаров не поехал в Качканар, а вернулся в Москву? - Мы прилетели все вместе, и с момента посадки и до того, как мы смогли выйти из аэропорта, прошло девять часов. Нас не выпускал свердловский ОМОН. Хайдаров улетел, потому что была очень велика опасность того, что Хайдарова могут просто арестовать. - За что? - Какое-то уголовное дело возбудили в Качканаре в отношении Хайдарова. Об этом стало известно 1 марта. Пока никто не знает, по какой статье. Его уже вызывали на допрос 2 марта, но он не явился, потому что у него больничный. Я думаю, что это дело - заказ. - Чей? Искандера Махмудова и Андрея Козицына? - Обязательно. Это совершенно ясно, что начальство местной милиции куплено ими, мы это поняли на месте. Единственное, что мы можем сделать, - через Генпрокуратуру узнать, в чем обвиняют Хайдарова, и попытаться выяснить, насколько обоснованно возбуждение уголовного дела.

Искандер Махмудов встретился со своим бывшим другом Джалолом Хайдаровым в аэропорту Екатеринбурга. Это была первая встреча с начала битвы за ГОК. Хайдаров "стал неуправляемым", говорит Махмудов. - Считаете ли вы, что проведенное в убботу собрание акционеров ГОКа является законным? - Оно незаконно. Три госоргана наложили запрет на проведение собрания. Есть несколько уголовных дел по фактам хищения акций ГОКа, в рамках этих дел на акции наложен арест. Никаких шансов провести собрание у них не было. Даже если бы они добрались до Качканара. Их там уже ждали судебные приставы, которые бы вмешались в дело. Сейчас мы понимаем, что им надо было под видом проведения собрания прорваться на ГОК, чтобы его захватить. Они заранее проникли в Качканар под видом лыжников. Мы насчитали человек 60. Из Москвы еще вылетело человек 80, среди них было много вооруженных. - Они прилетели на самолете вместе Хайдаровым? - Да, там была пара дагестанских депутатов и милиционеров, вооруженные люди. - Сторонники Хайдарова говорят, что это вы подстроили так, чтобы им не удалось доехать до Качканарского ГОКа. - Естественно, у них есть моральные права подозревать такое. Но авария на железнодорожном переезде действительно была, а вблизи других дорог велись буровзрывные работы. - Но то, что все дороги до Качканара одновременно оказались перегороженными, это что совпадение? - Как обычно. Иногда бывает много совпадений. - Ваши противники говорят, что действия ОМОНа и местных милиционеров - это заказ злобного Махмудова. - Как будто злобный Махмудов - это такой злой гений. У меня есть официальная позиция, и она заключается в том, что есть решения судов, которые они не могут нарушать. - Вы будете оспаривать законность проведения собрания? - Пусть они доказывают, что это законно. По-моему, они сразу поняли, что у них ничего не получится, потому что Хайдаров рано утром улетел из Екатеринбурга. - Говорят, он испугался ареста. - Если бы его уж очень хотели арестовать, то у нас были списки пассажиров чартера, который их привез в Екатеринбург, мы знали, что Хайдаров летит, и могли бы, в конце концов, сообщить куда надо. - А что за уголовные дела против него возбуждены? - Я не очень в курсе, но там какие-то грязные дела. Чтото личностное - женщин каких-то избивал и другое. - Вы лично Хайдаровым разговаривали в Екатеринбурге? - Да. Я был в аэропорту, возвращался в Москву и впервые после начала конфликта говорил с ним. Я просто ему сказал: "Если хочешь какие-то вопросы решать решай. Это все люди, которые сейчас рядом с тобой бегают, они ничего не решат, а только ухудшат ситуацию". Но он стал уже полностью неуправляемым и не хочет ничего решать.

Ссылки

Источник публикации