Собчаки-шантажисты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Собчаки-шантажисты

Оригинал этого материала
© Новая Газета, origindate::25.10.1999

Шантаж. На прошлой неделе Нарусова и Собчак пригласили Минкина в китайский ресторан

Александр Ммнкин

Converted 29577.jpgЯ не знал, что у меня есть государственная граница.

Она обнаружилась в среду 20 октября, в тот момент, когда ее очень грубо нарушили. Вот примерно как фашисты - границу СССР 22 июня.

origindate::20.10.1999 около полудня в Государственной Думе, в кабинете N 1540, меня шантажировали депутат Нарусова Л. Б. и ее муж Собчак А. А. (бывший депутат СССР, бывший мэр СПб, ныне пенсионер, кандидат в депутаты Госдумы).

Месяц назад я упомянул Собчака в ночных новостях НТВ. Тогда некоторых граждан взволновало, что Жириновский включил в предвыборный список Быкова, Михася, других т.н. авторитетов уголовного мира. Власть тогда кричала, что "не пустит криминал во власть" (никогда не добавляя "нам и без вас тесно").

НТВ обратилось за комментарием, и я сказал: "Что вы все привязались к Михасю. Вон Станкевич, Собчак - они, на мой взгляд, гораздо хуже, потому что обманули гораздо больше людей".

День спустя зазвонил телефон:
- Это депутат Госдумы Нарусова Людмила Борисовна. Если вы с такой страстью называете Собчака преступником, то предлагаю вам явиться и показать документы, на основании которых вы это делаете!

Разговаривать в таком тоне я счел невозможным, сообщил об этом Нарусовой и положил трубку.

Через месяц она позвонила снова:
- Это Нарусова. Прошлый разговор у нас не получился. Но сейчас я звоню по вашему делу. Я член комитета Думы по делам женщин и семьи. В комитет поступило заявление, что вы похитили ребенка. Мне поручено разобраться. Но я бы не хотела делать это односторонне и предвзято.

Я ответил, что проблема мне знакома, что я готов ответить на любые вопросы, и мы договорились встретиться в среду 20 октября.

* * *

Проблема мне действительно знакома. Весной 1996 у меня родился сын - Александр Александрович Минкин. Полтора года я купал, баюкал, подмывал, смазывал, кормил... Осенью 1997 нас с ним внезапно и жестоко разлучили. Ребенка увезла его мама, увезла тайно, в час ночи. Я ее нашел, мой первый вопрос был: "Когда я увижу Сашку?" Она ответила: "Может быть, никогда". Все уговоры были напрасны. Ездили к ней и мои друзья, убеждали, умоляли - без толку. Опекунский совет вынес постановление: давать отцу два свидания в неделю. Выполнять постановление мать ребенка категорически отказалась. Пришлось обратиться в суд, с тех пор уже почти два года суд решает эту семейную проблему, такие дела всегда рассматриваются долго. Разлука с сыном длилась уже почти четыре месяца, когда в декабре 1997 я приехал туда, где он находился, чтобы еще раз попытаться уговорить, убедить... Дверь открыла бабушка ("мамина мама"), на пороге рядом с ней стоял Сашка. Вот я его и увидел. Взял на руки и пошел к лифту. Потом позвонил дежурному по городу: "Сейчас вам поступит заявление о похищении. Не волнуйтесь. Минкина Александра Александровича забрал его отец Минкин Александр Викторович". "А по документам?" - спросил дежурный. "И по документам", - успокоил я его. Я предполагал, что мама ребенка пойдет по тем же инстанциям, что и я: опекунский совет, милиция, суд. Но началось совсем другое. Посыпались заявления президенту, премьер-министру, три заявления в различные комиссии ООН, в прокуратуру, в правозащитные организации... Два депутата Госдумы немедленно обратились в прокуратуру с требованием возбудить уголовное дело. Затем подключилась пресса. Поначалу, правда, почти никто не хотел лезть в мою личную жизнь, и мама ребенка почти везде получала отказы. Но так совпало, что именно в это время со страшной силой разгорелось "дело союза писателей". Напомню: именно осенью 97-го я выступил по "Эху Москвы" с сообщением, что Чубайс, Кох, Бойко, Мостовой и Казаков получили каждый по 90 тысяч долларов за ненаписанную книгу о приватизации. Кох в этот момент уже был подследственный. Бойко, Мостовой и Казаков были немедленно уволены. Чубайс униженно признал, что гонорар слишком высок, покаялся, пообещал президенту, что 95% передаст на благотворительные цели (обманул, ни цента не передал), и Ельцин его помиловал. Из пяти соавторов двое - Чубайс и Бойко - подали на меня иски о защите чести и достоинства, им не понравилось выражение "скрытая форма взятки". Суд могущественного первого вице-премьера с журналистом был впереди, и тут - история с ребенком. Для команды Чубайса это был просто подарок. Они получили возможность опорочить меня в глазах общества накануне разбирательства дела об их чести и достоинстве. На меня обрушился шквал публикаций. Перечислю некоторые, в скобках указаны владельцы. "Профиль" (банк "Империал"), "Комсомольская правда" (Потанин), "Эхо Москвы" (Гусинский), радио "Свобода" (конгресс США), ТВ-6 (Березовский?), ОРТ (Березовский), "Новое время" (Потанин), газеты с одинаковым названием "Правда" (одна вроде греческая, а другая, не знаю чья) - четыре раза, "Маяк", "Подмосковье" и т. д., и т. п. Я ни разу нигде ни слова не ответил, хотя некоторые редакции обращались ко мне за комментарием: мол, "хотим дать и вашу точку зрения". Всем отвечал одинаково: "Если вам невтерпеж лезть в мою личную жизнь, лезть в тяжелую семейную драму - вперед. Но по закону такие дела решает только гражданский суд, но ни депутаты, ни президенты, ни ООН, ни читатели уважаемых газет, ни телезрители. Хотите делать из меня шоу? - делайте. Но помогать вам я не стану". Иногда очень хотелось ответить на оскорбительные, лживые публикации, очень хотелось обратиться в Конгресс США с вопросом: с какой стати частная семейная драма попала в центр главной политической передачи радио "Свобода" ("Либерти лайф" - о главных политических событиях планеты!) - ведь я же не Клинтон, с какой стати потрачены на меня деньги американских налогоплательщиков, или им тоже хочется помочь Чубайсу? Потом Чубайс проиграл, суд отказал ему в иске о защите чести. Потом проиграл Бойко. И пресса забыла о моем ребенке. Прошло почти два года. Ребенок жив-здоров, регулярно встречается со своей мамой, суд идет своим чередом, и вдруг - звонок депутата Нарусовой, к которой "поступило заявление о похищении".

