Собчака никто не убивал, он просто много выпил

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Собчака никто не убивал, он просто много выпил

Все свои инфаркты Собчак симулировал. На сердце покойного не было ни одного рубца

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::17.08.2000

Об истинной причине смерти Собчака соврали дважды

Полина Ивмнушкина

Converted 10852.jpg

Собчак умер в ночь на 20 февраля. А 6 мая было возбуждено уголовное дело «по факту смерти»: одна из калининградских газет заявила, что питерскому политику, мягко говоря, помогли умереть. Поползли слухи. Говорили, в частности, что бывший мэр Питера погиб от лекарства, несовместимого с высокими алкогольными градусами: накануне Собчак выпивал с губернатором Калининградской области в гостинице «Русь».

Что последние часы жизни Собчак провел с девушкой вольного поведения, местной красавицей. Наконец, что его тело вскрывали дважды — в Калининграде и петербургской Военно-медицинской академии, и результаты экспертиз оказались разными. На днях уголовное дело «по факту смерти Собчака» было закрыто — «за отсутствием состава преступления». Однако события вокруг Амана Тулеева, угрозы покушения на кемеровского губернатора добавляют красок во все происходящее... Но стоило ли тревожить прах Анатолия
Александровича? — удивились мы и поехали в Калининград и Петербург.

«Органы в полном порядке, но алкоголем страшно воняло»

В курортный город Светлогорск Калининградской области мы ехали тем же аккуратным немецким автобаном, по которому совершал свой последний путь Анатолий Собчак. Фешенебельная гостиница «Русь» стоит как ни в чем не бывало — 50 метров от Балтийского моря, 4 звезды и большой список почетных гостей — Киркоров, Макаревич... В ночь, когда стало известно о смерти знаменитого постояльца, здание гостиницы оцепили, а персоналу запретили открывать рот. Вскрытие в калининградском морге проводили под усиленной охраной милиции, потом в великой спешке тело транспортировали в Петербург, а результаты судебно-медицинской экспертизы до сих пор никому, кроме жены покойного и администрации президента, не показали. А дыма без огня, как известно, не бывает.

Как оказалось, медикам было что скрывать. Впервые об этом заговорила газета «Новые колеса», куда мы и направили свои стопы по приезде в Калининград. Именно на страницах «Новых колес» и появилось сообщение о том, что, во-первых, ту ночь Собчак в состоянии сильного алкогольного опьянения провел с девицей легкого поведения, а во-вторых, что умер питерский политик не от инфаркта и его можно было спасти, окажись под рукой врач. Скандальная статья, с которой и начались вторые «похороны» Собчака, называлась «Любовь до гроба». Автор, он же редактор газеты, Игорь Рудников утверждал, что у него есть доказательства обеих гипотез.

Появление публикации Рудников объяснил тем, что его сильно озадачили сложившаяся вокруг смерти высокого гостя обстановка секретности и расползающиеся по городу слухи. Но подлило масла в огонь выступление по телевидению лечащего врача Собчака, нынешнего министра здравоохранения и личного друга Путина Юрия Шевченко. Тот заявил, что Собчак умер от четвертого инфаркта, так как последнее время ходил по краю пропасти. Смерть в светлогорской гостинице преподнесли как закономерный итог травли, учиненной ему в Петербурге губернатором Яковлевым. Но у редактора калининградской газеты были совсем другие сведения.

— По понятным причинам, я не могу называть своих источников — иначе они лишатся работы, — рассказал он нам. — Но я видел своими глазами заключение судебно-медицинской экспертизы, которое говорило о том, что Собчак умер от острокоронарной недостаточности. Как мне объяснили специалисты, это был тромб, ликвидировать последствия которого можно было бы очень легко, если бы «скорая» появилась незамедлительно. Но до приезда губернатора Леонида Горбенко ее не вызывали. А врачи, которые вскрывали тело Собчака и держали его сердце в своих руках, подтвердили мне, что ни одного рубца, образующегося в случае инфаркта, на нем не было. Ни одного! Что уж там говорить о четвертом. Они отметили, что у него было великолепное состояние внутренних органов и что внутри был страшный запах алкоголя. Так зачем нужно было врать?

Об открытиях Игоря Рудникова узнали в Москве, и тогда же в его редакции раздался звонок: звонивший представился телеведущим Андреем Карауловым.

— Он начал свысока, — продолжает Рудников свой рассказ, — сказал: «Мальчик, ты понимаешь, во что вляпался? Да тебе могут голову отшибить за эти дела! Я тебя могу спасти, обеспечить защиту. Есть вариант: ты берешь все свои материалы, садишься на самолет, летишь в Москву, и о тебе узнает вся страна». Наш диалог закончился ничем, так как от такой «помощи» я отказался, и Караулов смастерил свою передачу сам.

