Солнцевский удар. Михайлов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"О солнцевской группировке знают все. Это не только самое знаменитое в России криминальное сообщество, но и самое могущественное. Правоохранительная система уже давно смирилась с тем, что бороться с ней бесполезно. Любые, даже самые робкие, такие поползновения заканчиваются, толком и не успев начаться. Солнцевские сильнее милиции и прокуратуры; сильнее даже, чем ФСО — Федеральная служба охраны, даром что ведомству этому доверена безопасность высших лиц государства. Беспрецедентный скандал, случившийся не так давно в Подмосковье, доказывает это лучше всяких слов.

Обстоятельства этой истории держатся в строжайшем секрете, по понятным причинам их не выгодно разглашать никому — ни прокуратуре, ни МВД, ни тем более самим солнцевским. Покровители группировки сделали все, чтобы спасти от верной тюрьмы одного из лидеров солнцевских, Александра Аверина по кличке Авера-младший. Даже после задержания этот человек был беспрепятственно выпущен на свободу, популярно объяснив милиционерам, кто они есть (“мерзости”, “суки” и “негодяи” были в его монологе эпитетами самыми невинными). А для того чтоб наглядно проиллюстрировать сказанное, Аверин прямо в кабинете следователя разбил казенный принтер и, несмотря на это, тем же вечером был отпущен.

Итог: в розыске он находится по сей день. Искалеченный им человек — между прочим, офицер кремлевской охраны — только-только покинул больницу. Разбитый милицейский принтер списан с баланса подмосковного ГУВД как непригодный к восстановлению...

Эта история началась совсем недавно, в один из летних подмосковных вечеров... Хотя нет — началась она, конечно, намного раньше, лет эдак двадцать назад, когда зародившаяся только солнцевская ОПГ стала превращаться в мощнейшую, влиятельную силу, справиться с которой правоохранительной машине оказалось почему-то не по плечу.

Много раз лидеров группировки пытались привлечь к уголовной ответственности, но неизменно все обвинения магическим образом рассыпались, и на волю выходили они с гордо поднятой головой.
Так случилось и с героем нашего рассказа Александром Авериным, более известным в определенной среде под кличками Саша-Авера и Авера-младший. В 1989-м Аверина тоже арестовывали по обвинению в вымогательстве, однако дело против него оказалось вскоре прекращено.

Своим прозвищем, равно как и высоким положением в группировке, Авера-младший целиком и полностью был обязан старшему брату Виктору Аверину, который еще в благословенные советские времена работал вместе с Сергеем Михайловым (он же Михась) официантом в ресторане “Севастополь”.

В многочисленных книгах и публикациях, посвященных истории солнцевских, Виктор Аверин называется одним из отцов-основателей сообщества. Есть там немало интересного и о его брате Александре. А значит, то, что произошло подмосковным летним вечером, — это не начало нашей истории, а лишь логичное вполне ее продолжение; один из очередных этапов славного пути солнцевской ОПГ...

...В ресторане “Лидия” эту развеселую компанию знали хорошо. Бывала она здесь часто, не стесняясь ни в манерах, ни в средствах. Да и кого, в самом деле, им было стесняться? Не обслугу же или посетителей. Смешно, право.

Маленький городок Московский в Ленинском районе Подмосковья, где, собственно, и находится “Лидия”, с незапамятных времен считается зоной влияния солнцевских. А стало быть, предводитель сей шумной компании Александр Аверин чувствовал себя здесь не гостем, а полноправным хозяином.

Увы, майор ФСО Анатолий Трофименко узнал это слишком поздно...

В тот вечер Трофименко вместе с женой зашел поужинать в “Лидию”, по соседству с домом. День был пятничный, конец рабочей недели. Вот только отдохнуть по-человечески у майора не получилось.

За столом неподалеку гуляла шумная братия. Было их человек восемь, большинство как на подбор крепкие, коротко стриженные. Сидели они уже давно, а посему набраться успели прилично, со всеми вытекающими последствиями.

После очередной рюмки внимание компании переключилось на соседний стол, где сидели две молодые девушки.

