Сообразили на свои

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Антиалкогольная кампания — проект небольшой группы людей, приближенных к премьеру Путину. Именно они получили контроль над рынком спиртного в России

1299221221-0.jpg Путинская вертикаль в алкогольном бизнесе выстраивалась больше десяти лет. И стоила России миллиардов рублей и десятков утраченных заводов. Подсчет скромный, поскольку сложить удалось только вскрывшиеся факты: потери от передачи государственных предприятий и пакетов акций в частные руки, умышленные банкротства, переуступки, проценты, штрафы, пени и кредиты, потраченные без видимых достижений. Кроме того, убытки и доходы подсчитаны нами только на рынке легального алкоголя, но ведь есть еще теневой, и не секрет, что он куда богаче.

«Исток» проблем

Более тысячи рабочих североосетинского завода «Исток» (бюджетообразующее предприятие республики, крупнейший производитель алкоголя в России и второй в Европе) 7 декабря вышли на главную площадь Владикавказа с протестом: «Не дадим обанкротить «Исток»; «Не пустим рейдеров на завод»; «Верните рабочие места». Это был второй митинг. Первый собрал людей у ворот завода 25 ноября с теми же требованиями: возобновить работу предприятия, парализованного полтора года назад, и остановить процедуру банкротства.

Беды свалились на «Исток» два года назад. Завод, львиную долю прибыли которому приносило шампанское, обычно распродавал его запасы под Новый год, а выручку собирал весной. На этот период брал кредит в Сбербанке. Десять лет высокопроизводительное предприятие, оснащенное самым современным оборудованием, жило по этой схеме. А в 2009 году банк впервые в деньгах заводу отказал. Затем долго не могли получить акцизные марки, чтобы реализовать готовую продукцию, потом — госгарантию. Время шло — долги росли. Когда «Истоку» удалось добиться заемных средств, его задолженность по налогам и банковским кредитам перевалила за 3 млрд руб.

— Нам приходится бороться с теми, кто пытается захватить завод, — заявил на митинге Валерий БОКОЕВ, председатель общественной организации «Защитим «Исток», объединившей сотрудников предприятия. — Необходимо, чтобы руководство страны узнало о реальной ситуации с банкротством завода и попытках его захвата.

— В банкротстве «Истока» заинтересованы рейдеры из других регионов, которым безразлична судьба предприятия, — добавил член совета организации, бывший начальник производственного участка Эльбрус ГУСИЕВ. — Его оборудование вывозят в другие области. А в Осетии — нехватка рабочих мест. Мы просим президента России лично вмешаться в ситуацию.

Собравшиеся на площади призвали главу государства сделать все, чтобы завод, приносящий огромные деньги в бюджеты всех уровней — 1,5-2 млрд руб. ежегодно, не погиб, а 3 тыс человек не выкинули на улицу (2,5 тыс из них уже вручены уведомления о сокращении). В письме Медведеву — свыше 5 тыс подписей. Рабочих поддержали глава РСО-Алания Таймураз МАМСУРОВ и председатель местного парламента Лариса ХАБИЦОВА.

Не одни такие

В Рязанской области с августа заморожен Ключанский спиртзавод, не только выпускающий 60 тыс литров спирта и 350 тыс литров водки в год, но и отапливающий поселок Ключ — около 1,5 тыс жителей. Контролирующие органы — Росалкогольрегулирование (Федеральная служба по регулированию алкогольного рынка РФ, далее сокращенно — РАР) — требуют лишить предприятие лицензии, игнорируя тот факт, что собственники выиграли несколько судебных процессов. Претензии — за гранью абсурда: в ходе одного из них суд признал — завод просто не мог уничтожить такое количество акцизных марок, поскольку столько РАР ему никогда не выдавало. В январе губернатор Рязанской области Олег Ковалев обратился к президенту с просьбой защитить производителя от контролеров.

Письмо того же содержания ушло в Кремль с черноголовского завода «ОСТ-Алко» (Подмосковье), остановленного РАР в июле 2010 года и не воскресшего даже после того, как это решение отменил суд. Гендиректор «ОСТ-Алко» Альберт СВИРИН настаивает: «отношение к предприятию предвзятое», «предъявленные претензии не подтвердились, но нам мешают работать». Свирин требует дать правовую оценку действиям руководства РАР.

