Содомские праведники

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::26.01.2004, Иллюстрация: Lenta.Ru

Пчелиная охота

В тотальной войне с коррупцией побеждает сильнейший

Павел Жаворонков

Converted 16017.jpgВладимир Путин обещает поставить точку в многовековой истории отечественного мздоимства и казнокрадства. В совет по борьбе с коррупцией вошли лучшие эксперты из правоохранительных органов, а во главе его поставлен премьер-министр Михаил Касьянов, который, по неопровергнутым сообщениям СМИ, санкционировал сомнительные финансовые операции с внешними долгами России.

Принято считать, что коррупция – сложное социальное явление и бороться с ней с помощью президентских программ и создания особых комиссий бессмысленно. Особенно трудно поверить в то, что успехов на этой ниве может достичь наделенная чрезвычайными «антикоррупционными» полномочиями группа бюрократов. Тем не менее подобная стратегия применялась в США в конце 1970-х, когда «лицензию на отлов взяточников» получили несколько чиновников министерства юстиции.

«Сантехники» наследили

В 1971 году аналитик Совета национальной безопасности Дэниел Эллсберг вернулся из сайгонской командировки убежденным пацифистом. Свой вклад в прекращение войны он внес, передав редакции New York Times 7000 страниц вьетнамского досье Пентагона. Среди прочих любопытных фактов в досье содержались сведения об интересах нефтедобывающих компаний США в Индокитае и о прибылях предприятий ВПК. По странному совпадению корпорации, фигурирующие в документах, внесли самые крупные пожертвования в фонд кандидата в президенты Ричарда Никсона на выборах 1968 года.

Право газеты публиковать секретные сведения надежно защищала первая поправка к конституции, но у Белого дома оставалась надежда «разоблачить» Эллсберга как советского шпиона, а опубликованные документы представить сфабрикованной в Москве фальшивкой. Никсон попросил шефа ФБР Эдгара Гувера задействовать против Эллсберга COINTELPRO – программу контрразведки, которая использовалась для слежки и сбора компрометирующих сведений о «врагах американского образа жизни».

У Гувера в тот период тоже возникли проблемы с прессой: группа радикалов, называвших себя «Гражданской комиссией по расследованию деятельности ФБР», взяла штурмом отделение ФБР в Пенсильвании и передала в прессу захваченные документы. Американцы негодовали, узнав, что ФБР продолжает негласную слежку за левыми, несмотря на то что операции COINTELPRO еще в 1966 году были официально запрещены.

Опасаясь сенатского расследования, Гувер отказался помогать президенту, и тому пришлось обзавестись собственной бригадой «сантехников», которые должны были остановить утечку секретов. В комитет по повторному избранию президента (CREEP) были приглашены Говард Хант, Гордон Лидди и другие бывшие агенты ФБР, уволенные Гувером за злоупотребления полномочиями и профнепригодность.

Предпринятый Хантом и Лидди взлом кабинета личного психоаналитика Эллсберга и организованная слежка за журналистами New York Times и Washington Post были обнаружены. Попытка установить микрофоны в вашингтонском офисе демократической партии вызвала уотергейтский скандал, завершившийся в 1974 году отставкой Ричарда Никсона.

Нация дающих и берущих

Кроме того, с появлением «сантехников» в Белом доме стали практиковаться самые вульгарные формы коррупции. В предвыборный фонд Никсона привлекались пожертвования от спонсоров с крайне сомнительной репутацией, ходили даже слухи о финансировании выборов латиноамериканскими наркокартелями. Хант, Лидди и вице-президент США Спиро Эгню лоббировали в Белом доме откровенно мошеннические проекты. Наконец, и сам президент, уступив соблазну, укрыл от налогообложения $200 000 и приказал «сантехникам» не допустить расследования со стороны налоговой службы.