* * *

...В среду утром, как и договорились, Нарусова позвонила и предложила "пообедать в китайском ресторане "Ли Ли Вонг" в "Интуристе" и ласково осведомилась: "Вам нравится китайская кухня?" Позвонив в ресторан, я узнал, что обед у них стоит около 100 долларов с носа, и понял, что намерения у Нарусовой самые добрые. Однако ни тратить такие деньги, ни обедать за счет члена комитета по делам женщин я позволить себе не мог. Перезвонил Нарусовой и сказал: "Давайте встретимся у вас в Думе". Она попыталась уклониться:

- Я думала, что вы не захотите светиться в Думе.

Я ответил, что вряд ли появление в Думе может меня скомпрометировать. Она сказала: "Жду вас у себя в кабинете, номер 1540".

Пришел, а там, кроме Нарусовой, ее муж по фамилии Собчак. Сказали, что рады видеть, рады познакомиться, а потом начался типичный местком: на ком женат, от кого ребенок... Я на все вопросы вежливо отвечал, но все же спросил: а что случилось? Нарусова показывает заявление, подписанное мамой ребенка. Читаю и вижу: оно двухлетней давности. Думаю: или депутат Нарусова два года ничего не предпринимала, или где-то раздобыла старое заявление и приделала наверху свою фамилию. Впрочем, какая разница. Хотят помурыжить - доставлю им такое удовольствие, тем более что ведут себя вежливо, сочувственно, а Собчак "как юрист" даже дает полезные советы: "Вы затягивайте дело, не ходите в суд, ссылайтесь на болезнь" (советы, проверенные им на собственном опыте).

И вдруг - слышу невероятное. Нарусова говорит: "Поступила жалоба, что вы похитили мальчика с целью удовлетворения своих извращенных..." Вот тут я впервые в жизни почувствовал, что у меня есть Государственная Граница и что ее нарушил враг.

Это где же написано, спрашиваю. "Видите ли, - отвечает Нарусова, - поручение разобраться с вашим делом дала мне депутат Госдумы Апарина Алевтина Викторовна. Она председатель комитета Думы по делам женщин. Она мне это и сказала". А она, спрашиваю, откуда это взяла? "Кажется, - отвечает Нарусова, - это ей рассказала или написала мама вашего ребенка. Основное досье на вас - у Апариной".

Мы еще долго беседовали. Супруги Собчак обещали мне вроде как благоприятствование. Потом они стали жаловаться на журналистов, которые преследуют несчастного Собчака, а он ни в чем не виноват и совершенно чист (Нарусова добавила и про его маленькую пенсию в 480 рублей - непонятно, в долг их, что ли, кормят в роскошных китайских ресторанах).