С той же целью выстраиваются в очереди в суд и в ФАС сотни российских алкопроизводителей: ЗАО «Веда», ЗАО «Завод «Ректинал», ООО «Чистые ключи», ОАО «Татспиртпром», ООО «ВинРус», ООО «ПитВин», ООО «Рудо-НД», ООО «Родник и К», ОАО «Алкон», ТПК «Никита», ООО «Омега Спиритс Групп», ООО «ИНВИНА-Опт», ООО «Исток-Урал», ООО «Прометей», ООО «Торговый дом «Продтехснаб», ООО «РОРО-Екатеринбург», ООО «Урал-Ритейл», ООО «Агротрейд», ООО «Озспиртпром», ООО «Армада-Групп», ООО «Мозель-Тюмень», ООО «ФТ-Маркет», ООО «Мавт-Ритейл» и др.

— За редким исключением, судебные споры решаются в пользу бизнеса, — сообщил «Новой» управляющий партнер юридической фирмы «ЮРЛИГА» Иван ВОЛКОВ. Предпринимателям, однако, это радости не приносит.

— Какая разница, — пожимают плечами владельцы заводов, — если вынесенные решения РАР все равно не исполняет. Ни суд, ни ФАС ей не указ.

РАР как кошмар

Росалкогольрегулирование (РАР) родилось по указу президента 31 декабря 2008 года. Не ведомство — нонсенс. Ни в одной другой сфере нет подобного: курирует всё и всех, не отвечает ни за что.

Рождению ребеночка предшествовали исключительные по силе раскаты громов — Россия вздрогнула от пронзительной по накалу и беспрецедентной по охвату кампании против алкоголизма. Программа — общее дело с привлечением известных общественных деятелей, ролики, где рассказывалось, как волшебным образом рюмка водки вызывает кровоизлияние, а стакан пива превращает мужчину в женщину. Одним из идеологов кампании стал архимандрит Тихон. После такого захода только враги России и церкви могли усомниться в своевременности срочного наведения порядка. Никто, правда, не уточнил — в чем именно будет наводиться порядок и что потребление алкоголя снижать никто не собирается.

Избавлено от обязанностей, но наделено массой прав. Их для РАР отняли — как игрушки у старших детей — у Минфина, Минсельхоза, МВД, Ростехрегулирования, Роспатента, Роспотребнадзора, Федеральной службы по тарифам, таможенников и налоговиков. Зато долги перед государством — сбор налогов и акцизов — оставили ФНС. «Новорожденному» ведомству в алкогольном поле разрешили всё: бесчисленные проверки на заводах, любые взыскания — от предписаний и штрафов до полной остановки предприятий, оформление, переоформление, приостановка и лишение лицензий, выдача акцизных марок и пр. А еще — корректировать законы, придумывать новые правила и проверять, как они соблюдаются.

С такими полномочиями впору покончить с нелегальной водкой и алкоголизмом одним махом, но РАР не торопится — не потому ли, что уровень потребления этой самой водки важней, чем борьба с алкоголизмом?

С января ужесточили требования к складам для продукции: теперь их (площадью не менее 1000 кв. м) должны иметь в собственности и производители, и дистрибьюторы.

— Своими складами обладают не более 10-15% алкогольных фирм, и те площадью от 200 до 500 кв. м, — комментирует директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим ДРОБИЗ. — Помещение площадью 1000 кв. м стоит не менее 1-3 млн долларов. Но главное — получить на него лицензию. Их сегодня в РАР не дают почти никому.

Еще нововведение: развернутые декларации заставили подавать и в электронном, и в бумажном виде.

— Документы по почте нужно отправлять по каждой отгрузке: кому, что, сколько, за сколько, когда, кто производитель, кто поставщик, какие номера марок на бутылках, — объясняет Алексей, топ-менеджер петербургского предприятия «Торал». — Мы работаем с 80 фирмами-поставщиками, товар идет в 1600 магазинов. Последний отчет в Москву отсылали весом 21 кг, и это не предел — у коллег посылки бывают и по 30 кг! В таком объеме бумаг, конечно, нетрудно допустить ошибку. А за две опечатки предприятие могут лишить лицензии.

Список глупостей, что называется, и т.д.

51%

Уже первые шаги РАР совпали со странными напастями, свалившимися на предпринимателей, которые, кстати, по странному совпадению, происходили всегда аккурат накануне прихода проверяющих.