Эпидемия взяточничества в тот период охватила все этажи власти. В 1975 году генеральный прокурор Эдвард Леви отметил, что «беловоротничковая» преступность начала приобретать массовый характер»: с начала 1970-х число установленных фактов подкупа государственных служащих выросло на порядок, и к середине десятилетия достигло 8000 – 8500 человек в год. В 1979-м было заведено уже более 80 000 дел по фактам подобных нарушений. После того как система федеральной исполнительной власти оказалась скомпрометирована серией скандалов, коррупция, прежде практиковавшаяся в завуалированных и скрытых от общественного внимания формах (например, «взаимные одолжения» между членами закрытых гольф-клубов), в буквальном смысле выплеснулась на улицы: взятки вымогали даже полицейские, прежде кичившиеся своей неподкупностью.

Однако для широкомасштабного наступления на нового «внутреннего врага», угрожающего демократическим институтам, время было не самое подходящее. Сенатская комиссия во главе с демократом Филипом Черчем расследовала факты нарушения конституции при проведении COINTELPRO, а газеты цитировали высказывания конгрессменов, в которых ФБР сравнивалось с гестапо. После смерти Гувера и отставки его преемника Патрика Грея, уличенного в попытке замять уотергейтский скандал, ФБР лишилось значительной части полномочий. Теперь бюро обязано было утверждать планы специальных операций у генерального прокурора, а тот, в свою очередь, был обязан испрашивать разрешения парламента.

Арабески Кини

Американская кампания по борьбе с коррупцией стартовала без фанфар и лозунгов: генпрокурор Леви в 1976 году представил конгрессу несколько запланированных ФБР операций «под прикрытием», направленных в основном против организованной преступности и мелкого криминала. Среди них ничем не выделялся проект под кодовым названием ABSCAM (другое название – «Шейх и пчелы»), заявленной целью которого был поиск похищенных художественных ценностей. ФБР собиралось внедрить в преступную среду своих агентов под видом посредников, скупающих краденые шедевры для богатых коллекционеров Ближнего Востока. Хотя бюджет операции мог показаться законодателям несколько завышенным – порядка $2 млн в год, ее разработчиков нельзя было упрекнуть в «стремлении к неоправданной слежке за гражданами США», и проект получил одобрение.

ABSCAM расшифровывалось как Abdul Enterprises Scam («Уловка компаний Абдула»), и ее действительной целью, скрытой силовиками от законодателей, являлось выявление коррумпированных членов в системе местных администраций и парламенте. Авторы-разработчики этой оперативной комбинации – помощник генерального прокурора Джордж Кини и заведующий секцией по борьбе с рэкетом и организованной преступностью ФБР Дэвид Марголис создали воображаемого арабского шейха Камбира Абдула Рахмана, который желал получить американское гражданство и построить несколько казино в Атлантик-сити и других городах США. Чтобы заручиться поддержкой властей, шейх послал в Америку своих помощников с заданием выйти на нужных людей, получить с их помощью американский паспорт и лицензию на игорный бизнес, а также по восточной традиции щедро отблагодарить их. Встречи и передача денег должны были фиксироваться на видеопленке, которая позже стала бы главной уликой обвинения.

Восточный антураж возник не случайно: после эмбарго ОПЕК ближневосточные шейхи в глазах американцев представали главными виновниками кризиса национальной экономики. Политик, получивший взятку от араба, мог быть осужден общественным мнением не только за коррупцию, но и за сделку с врагом. Предположительно операция «Шейх и пчелы» должна была завершиться уже в 1977–1978 годах грандиозным публичным скандалом, своего рода новым Уотергейтом, направленным на этот раз против законодательной власти и демократов, однако министерство юстиции столкнулось с рядом проблем, из-за которых реванш пришлось отложить.

Выбор цели

Штатных агентов ФБР, обладавших восточной внешностью и знавших арабские языки, в то время можно было пересчитать по пальцам. Чтобы провокация выглядела более правдоподобно, Кини привлек на роли «пчел» около сотни бывших уголовников-арабов, заключивших сделки с прокуратурой и проходивших по программе защиты свидетелей. Их вербовка и подготовка заняла более двух лет. Проведению операции также мешала кадровая чехарда в руководстве бюро, спровоцированная бесконечными сенатскими расследованиями.