Поначалу все шло вполне пристойно, за соседок было поднято несколько витиеватых тостов, отправлены в подарок пара бутылок шампанского.

Однако барышни, хоть тресни, внимания на галантных кавалеров обращать не желали. Такое пренебрежение компанию очень обидело. Больше всех возмущался ее предводитель — мужчина средних лет с измученным нарзаном лицом. Отчаявшись добиться взаимности, предводитель решил перейти от слов к делу. Без лишних разговоров он плюхнулся к девушкам за стол, а когда те, понятное дело, возмутились, схватил одну из них за волосы и начал учить уму-разуму: выкручивал руки, душил.

Несчастная кричала так громко, что ее вопли перекрыли даже ресторанный оркестр. Но тщетно звала она на помощь — и гости, и официанты делали вид, будто ничего не замечают. И лишь одному человеку оказалось больше всех надо — майору ФСО Анатолию Трофименко...

Сразу оговорюсь: я воспроизвожу события того вечера не с чьих-то слов. В “Лидии” были установлены камеры слежения, которые детально с разных точек зафиксировали все происходящее.

Эта запись есть в моем распоряжении, равно как и в материалах уголовного дела. На ней, к сожалению, отсутствует звук, но все понятно и без того. Вот Трофименко поднимается из-за своего стола и направляется к дебоширу. Вот происходит между ними короткая перепалка. Майор выше своего визави на целую голову, в два раза шире в плечах — в президентскую охрану хлюпиков не берут. Но зато — он один, а одуревших от безнаказанности и водки хулиганов — восемь, и это придает их главарю особую уверенность.

О недоступных девушках он давно уже позабыл. Все внимание обращено теперь к наглецу, который — это ж надо! — осмелился поднять хвост на солнцевскую братву: сейчас мы тебе объясним, кто ты есть и где твое место.

Вечер явно переставал быть томным. Видя такое дело, жена Трофименко уже направилась было к выходу, но главарь не унимался. Он кричал удаляющемуся офицеру все, что думает о нем и его родне, и нервы у того не выдержали: “Давай выйдем и поговорим по-мужски”.

Дальше события начали напоминать сцену из американского вестерна. Подбежавший к майору дебошир с ходу засадил ему в челюсть. Трофименко упал, тут же вскочил, но за это мгновение на подмогу успела подтянуться вся свора. Точно мухи, они облепили майора со всех сторон. Тот пытался отбиваться, раскидывал нападавших в разные стороны, но силы были слишком неравны: семеро против одного. В ход шло все, что было под руками, — стулья, бутылки, посуда. (Как потом выяснится, одну из водочных бутылок Трофименко разбили об голову.)

Семейный ужин закончился для Трофименко срочной госпитализацией в ЦКБ, где он пролежал больше месяца.

Один только перечень полученных увечий в заключении судебно-медицинской экспертизы занимает 14 пунктов: сотрясение мозга, переломы наружной стенки правой орбиты и скуловой кости (проще говоря, черепа), обеих ног, многочисленные ушибы, кровоизлияния и кровоподтеки — даже на глазных веках.

В принципе, он отделался еще легко, озверевшая кодла могла вообще забить его до смерти...

К тому моменту, когда на место происшествия прибыл милицейский наряд, преступников уже и след простыл.

Впрочем, идентифицировать их особого труда не составило. Главным заводилой, как вы уже, наверное, догадались, был не кто иной, как солнцевский авторитет Александр Аверин. Все прочие участники побоища являлись рядовыми членами группировки, так называемой “пехотой”.

Через 3 дня следственным управлением при УВД Ленинского района было возбуждено уголовное дело: часть 2 статьи 213 УК РФ — “хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору”.

Дело оставалось за малым — найти и задержать преступников. Но это-то как раз оказалось самым трудным...

  • * *
    Чтобы выявить покровителей любой преступной группировки, не нужно проводить никаких оперативных комбинаций, внедрять агентуру, выставлять наружку. Требуется для этого всего ничего: задержать хотя бы на полдня одного из лидеров ОПГ и подождать обратной реакции. Уверяю вас, она превзойдет все ожидания.