— Весной 2009 года ко мне обратились люди (на данный момент условимся считать их «неустановленными лицами». — Н.П.) с предложением передать им 51% акций моего завода, — говорит учредитель ЛВЗ ООО «ВинРус» (СПб) Сосо ЛОМИДЗЕ. — Я не первый день работаю в алкоголе и знаю возможности этих людей. Даже если бы они получили 1% акций, они сумели бы осуществить рейдерский захват. Держа блокирующий пакет, они вышвырнули бы меня из кабинета на второй день и спросили: «Ты кто?». Пусть у меня маленькое предприятие, но я вложил в него 10 млн долларов и отдать? Я отказался. Предложил 50% прибыли. Не согласились они.

Правильно сделали: доходов у «ВинРуса» скоро не стало. В декабре 2009 года завод работу прекратил по милости РАР.

— Повод смешной, — изумляется Ломидзе. — При проверке нашего производства РАР (с апреля по декабрь мою компанию проверяли не меньше пяти раз) одна из 247 контрольных наклеек на моноблоке розлива оказалась порванной. Раньше такие вопросы решались в рабочем порядке: я звонил в налоговую, приезжали инспекторы и меняли брак. А тут рваная марка стала поводом меня закрыть.

Между «неустановленными лицами» и Росалкогольрегулированием явно есть связь, делают вывод участники алкогольного рынка. Иначе чем объяснить повсеместно действующую закономерность: стоит отказать в невыгодной сделке «поглотителям», как незамедлительно являются чиновники и в 100% случаев находят поврежденный знак, постороннюю бутылку, неисправный огнетушитель…

— В марте 2010 года мне через третьи руки вручили болванку договора о передаче всех акций в доверительное управление некоему физическому лицу, — рассказывает Игорь ФЕДОРОВ, совладелец Ключанского спиртзавода. Доверием к «неустановленным лицам» рязанский бизнесмен не проникся — договор не подписал. В ответ ему перестало доверять РАР: в апреле контролеры явились с неплановой проверкой, в мае — с плановой.

— Формальная причина лишения нас лицензии: емкости в помещении стоят близко друг к другу, — продолжает Федоров. — Никакого нормативного документа, где указывались бы обязательные расстояния, нет. Существует лишь инструкция Минпрома СССР от 1985 года, предписывающая «обеспечить свободный доступ к емкостям для осмотра». Мы обеспечили. Но сотрудники РАР не удовлетворились: емкости четырехметровой высоты и двухметрового диаметра «нельзя свободно ощупать».

А «наезд» на «ОСТ-Алко» спровоцировали «неточности» в декларации.

И подобные истории — о перегибах в деятельности регулятора алкогольного рынка, граничащих с беспределом, вам расскажут во всех регионах.

Мрут, как мухи

Неограниченные полномочия РАР получило для контроля над всеми ликероводочными и спиртовыми заводами страны. И ведомство — как всякая новая хозяйка, пущенная на чужую кухню, — принялось за ревизию того, что обрело. На предприятия отрасли посыпались проверки — плановые, неплановые, повторные, дополнительные. 109 контролеров-стахановцев за минувший год нанесли 6055 визитов на заводы (результаты 2008—2009 гг. РАР не разглашает). В 70% случаев выявили нарушения, составили 4889 протоколов.

В феврале в московском «Экспоцентре» собрался алкогольный конгресс. Съехались около 300 российских производителей: у половины приостановлены или отняты лицензии. Счет погибших и загибающихся предприятий идет на сотни, уверяют отраслевики. Недавно их существовало в стране около 1500, сегодня — не более 400. Не противоречит этим оценкам и официоз: на 1 апреля 2010 года — в России 747 ликероводочных и спиртзаводов. На 1 января 2011 года — 675. На 35 из них поданы судебные иски об аннулировании лицензии. Еще у 243 лицензии приостановлены.

Старания РАР впечатлили даже налоговиков, минувшим летом взмолившихся: за первые 6 месяцев 2010 года собрано всего 10% акцизов по сравнению с тем же периодом 2008 года. Деятельность нового ведомства не удовлетворила и Счетную палату, пожурившую службу за недополученные региональными бюджетами в 2009 году 9 млн руб. Но эксперты усмехнулись: ведомство Степашина сильно приукрашивает действительность. За два года резко сократились поступления в казну — треть отрасли умерла. Ликвидированы десятки тысяч рабочих мест. Люди выходят на улицы: работники «Истока» в Беслане, спиртзавода в моногороде Мариинский Посад (Чувашия), Ново-Фокинского ЛВЗ (Марий Эл), Петровского спирткомбината в Подмосковье и др. Замерзает поселок Ключ…

Если ради этого создавалось РАР, то неужели таковы интересы государства? А если нет, то чьи? Кто вышел победителем? Кто остался на хорошо прореженном ревизорами поле? Пить в России меньше не стали, даже наоборот, уверяют социологи. Так кто тогда укрепил свои позиции на алкогольной ниве?