Наконец в 1978 году во главе американских силовых структур встали серьезные руководители: генеральным прокурором был назначен Бенджамин Чивилетти, ЦРУ возглавил Джордж Буш-старший, а на пост директора ФБР пришел Уильям Вебстер. Эта троица была тесно связана общими интересами с консервативным крылом республиканской партии и была готова поддержать на очередных президентских выборах калифорнийского губернатора Рональда Рейгана.

Новые силовики достали из-под сукна подзабытый проект ABSCAM и оценили его как чрезвычайно перспективный. Кини в 1979 году получил новые ресурсы и полномочия для своих «пчел», и в тот же год, уже без согласования с парламентом, министерство юстиции и ФБР запустили несколько аналогичных операций. Участвовавшие в комбинации Brilab агенты бюро под видом представителей страховых компаний предлагали профсоюзным боссам страховые схемы для «оптимизации налогообложения», Double Steel была нацелена против чиновников городских администраций, Ill Wind должна была выявить злоупотребления в системе оборонных заказов, а Pendorf – в пенсионных фондах.

Предвыборный улей

В феврале 1980 года, за полгода до президентских выборов, директор ФБР Вебстер сообщил на пресс-конференции о блестящем завершении антикоррупционной операции ABSCAM, по результатам которой 17 высокопоставленных чиновников, в том числе 2 сенатора и 6 конгрессменов предстанут перед судом. «Кроме того, – заметил генпрокурор Чивилетти, – еще тысячам взяточников, попавших под наше подозрение, придется покинуть насиженные места, чтобы избежать дальнейшей оперативной разработки и неминуемого разоблачения».

Общественное мнение в целом одобрило акцию ФБР, однако необъяснимая избирательность «пчел» ABSCAM породила подозрения в политической ангажированности борцов с коррупцией. Главные обвинения были выдвинуты против группы политиков-демократов из Нью-Йорка, Нью-Джерси и Пенсильвании, входивших в так называемый трентонианский альянс: их штаб находился в городе Трентон. Представители группы являлись наиболее последовательными противниками программы дерегулирования национальной экономики, с которой шел на выборы кандидат Рейган, и обладали достаточной политической волей, чтобы наставить палок в колеса «рейганомики».

Самыми крупными фигурами, пойманными на крючок ABSCAM, были сенаторы от Нью-Джерси Анжело Эричетти и Харрисон Уильямс, возглавлявшие комитеты сената. ФБР представило суду видеозапись, на которой Эричетти получает от агента-«пчелы» Мела Вейнберга $40 000 и обещает посодействовать компании Olympic Constructions в получении муниципального строительного подряда в городе Кэмдене. Сенатор признал свою вину и получил 6 лет тюрьмы.

Содомские праведники

Его коллега Харрисон Уильямс не собирался сдаваться: он заявил, что на пленке деньги от араба принимает не он, а загримированный актер, причем организатором провокации спецслужб является председатель Федеральной резервной системы (ФРС) Пол Уолкер. Уильямс вел сенатское расследование деятельности банкира и якобы располагал доказательствами того, что проводимая им политика осуществляется в интересах ряда инвестиционных компаний, в успехе которых Уолкер лично заинтересован.

Уильямс в отличие от остальных «трентонианцев» так и не был осужден, но на его политической карьере ФБР все же поставило крест. В 1983 году сенатская комиссия по этике рекомендовала ему уйти в добровольную отставку.