Смерть Собчака многим оказалась на руку: в Питере это использовали для борьбы с губернатором Яковлевым — тогда на носу были выборы, а в Калининграде Рудников использовал этот факт для борьбы с губернатором Горбенко. Кого, как не губернатора, обвинять в том, что гостя напоили в дым и подсунули не в меру азартную девчонку? Если она была, конечно.

Горбенко понял, под кого копается яма, и незамедлительно написал заявление в прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело по факту клеветы. Здесь есть одно немаловажное обстоятельство: критикой губернатора Горбенко и живут «Новые колеса». На память редактор газеты дал нам юбилейный выпуск под названием «История одного губернатора» — 48-полосное компромат-досье, собранное за многие годы Рудниковым. За эту разведдеятельность и за то, что пару лет назад он баллотировался в мэры города, редактор и поплатился: накануне выборов в 1998 году его встретили в подъезде и проломили череп гаечным ключом. Тогда-то он и попал в Калининградскую больницу скорой помощи, где заключение о характере травмы головы делал тот самый судмедэксперт, который спустя некоторое время был в команде из 4 человек, вскрывавшей Собчака. Скорее всего именно от этого старого знакомого редактор Рудников и получил сенсационные сведения.

«На сердце Собчака он не увидел рубцов от инфарктов»

В надежде все же выяснить из других источников, были ли рубцы от инфарктов на сердце Собчака, и найти подтверждение версии «Новых колес» мы отправились в Калининградское бюро судебно-медицинской экспертизы. Однако в разговоре с нами Федор Житников, замначальника бюро, упорно отмахивался от авторства в утечке информации.

— Нам строжайше запрещено показывать какие-либо документы по этому делу! Ни одной бумажки — даже запись в журнале о принятии трупа, — сказал он нам.

В это время из покосившегося, источающего гнилой рыбный запах здания морга выскочил веселый парень Макс в запачканном кровью переднике — в эти железные двери ночью 20 февраля привезли и тело Анатолия Собчака.

— Тогда была не моя смена, — вспоминает Макс, — но наутро я пришел убирать следы: на «флагманском» столе (так мы называем средний из трех столов, на которых вскрываем трупы) от ночного вскрытия остались простыня и подушка, на которых лежал Собчак. Их я выбросил на помойку. А вот собчаковские трусы от Версаче оставил себе: сложил в пакетик и спрятал в шкаф. Но, когда вернулся через некоторое время из отпуска, на месте их не обнаружил: сперли. Я-то надеялся на них в старости состояние заработать — продал бы на аукционе...

Макс развел руками. Больше о той ночи он ничего не знал. Но мы случайно познакомились с врачом-терапевтом, который пришел в этот морг проведать своих знакомых. Он-то и поставил жирную точку в наших сомнениях. Доктор Геннадий Сильцов (имя и фамилия изменены, так как за разглашение тайны ему грозит увольнение с работы) оказался близким другом замначальника танатологического отделения, который руководил вскрытием Собчака.

— В ту ночь я был здесь ранним утром — в пять часов, — вспоминает Сильцов. — Накануне умер мой пациент, и я пришел к нему. Прошел внутрь морга и вдруг вижу: лежит Собчак. Я узнал его сразу, так как всегда восхищался им. (Хотя ранним утром о его смерти еще не было известно.) Выглядел он великолепно (здесь на его лице отразилось искреннее восхищение состоянием мертвого тела, которое нам, не очень часто общающимся с покойниками, сложно было разделить). Казалось, что Собчак просто уснул, никаких следов крови или травм на нем не было. А уже днем я разговорился со своим приятелем, который руководил вскрытием. Вот он-то и сказал мне, что это была просто сердечная недостаточность: на сердце Собчака он не увидел ни одного рубца от инфарктов!

Так вот почему возбудили дело! Выходит, об истинной причине смерти Собчака соврали дважды: первый раз — сразу после его смерти, второй — после «закрытия» дела об убийстве. В калининградской прокуратуре правду знали с самого начала, но молчат до сих пор.

— Дело об убийстве пришлось возбудить для проверки доводов, приведенных в «Новых колесах»: если речь идет о смерти человека, то тут подходит только одна статья — 105, часть I (убийство), — охладил наш пыл следователь, который закрывал это дело, Николай Яковлев. — Жареные факты о якобы присутствовавшей там девушке мы проверяли, опрашивая еще раз свидетелей, бывших вместе с Собчаком в гостинице: сопровождающих его лиц (нескольких питерских бизнесменов) и весь персонал, особенно дежурного администратора Калмыкову. Но ничего нового они не вспомнили.