Может быть, такие решительные меры привели к уменьшению потребления алкоголя или объемам продаж водки? Нет, такой задачи, видимо, не стояло — то, что не выпустили одни, выпустили другие, дефицита алкоголя на полках не наблюдается.

По данным Росстата, производство водки в РФ в 2010 году выросло по сравнению с 2009 годом.

Ради кого

— Росалкоголь расчищает рынок для двух заинтересованных компаний, — убеждены проигравшие битву. — Это частная фирма ЗАО «Директ-холдинг» и коммерческая организация со 100% государственным капиталом ОАО «Росспиртпром».

Может быть, клевещут, но «Директ-холдинг» и впрямь предмет зависти «неудачников». Воронежские бизнесмены, только пять лет назад выпорхнувшие на высокоградусный рынок, на сегодняшний день — крупнейший спиртовой трейдер в России и управляющая компания 11 спиртзаводов (по неофициальным данным, контролирует не менее 20). «Директ-холдинг» — мастер быстро заключать прочные отношения с производителями. По собственной информации холдинга, еще в 2007 году в его портфеле насчитывалось 6 договоров со спиртзаводами — в Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Краснодарском крае. К 2011-му география расширилась за счет предприятий в Туле, Воронеже, Саратове, Курске. По сообщениям «Директ-холдинга», вначале его доля спирта на российском рынке составляла 18%, сейчас — 25%. Потребители сырья эти цифры ставят под сомнение: все 80%, говорят.

— Нынешняя чистка рынка проводится в интересах частно-государственного партнерства, управляющей компанией которого является «Росспиртпром», — подтверждает и директор «ЦИФРРА» Вадим Дробиз. — Партнерство контролирует сейчас примерно 6-7% рынка водки, но хочет поднять свою долю до 30%. Добиться этого можно только в том случае, если рынок покинет значительная часть производителей. У государства есть два рычага: банковские кредиты (из-за отказа в финансировании банкротами уже стали «Исток», крупнейший уральский оператор «Омега Спиритс» и др.) и РАР как идеальный инструмент для «прополки».

Кто такой «Росспиртпром»? И почему он?

ФГУП «Росспиртпром» (далее сокращенно — «РСП») — детище Владимира Путина. Холдингу, созданному им за день до инаугурации преемника — 6 мая 2000 года (3), передали все спиртовые и ликероводочные заводы, не растащенные и неприватизированные к концу 90-х, а также невыкупленные пакеты акций в частных компаниях — всего около 200 предприятий. «РСП» дозволили не только распоряжаться госсобственностью, но и «курировать отрасль», «применять жесткие меры», «выводить из кризиса», «пополнять налогами бюджет». Неизвестно только, кто придумал по-хозяйски прибрать к рукам весь спирт России, создав эдакую непубличную водочную монополию, которая ранее всегда была прерогативой государства. Известно только, что один из основных игроков в водочном бизнесе — друг детства президента, а ныне премьера Аркадий РОТЕНБЕРГ, который уже десять лет как успешен на этом рынке, не без помощи брата Бориса и сына Игоря (см. схему).

Еще можно не обратить внимание на то, что с начала нулевых едва ли ни все росспиртпромовские заводы превратились в клиентов Ротенбергов: держат свои счета в «СМП-Банке» («Банк «Северный морской путь» создан в апреле 2001 года, каждый из братьев владеет по 36,83% уставного капитала) (4) и «МБТС-Банке» («Международный банк торгового сотрудничества» приобретен в 2002 году, у Аркадия и Бориса — по 29,07% акций) (5), но вряд ли случайно люди, занимающие директорские кресла в компаниях Ротенбергов, входят в руководство как минимум девяти алкогольных предприятий. В двух основных из них Аркадий и Борис через свои структуры обладают долями: 5,38% — в ОАО «Московский завод «Кристалл» (по оценке «МОК-центра», стоимость пакета Ротенбергов в 2008 году — около 266 млн руб., а 51% акций «Кристалла» — 2,529 млрд руб.) (6) и 25,16% — в ОАО «Брянскспиртпром» (в 2009 году предприятие оценивалось в 425 млн руб. — второе место по стоимости после «Кристалла», крупнейший поставщик спирта на московский завод — по соб. инф. компании, от 60 до 70% всех поставок) (7).