Единственным функционером республиканской партии, попавшим под гребенку антикоррупционной кампании, был конгрессмен из Флориды Ричард Келли. На пленке ФБР республиканец обсуждал с подставным арабом проект привлечения инвестиций с Ближнего Востока в строительную индустрию Флориды, после чего провокатор попросил Келли принять $25 000 «от господина Абдула в знак признательности». Келли отказывался – араб уговаривал его «не нарушать восточные традиции». Наконец, когда конгрессмен уже протянул руку за деньгами, агент зачем-то посмотрел на зеркало, за которым была спрятана видеокамера, что вызвало подозрения Келли. Он спросил: «Нас что, снимают?» – после чего запись прервалась. На процессе адвокаты доказали, что их подзащитный заботился исключительно о создании новых рабочих мест в своем штате, его освободили в зале суда и даже выплатили компенсацию.

ФБР платит всем

Modus operandi борцов с коррупцией вызвал негативную реакцию не только у демократической оппозиции, но и в среде профессиональных юристов. Федеральный окружной судья Джон Фуллэм заявил: «Если бы операции ABSCAM не оказывало покровительство министерство юстиции, ни один суд не принял бы улик, полученных подобным путем». Судья Алси Гастингс из Флориды, утверждавший, что в некоторых случаях ФБР оказывало давление на разбирательство, сам оказался под следствием. В то время как Гастингс разбирал дело об отчуждении имущества на сумму около $900 000, кто-то из «пчел» ABSCAM предложил одному из его близких друзей $10 000, если тот сможет повлиять на решение судьи. Согласие стоило Гастингсу мантии.

Чиновники министерства юстиции, планировавшие операцию ABSCAM, не обошли вниманием и четвертую власть. Кини довольно зло подшутил над газетой Washington Post, вспомнив о ее роли в Уотергейте. В 1978 году некий мистер Джонсон, «коммерческий директор корпорации Olympic Construction», арендовал коттедж, принадлежавший журналисту Ли Лискейзу. Журналист каждую неделю посещал дом, в котором «пчелы» провоцировали политиков на получение взяток, обсуждал с арендатором возможность установки видеокамер «для защиты от грабителей» и забирал конверт с деньгами. Когда Америка узнала, что скрывалось за названием Olympic Construction, Washington Post была посрамлена: непросто было убедить читателей, ждущих сенсаций, что Лискейз получал из кассы ФБР деньги не за молчание, а только за аренду.

Полный ABSCAM

Всего в 1980 – 1981 годах в США по обвинению в коррупции и в других должностных злоупотреблениях были осуждены более 18 000 человек. Сколько из них оказалось в тюрьме благодаря «пчелам» ФБР, точно неизвестно: из всех антикоррупционных операций была отчасти рассекречена только ABSCAM. Некоторые американские «леваки» – например, Линдон Ларуш – считают, что американские правоохранительные органы до сих пор используют подобные оперативные комбинации.

Прореспубликанским руководителям спецслужб удалось решить поставленные политические задачи: скомпрометированный парламент не смог ничего противопоставить программе реформ Рональда Рейгана и начал терять полномочия. Наиболее ярко этот процесс виден в отношениях конгресса с ФБР: в 1982 году бюро было избавлено от необходимости согласовывать свои действия с парламентариями. Кроме того, теперь каждый человек, избранный в законодательные органы США, обязан пройти проверку ФБР.

Официальные цели антикоррупционной кампании также были достигнуты: в 1982 году министерство юстиции планировало использовать до 23% ресурсов бюро для борьбы с должностными злоупотреблениями. Однако, как оказалось, потребности в этом уже не было: служащие низшего и среднего звена напугались вездесущих «пчел» и перестали брать деньги у всех подряд. Мздоимство вернулось в социально приемлемые рамки – в гольф-клубы и лоббистские компании.

Остается добавить лишь, что Уильям Вебстер – экс-директор ФБР, а ныне генеральный аудитор комиссии по ценным бумагам – недавно оказался втянут в громкий скандал о подделке финансовой документации компании U.S.Robotics. Борец с коррупцией за крупную взятку якобы помогал руководству компании скрыть от акционеров убытки.