Кто только ни звонил милицейско-прокурорским начальникам самого разного уровня, едва только дело о ресторанном избиении было возбуждено: за Аверу-младшего ходатайствовали депутаты Госдумы (в том числе даже один вице-спикер), сотрудники ФСБ, сами же милицейские и прокурорские чины.

“С кем не бывает, — снисходительно объясняли эти добровольные адвокаты. — Ну, перебрал мужик лишнего, повздорил в кабаке. Зачем же из-за этого жизнь ломать?”

Знаю, что шквал подобных звонков обрушился и на первых лиц ФСО, но тут уж все уговоры были бессильны.

Если спецслужба, призванная охранять жизнь и здоровье высшего руководства страны, не в силах защитить своего же собственного офицера, грош ей цена.

Собственно, не будь Трофименко сотрудником ФСО, никакого уголовного дела не появилось бы и вовсе. В лучшем случае — потерпевшему подкинули б на лекарства пару-другую тысчонок, припугнув для острастки. У каждого семья, родственники, и ко всем охрану ведь не приставишь.

Но здесь ситуация была иной. Связываться со столь влиятельным ведомством никто не решался, тем более что руководство ФСО в жесткой форме требовало найти и наказать виновников. Посему покровители солнцевских решили поступить хитрее — не лезть на рожон, а потихоньку спустить это дело на тормозах. Пусть страсти улягутся,а там будет видно.

Это — не просто мои досужие домыслы. Такой вывод явственно вытекает из материалов уголовного дела 128218. Даже самого поверхностного анализа достаточно, чтобы увидеть: никто не собирался искать подозреваемых, доказывать их вину.

Несмотря на то что личности большинства нападавших были установлены, все их поиски результатов почему-то не давали, точно как в анекдоте про неуловимого Джо. В итоге задержать удалось лишь одного из семерых — некоего Григора Каряна. При обыске у него дома оперативники изъяли пистолет, боевую гранату Ф-1 и два огнестрельных патрона.

Что бы вы думали? Через день Каряна освободили. “Не представлено достаточных доказательств. Вины не усматриваю”, — начертал на постановлении об аресте зампрокурора Видного. (Это при том, что российского гражданства и постоянной прописки у Каряна не имелось, а значит, ему не требовалось даже скрываться от следствия; ищи потом свищи ветра в поле.)

А вскоре дело начало рассыпаться прямо на глазах. Еще вчера уверенно опознававшие дебоширов свидетели стали вдруг отказываться от прежних показаний. Оказалось, что никто доподлинно не видел участников побоища. В результате уголовное преследование против большинства боевиков было прекращено.

По странному стечению обстоятельств, все эти процессы развернулись сразу после того, как начальник подмосковной милиции Николай Головкин ушел в отпуск.

Впрочем, странному ли? За годы руководства областным ГУВД Головкин снискал себе славу человека сурового и жесткого. Солнцевским проще было дотянуться рукой до солнца, нежели договориться с ним полюбовно.

Более того, понимая щекотливость ситуации, генерал перед отъездом приказал забрать резонансное дело в следственное управление ГУВД, для надежности. (В разговоре со мной Головкин подтвердил, что получил информацию о попытках подкупа районное УВД;, явно небезуспешных.)

Однако ничего кардинально это не изменило. К тому моменту, когда дело пришло в ГУВД, оно было уже фактически развалено. Работу требовалось начинать едва ли не с чистого листа.

Но даже это — было еще полбеды...

  • * *
    Хотя дело ушло наверх, никто Аверина по-прежнему всерьез не искал. На все запросы и поручения областной УБОП отвечал односложно: ждите. Само по себе выглядело это довольно странно; все-таки Авера был не бомжом, а весьма известным в столичном регионе человеком и, как теперь выясняется, даже не думал никуда скрываться. Он до такой степени был уверен в своей безопасности, что, переждав пару недель, начал выходить в свет. Это его и сгубило.

20 августа сотрудники Департамента по борьбе с оргпреступностью МВД нагрянули в московский ресторан “Наполеон”, где весь цвет преступного мира собрался отметить день рождения свердловского авторитета по кличке Ленивый. Само собой, не обошлось и без Аверина.

