Соловьиное правосудие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Вслух.Ру", origindate::27.09.2007, Фото: vsoloviev.ru

Соловьиное правосудие

Телеведущий Соловьев рискует повторить судьбу телемагната Гусинского

Converted 25186.jpg

В России появился новый альтернативный вид правосудия – соловьиный. Если в 1990-е большинство коммерческих споров решались с помощью огнестрельного оружия, то сейчас солидные люди предпочитают использовать более цивилизованные методы. Один из них – «найм» известного тележурналиста, который в теле или радиоэфире с помощью громкой соловьиной песни про правдивые дела неправедных судов пытается влиять на решение в самых высоких инстанциях.

В последнее время псевдожурналистские соловьиные трели выстукивают один и тот же мотив – печаль по отечественной арбитражной системе, «злом гении» председателя Высшего Арбитражного суда РФ А. Иванове и менее высокопоставленных судьях. В этом смысле вовсе не важно, что у автора таких соловьиных песен нет юридического образования. Главное в деле – имидж правдивого публичного человека, назвавшегося журналистом. Имидж Владимира Соловьева – правдоруба, честного и открытого человека. В каждом отдельном случае свобода слова и «борьба за правду» используется по вполне конкретному поводу: спору вполне конкретных хозяйствующих субъектов, которые уже обратились в арбитражный суд, где должно быть принято решение. Чтобы предварить официальное судебное решение общественным резонансом, как раз и используется заблаговременный соловьиный суд, который публично предписывает судье, какую именно точку нужно поставить в деле.

В одном из таких случаев (если покопаться во всезнающей сети Интернет подобных примеров найдется предостаточно, - прим. Авт) решалась судьба ЗАО «Мосуглесбыт», точнее - шести складских помещений этого закрытого акционерного общества. К этому делу, которое может подойти под определение «черного рейдерства», подключился известный журналист Владимир Соловьев, вдруг узнавший про недобросовестный захват по электронной почте. Ему, как авторитетному «рупору правды», какие-то неизвестные ему люди прислали письмо и пожаловались на беспредел. Далее события развиваются по классической схеме: знакомство журналиста с документами, выезд на место и вердикт в пользу одной из конфликтующих сторон. Бывает, правда, и по-другому, но об этом ниже.

Так или иначе, в конечном итоге журналистский приговор звучит в эфире согласно заранее приготовленной бумажке, которая зачитывается с выражением. Из приговора соловьиного суда, как правило, непонятно, кто и почему оказался не прав. Но что стоят такие пассажи: «Все знают, сколько стоит зарядить судью Романова», или «Спустя день адвокат заявляет, что выход на судью найден, решение вопроса стоит 40 тысяч долларов», или «Всем понятно, что история лажа. Всем, но не судье Романову», или «Я не верю, что Девятый арбитражный суд вынесет честное решение, что-то помешает судьям Разумову и Барановской». По мнению эксперта по всем вопросам Владимира Соловьева, если «правильное» решение не будет принято в суде, значит – в стране нет и не может быть беспристрастного правосудия, кроме его, собственного.

В деле ЗАО «Мосуглесбыт» ситуацию с соловьиным приговором прояснил Ю. Медовников. По его словам, действительно, ни Соловьев ребят, которые ему пожаловались, ни ребята его в глаза не видели, то есть друг друга не знают. Вот только почта, по информации собеседника, задействована не была. Как оказалась, такие материалы по почте не отправляются. «Двести «листов» попросил ему прислать Владимир Рудикович. Когда спросили, почему так много, нам передали его слова – «Если хотят дешевле, пусть идут к Караулову. Я за результат отвечаю». Вот такое оно соловьиное правосудие.

В околожурналистских кругах говорят, что такая формула осуществления публичного правосудия срабатывает не всегда. Например, в начале 2007 года во время непростого спора между акционерами компании «Евроцемент», где была задействована достаточно близкая нашему герою структура под названием «Альфа-групп», разрабатывалась другая схема. За определенную плату (сумма называется до 175 тысяч и более долларов США) раскрученный псевдожурналист начинает работать в поле, отправляя запросы в суды, и организовывая интервью для собственного расследования. После каждого визита в суд льется порция обличения на головы отдельных руководителей, не оценивших значимость визита, или посчитавших, что встречаться с известным телеведущим выйдет себе дороже. В любом случае – вердикт соловьиного суда однозначен, непреклонен и обязателен к исполнению арбитражной системой Российской Федерации.

Как правило, в подобных ситуациях у Владимира Соловьева возникает необходимость для восклицания что-то вроде этого: «Куда смотрят председатель высшего арбитражного суда Антон Иванов, да и сам президент России Владимир Владимирович Путин?! Когда наведут они порядок?». И правда, куда они смотрят? И когда же будет наведен порядок? Когда в нашей стране будет уничтожено любое другое правосудие, в том числе соловьиное, кроме официально существующего? Этот вопрос, судя по всему, нужно адресовать тем структурам, которые обязаны следить за соблюдением законодательства. Странно, почему до сих пор правоохранительные органы еще не обратили внимание, что высказывания пусть даже и очень известного человека, называющего себя журналистом, по сути, являются клеветой, связанной с обвинением должностных лиц в совершении тяжких преступлений, и давлением на суд? Или такие действия уже не являются уголовно наказуемыми?

Впрочем, правоохранительные органы у нас рано или поздно реагируют на подобные вывороты людей, называющих себя, правдолюбивыми журналистами. В этой связи вспоминается история другого господина с птичьей фамилией. Медиамагнат, создатель империи НТВ Владимир Гусинский в свое время также открыто и гласно боролся в эфире со своими политическими и экономическими противниками. Чем кончил, всем известно, хотя вроде и покрупнее птица.