Сам же Собчак (помимо советов, как уклоняться от суда) с достоинством поведал о том, что именно он когда-то подобрал оставшегося без работы "бывшего Штирлица" (выражение Собчака). И вот "Володя" рос, рос и вырос в премьер-министры. Очевидно, я должен был хорошенько понять, что имею дело не с пенсионером, а с духовным (крестным) отцом г-на Путина.

Попросил я у Нарусовой телефон Апариной. Дала, но, как вскоре выяснилось, неверный. Попросил помочь встретиться с Апариной. Обещала "устроить". Не дождался. Сам встретился.

Депутат Апарина А. В. - председатель комитета Думы по делам женщин, семьи и молодежи - официально мне заявила:

- Никаких поручений Нарусовой по поводу Минкина никогда не давала. С мамой ребенка никогда не встречалась. Никакого "досье" на Минкина у нас нет и не было. Ни о каких грязных намерениях относительно мальчика ни от кого никогда не слышала и никому никогда не говорила.

На всякий случай позвонил я маме ребенка, сказал, в чем меня, якобы с ее слов, обвинила Нарусова. В ответ услышал: "Это бред! Я никогда ничего подобного никому не писала, не говорила и сказать не могла".

* * *

Как только у них карьера захромает - так они начинают заботиться о моем ребенке. Депутат Нарусова и кандидат в депутаты Собчак могли бы проявить заботу об умирающих детях в Ингушетии. Там и русские дети умирают, и чеченские, так что для тех, кто различает детей по национальности, есть выбор.

Захромала карьера Чубайса, и все подвластные ему СМИ стали заботиться о моем ребенке. И депутаты (в частности, Рыбаков), и диссиденты со стажем (в частности, Людм. Алексеева)... Могли бы - об инвалидах, сиротах, больных, бедных. Нет, все заботились о моем Сашке, дай им Бог здоровья.

...В заключение Нарусова передала мне свое официальное письмо (на бланке Думы), адресованное и.о. генпрокурора Устинову. В письме Нарусова сообщает о "деяниях", которые Скуратов (бывш. генпрокурор) "совершил из корыстной и иной личной заинтересованности вопреки интересам службы, что повлекло тяжкие последствия в виде..." Далее Нарусова перечисляет незаконно полученные Скуратовым квартиры, уклонение Скуратова "от уплаты налога в особо крупном размере", уклонение жены Скуратова (не сказано, от чего, но тоже "в особо крупном размере").

То есть защищая себя, Собчаки успевают еще бороться и с коррупцией, и с развратными журналистами, и с каждым, кто посягает на государственную власть.

Это у них такая привычка. Год назад в статье "ХВОРЬ. Как повадятся умирать за народ, так не могут остановиться" ("Новая газета" от origindate::28.09.98) я уже приводил [page_26662.htm типичный чубайсо-собчаковский разговор]. Вот фрагмент:

"2 октября 1997 года, 12.00.

СОБЧАК. Здравствуйте, Анатолий Борисович. Вы знаете, Анатолий Борисович, продолжаются попытки моей дискредитации. Публикации идут в московской прессе о предположительном аресте Собчака. Мы же с вами говорили...

ЧУБАЙС. Не беспокойтесь, Анатолий Александрович. Ситуация полностью контролируется. Я имел на эту тему разговор с главой администрации президента Юмашевым. Он заверил, что без его ведома и ведома Бориса Николаевича никакие действия в отношении вас предприниматься не будут.

СОБЧАК. Да, но в московских газетах пишут... А Куликов (тогда - министр внутренних дел. - Ред.) дает публично пресс-конференцию, говорит, вот-вот арестуют...

ЧУБАЙС. Я повторяю, Анатолий Александрович, не надо волноваться, повторяю. Я сегодня встречаюсь с Юмашевым, первый вопрос, который мы будем обсуждать, - это ваш вопрос.

СОБЧАК. Спасибо, Анатолий Борисович! Хотел еще сказать о главном: последнее время очень настораживает активность Рохлина, я по поводу его заявлений и выступлений в СМИ. Он фактически призывает к неконституционным действиям по смене власти. В отношении него просто необходимо возбудить уголовное дело, он же призывает...

ЧУБАЙС. Но он же депутат, дело не имеет перспектив.

СОБЧАК. Да, но возбуждать надо, чтобы другие задумались..."

Собчак, как видим, пытался сделать вид, что главное для него - забота не о шкуре, а о Конституции. Вот во всей красе духовный отец Толи, Володи... Яблочко от яблони недалеко падает. И глаза у них одинаковые, мертвые.

...Придется мне последовать совету опытного юриста - "надо возбуждать". Заявление о возбуждении уголовного дела против Нарусовой и Собчака за шантаж, за клевету и оскорбления я направляю в прокуратуру.