Пробив по учетам его документы, сыщики без труда выяснили, что этот человек находится в федеральном розыске. Уже через пару часов Авера был доставлен в здание областного ГУВД.

Пребывал он в состоянии своем обычном, сиречь изрядно приподнятом (проведенные в ресторане часы не прошли даром); а посему сразу же объявил следователю и операм, что времени у него в обрез. Давайте, мол, быстрее выпускайте — иначе потом вам всем не поздоровится.

Аверин вел себя удивительно нагло, по-хозяйски. Одних милиционеров он пообещал уволить, другим — набить морду прямо в ГУВД. “Суки”, “мерзости” и “дебилы” были самыми мягкими с его стороны эпитетами.

Впрочем, пересказывать аверинские эскапады нет особой нужды, ибо незабываемая эта беседа была записана милиционерами на видео. Лучшего доказательства всесилия солнцевской группировки, чем расшифровка этой записи, даже трудно себе представить.

(Камера показывает крупным планом лицо Аверина. Он сидит, развалившись на стуле, перед следователем и опером. Чуть в стороне находятся его адвокат и несколько милиционеров.)

Аверин (кричит): — Я хочу посмотреть, где моя камера! Где моя камера?! И я хочу посмотреть на этого лысого негодяя, который, слышь, мне сейчас глазки строит!

Следователь: — Показаний не даете?

Аверин: — Я ничего не даю, вообще. Вообще, ничего не даю. Свои два года я отсижу, как человек. А ты, лысый (следователю. — А.Х.), б...ь, будешь через два месяца на пенсии, х..плет еб...й. Вместе с ним (оперу. — А.Х.).
(Слышен гул возмущения.)

Аверин: — Да, да. Вместе с ними. Я никого не зарезал, никого не убил.

Опер: — Зато оскорбляете всех.

Аверин: — Я никого не оскорбил.

Опер: — Следователя оскорбили.

Аверин: — Послушай, ты. Если он ведет себя неправильно. Конечно, е... твою мать, ни х... себе попался бандит, твою мать. Ох...ть! Ну, попался. Е... твою мать, на ровном месте! Хулиган! Приехал на день рожденья к хулигану! Да вы, х...плеты, вы, суки, соображаете, что вы говорите! Вы — мерзости! Мерзости чистые!

Адвокат (успокаивающе): — Саша, Саша!

Аверин: — Пошел ты на х...! Вы — чистые мерзости. Откуда в вас столько негатива, я не пойму. Ну откуда у тебя, у молодого, столько негатива, скажи?

Опер: — Не у тебя, а у вас.

Аверин: — Ты — г...о е…ное. Откуда у тебя столько негатива, скажи?.. Я отдал миллион двести. Послушай, я отдал миллион двести! Дальше давай, давай. Что дальше-то? Что ты мне можешь сделать?

Опер: — Только послушаю, как вы ругаетесь и всех оскорбляете. И к судье, на 15 суток.

Аверин: — Х... с ними! Я отсижу не хуже людей. Дальше? Я сейчас набью е…ло этому е…ну, который в углу сидит.

Опер: — Лучше мне тогда.

Аверин: — Ты не стоишь этого. Послушай, как тебя зовут?

Опер: — Игорь меня зовут.

Аверин: — Игорь, вот смотри сюда. Я приехал в ресторан. Я отмечал там день рожденья своей внучки. Да, получился кипеж, драка. Послушай, что в этом, на х..., сверхъестественного? Б...ь, получилась драка!.. Я набил е...ло фсошнику, дальше что. Я с ним разобрался. Какая тебе от этого выгода?

Опер: — Никакой.

Аверин: — Е... твою мать, что вые...тесь, скажи? Я договорился. Я отдал им деньги.

Опер: — Сколько?

Аверин: — При чем здесь сколько, е... твою мать!.. Послушай, ты, демон, я тебе еще раз говорю: я заплатил столько, что тебе и не снилось ни х... Я заплатил столько! Чего ты вые...ся?

Опер: — Вам сказали: вас допросят и отпустят под подписку. А вы всех нас уже оскорбили.