«Ко мне пришли и сказали, чтобы я помалкивала»

На основании этих опросов прокуратура и пришла к выводу, что газетная версия о девушке легкого поведения не доказана. А версию о том, что Собчак умер не от инфаркта, решили и вовсе не проверять. Дело в том, что, когда для уголовного дела потребовалось заключение медиков, вырывать Собчака из земли, естественно, не стали и просто переписали акт, составленный в ту самую ночь.

Ладно, эксгумация — не наше дело. Но девушку-то мы можем попытаться найти...

Нам удалось выяснить, что предположительно эта девушка работала стриптизершей в баре «Тет-а-тет» в центре Калининграда, куда мы и отправились прямо из морга. Однако Сергей Шаманов, директор бара, сделал удивленные глаза.

— Я за своими девочками слежу, выезды на сторону им не разрешаю, — сказал он.

Но после трех часов беседы и совместного просмотра стриптиза вдруг вспомнил:

— Ну как же! В этом же доме, у нас над головой, на 11-м этаже сейчас сидит девушка Вика, моя хорошая знакомая. На следующий день после смерти Собчака, когда об этом говорил весь город, она сказала мне, что видела его в ту ночь.

Вика — молодая женщина 25 лет, живет одна с ребенком. Ее квартира действительно прямо над баром «Тет-а-тет». Зная многих «партийных бонз» города, Виктория часто украшала своим обществом их посиделки. Вот и в ту ночь она оказалась на пароходе «Чеботарев», на палубе которого есть маленькое уютное заведение на пару-тройку столиков — только для своих. Своими в тот вечер были губернатор Горбенко и Анатолий Собчак.

— Я сидела за соседним столиком со своим приятелем, — рассказала Вика. — Собчак был уже очень сильно пьян (официальная версия судмедэкспертов: в крови Собчака алкоголя не обнаружено. — Авт.). Но женщин с ними, кажется, не было. Потом они уехали, а ко мне на следующий день пришли и сказали, чтобы я помалкивала. Что было дальше, не знаю.

А дальше были гостиница «Русь» и голый мертвый мужчина в номере на втором этаже. А еще дальше — история о том, что знаменитому Собчаку умереть помогли.

***

Зачем Андрею Караулову понадобилось кричать: «Собчака убили»?

Владимир Кожемякин

«Никакого вскрытия Собчака в Военно-медицинской академии не было. Это точно. Собчак после того, как его привезли из Калининграда, действительно лежал у нас в холодильнике, мы делали ему грим перед захоронением. Но кроме этого — ничего!» — так ответил на вопрос корреспондента «Собеседника» сотрудник санкт-петербургского морга №2 на Загородном проспекте — подразделения судмедэкспертизы ВМА. Говоривший дал понять, что имел непосредственное отношение к обстоятельствам пребывания тела экс-мэра Петербурга на Загородном. В конце беседы судмедэксперт прибавил: «Можете считать это нашим официальным ответом. Мы Анатолия Александровича вторично не резали».

Версия о повторном вскрытии, будто бы выявившем в крови Собчака «недопустимое сочетание напитка, содержащего алкоголь, и специфических медицинских препаратов», была озвучена в конце июля ведущим телепередачи «Момент истины» Андреем Карауловым. В одном из своих интервью популярный журналист сказал, что на повторном вскрытии настояла супруга Собчака Людмила Нарусова. Сама Нарусова никак это не прокомментировала. Странное молчание — учитывая тот факт, что сразу после смерти Собчака она публично пообещала поименно назвать убийц мужа. И вот их называет, или почти называет, другой человек. Таблетка, брошенная в бокал вина, — так звучит обвинение в итоге.

Почему заговорил именно Караулов? На этот счет есть несколько версий. Первая, и в нее, естественно, хочется верить больше всего, — журналист действительно предал гласности вопиющие факты. Другие объяснения, которые напрашиваются, более драматичны. Известно, что взаимоотношения Караулова и Собчака всегда, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Мэр демонстративно сторонился Караулова, а тот в свою очередь активно участвовал в губернаторских выборах Владимира Яковлева. Конфликтная ситуация, что называется, имела место быть. Былая неприязнь, как рецидив, будто бы и дала о себе знать спустя несколько лет.

Интересен и тот факт, что в свое время ведущий «Момента истины» обслуживал не только выборы губернатора Петербурга, но и неоднократно — выборы глав других регионов.

— Не исключено, что в Калининграде у Караулова наступил как раз такой «момент истины»: говоря о смерти Собчака, он в действительности включился в чью-то предвыборную кампанию, — сказал корреспонденту «Собеседника» председатель санкт-петербургского отделения партии «Демократическая Россия» и бывший помощник убитой Галины Старовойтовой Руслан Линьков.