Аверин: — Я никого еще х... не покрыл. Я вам сказал: ребята, не блатуйте. Слышь, му...ло, я сам мечтал быть милиционером. А ты — г...о! Ты еще не родился, когда я мечтал быть милиционером! Я был в ЮДМ, е... твою мать. Знаешь, что такое ЮДМ? Не знаешь! Потому что ты — дебил. Скажи, что такое ЮДМ? Ну, кто? Юный друг милиции! Это — я. А ты — х...плет. Ты мне говоришь какую-то х...ню. Ты, ох...евшая рожа, б...ь! Я мечтал быть в милиции. Мечта. Что дальше-то? Чего ты хочешь? Я свои пять лет отсижу, е... твою мать. Я вас всех на х... видел! Я еще в 89-м на х… видел всех вас. Послушай, ты, я дружу со всеми ворами в России, и они у меня друзья. Я на х… видел тебя со всеми твоими мусорами! Ты даже не понимаешь, с кем ты разговариваешь! Ты даже не понимаешь!

Опер: — А чего мне понимать?

Аверин: — Ты даже не понимаешь!.. Ну что, давайте, ребята, у меня время нет ни х... на вас. У меня день рождения уважаемого человека.

Именно после этих слов разошедшийся не на шутку Авера схватил стоящий рядом принтер и демонстративно разбил его об пол.

Той же ночью он был отпущен под подписку о невыезде...

  • * *

Перечитайте эту стенограмму еще раз; ощущение такое — будто медленно сходишь с ума.

Абсурд какой-то; объявленный в федеральный розыск преступный авторитет избивает до полусмерти офицера спецслужбы, устраивает пьяный дебош в милицейском главке, ломает казенное имущество. А перед ним — разве что не извиняются за причиненное беспокойство; мы вас только допросим и отпустим, вы уж, пожалуйста, не ругайтесь.

Почему? Ответ на этот вопрос дает сам же Аверин: “Я заплатил столько, сколько тебе и не снилось”.

Иными словам, если у тебя есть деньги (неважно, откуда), ты можешь вести себя как заблагорассудится, разбивая головы налево-направо; потом все равно “отмажут”, выкупят. Вопрос — исключительно в цене.

В своих откровениях Авера-младший называет цифру в миллион двести тысяч (явно не рублей). Думаю, однако, что это — далеко не предел; по крайней мере, в указанную сумму уж точно не была включена плата за его освобождение из стен ГУВД.

Каким образом Аверин вышел на свободу, в этом предстоит разобраться теперь служебной проверке, которую начальник ГУВД назначил сразу после моего депутатского запроса.

К сожалению, в момент описываемых событий Головкин все еще находился в отпуске: в противном случае дело могло бы кончиться иначе. Кроме того, сказался фактор времени; когда Аверина привезли в ГУВД, было уже десять вечера, и никого из руководства на месте не оказалось. Точнее, так: это сегодня милицейские начальники утверждают, что узнали об устроенным Аверой дебоше лишь постфактум, уже после его освобождения. То есть о самом задержании им доложили, однако всех деталей не сообщили.

“Да если б я знал, как он здесь беснуется, я б его собственными руками...” — первый зам. начальника ГУВД Иван Шаев сжимает кулаки в бессильной злобе. Именно руководитель криминальной милиции Подмосковья Шаев замещал в тот период Николая Головкина и, следовательно, несет полную ответственность за случившееся.

Толком объяснить, что произошло той ночью, ни Шаев, никто из руководителей ГУВД не могут. Дескать, следователь попался молодой и задерживать Аверина побоялся. Правда, непонятно, что помешало тогда неопытному следователю (его фамилия Егоров) как минимум позвонить и обратиться за советом кому-нибудь из старших начальников. (Генерал Шаев высказал предположение, что, возможно, тот постеснялся тревожить начальство в столь позднее время.)

Застенчивость и робость — это вообще отличительные черты многих подмосковных милиционеров. В частности, начальник УБОПа Александр Макаров, который отлично был осведомлен об аверинских бесчинствах, тоже не осмелился тревожить генеральский покой; а сам, естественно, повлиять на следователя не сумел. (Или — не захотел.)

Повторюсь: эту версию выдвигают Шаев, Макаров и следователь Егоров — сиречь люди заинтересованные. Но мне лично верится в нее с трудом.

Попробуйте поставить нехитрый эксперимент: подойдите на улице к любому постовому и процитируйте ему хотя бы пару аверинских эскапад; думаю, домой вам удастся вернуться не скоро. (Кстати, я предложил сделать нечто подобное генералу Шаеву, благо в Москве его мало кто знает в лицо, но он под благовидным предлогом отказался.)

Так в чем же все дело?

Отчасти все становится на свои места, если добавить, что уголовное дело по факту аверинского дебоша (статьи 167, 319 УК РФ — умышленное уничтожение имущества и оскорбление представителя власти) было возбуждено областной прокуратурой лишь на десятые сутки, да и то исключительно после прямого вмешательства подмосковного прокурора Сергея Замуруева.

Насколько успешно расследуется оно — сказать трудно, поскольку местонахождение главного его фигуранта никому не известно. По нашей информации, Аверин скрывается сейчас в Турции, в курортном местечке Кириш, где солнцевская верхушка уже давно обзавелась вереницей роскошных вилл. И это — еще один повод для размышлений, ибо выехать за рубеж объявленному в федеральный розыск человеку практически невозможно. (Если, конечно, ему не придут на помощь пограничники или спецслужбы.)

Я нисколько не сомневаюсь, что теперь, после выхода этой статьи, и в МВД, и в Генпрокуратуре разом забегают, засуетятся. В Подмосковье поедут комиссии и проверки. Генералы будут важно сдвигать брови и громогласно объявлять, что ни один виновный не останется без ответа.

Полноте. Вся борьба с организованной преступностью давным-давно свелась уже к нулю. Лидеры солнцевской, как, впрочем, и остальных ОПГ, с полным основанием чувствуют себя подлинными хозяевами жизни. У них есть главное стратегическое оружие нашего времени: деньги. А когда есть деньги, можно ничего не бояться — ни прокуратуры, ни милиции, ни ФСБ.

Я имел возможность убедиться в том многократно. Хорошо помню, как пять лет назад та же подмосковная милиция пыталась отправить на нары другого авторитетного члена солнцевского сообщества Арнольда Спиваковского, попавшегося на наркотиках. Только личное вмешательство генпрокурора позволило тогда его арестовать; в областной прокуратуре у солнцевских оказались хорошие связи. (И, похоже, сохранились они до сих пор.)

И все равно, несмотря на неубиенные доказательства, несмотря на то, что “неизвестные” злоумышленники взорвали машину следователя, в чьем производстве находилось это дело, суд Спиваковского полностью оправдал. (Оперативные службы зафиксировали тогда многочисленные переговоры, которые вели лидеры солнцевских. Из них прямо явствовало, что на освобождение Спиваковского был брошен громадный ресурс — примерно 2 миллиона долларов.)

Можно привести и другой, совсем недавний пример, когда в мае сотрудники областного угрозыска выпустили некоего гражданина Коломнина, подозреваемого в организации убийства главы управы столичного района Черемушки. В тот день Коломнина должны были задерживать, и, узнав об этом, он попросту покинул здание УУР — даром что сопровождали его повсюду опера, а в кабинете уже в нетерпении сидел прокурорский следователь.

Между прочим, уголовный розыск, как и УБОП, подчиняется напрямую генералу Шаеву. Но это так, к слову...

  • * *
    Юный друг милиции — так именует себя солнцевский авторитет Александр Аверин. (Сам по себе факт довольно занятный.)

На самом деле — я глубоко в том убежден — все обстоит с точностью до наоборот. В действительности роль юных друзей, мальчиков на побегушках, выполняют при солнцевской — да и многих других группировках — милиционеры, прокуроры и чекисты, те, кто обязан по долгу службы бороться с оргпреступностью, но на деле давно уже стали ее неотъемлемой частью.

И все же я не оставляю надежды, что после выхода нашей статьи количество таких людей сократится; пусть и ненамного. Думаю, что разбитый казенный принтер — не слишком высокая за это цена...

P.S. Прошу считать эту публикацию официальным депутатским запросом к Генеральному прокурору и министру внутренних дел."