Дружба между Ротенбергами и будущим президентом завязалась еще в 60-е годы в Ленинграде, во время занятий дзюдо в одной подростковой секции. Карьера Аркадия Ротенберга — детского тренера в захудалом спортклубе, а потом не слишком видного питерского бизнесмена — пошла в гору, когда у руля страны встал Владимир Путин. В интервью «Коммерсанту» (№75 от origindate::28.04.2010) Аркадий Романович признался: «С Путиным знаком больше 40 лет. Отношения и сейчас дружеские. Он является почетным президентом спортивного клуба дзюдо «Явара-Нева». Я его гендиректор, но это детище Владимира Владимировича. Это была его идея, а воплотить ее в жизнь он предложил мне». Единственная ли это идея президента?..

И единственный ли друг?

В мае 2001 года в правление «СМП-Банка» (с долей 3,79%), а также в правление и совет директоров «МБТС-Банка» (с долей 12,49%) вошел человек, до 2000 года никакого отношения ни к бизнесу, ни к банковскому делу не имевший, — Арутюн ВЕРМИШЯН. С января 2000 года по август 2002-го он был одним из руководителей Федерального промышленного банка, впоследствии (в 2006 году) лишенного лицензии за вывод десятков миллиардов рублей в офшорные зоны за рубеж. О профессиональных качествах, опыте, деловых связях Вермишяна известно мало. Достоверно лишь то, что в 1977 году он обучался в Высшей школе КГБ СССР, а затем служил в Академии внешней разведки. В 1979 году в том же чекистском заведении в Москве учился на курсах Путин, с 1975 года зачисленный в органы КГБ. Там же в 1984—1985 гг. Владимир Владимирович закончил одногодичный факультет по специальности «Внешняя разведка».

Членом попечительского совета и председателем ревизионной комиссии спортклуба «Явара-Нева» стал и бывший заместитель Путина (в бытность его председателем Комитета по внешним связям Петербурга), в 1999 году, как нитка за иголкой, потянувшийся за шефом из городского правительства в федеральное, — будущий премьер Виктор ЗУБКОВ. И думается, что неслучайно он возглавил правительственную комиссию по регулированию алкогольного рынка, совет директоров ОАО «Росспиртпром» (после акционирования в 2009 году) и пролоббировал идею РАР.

Казалось бы, самые странные инициативы, авторство которых приписывают Зубкову, принимаются на ура. В их числе: введение ЕГАИС (автоматизированной системы контроля за спиртопроизводителями, разработку которой поручили ведомственной структуре ФСБ, что привело фактически к коллапсу), запрет на продажу алкоголя по ночам, стопроцентная предоплата потребителями спирта, многократное увеличение акцизов… Или — запрет производить спирт заводам, не перерабатывающим барду (основной отход при производстве), для чего требуется оборудование, стоящее около миллиона долларов; 60% предприятий не смогли приобрести его в срок и были наказаны, многим оказалось и вовсе проще уйти с рынка, чем купить необходимую технику.

Настоящий друг

Генеральным директором ФГУП «РСП» в мае 2000 года Владимир Путин назначил Сергея ЗИВЕНКО. Кем был человек, которому глава государства доверил весь российский спирт?

Уроженец Невинномысска. Образование среднее: закончил энергетический техникум. Занимался бизнесом в родном городе. По данным правоохранительных органов, увлекался созданием фирм-однодневок, оформленных на подставных лиц и торгующих спиртными напитками. После того как своими проектами заинтересовал местных коммерсантов и взял у них крупные суммы, спешно перебрался из Ставропольского края в столицу.

В Москве Зивенко повезло больше: осенью 1999 года он познакомился с Аркадием Ротенбергом. Что сблизило этих людей — загадка. В том же году они оформили партнерство, зарегистрировав две фирмы с офисами на Новом Арбате. Одна из них — ООО «ЗИРОТ» (от первых букв фамилий учредителей) — вела оптовую торговлю, в том числе алкоголем.

В феврале 2000 года, по сведениям немецкого журнала Spiegel, Ротенберг свел Зивенко с шефом личной охраны Путина Виктором ЗОЛОТОВЫМ, после чего делец из Ставрополья нередко хвастался «личным знакомством» с президентом.

Дружба дружбой, но никакие отношения не помогли Зивенко удержаться в кресле гендиректора «РСП». Провинциальный предприниматель не преуспел в укреплении водочной вертикали и попал в поле зрения Генпрокуратуры.

Полгода гендиректор не мог принять устав «РСП». За это время огромную часть отписанных ему предприятий разворовали, обанкротили, лишили активов. К исходу 2001 года долги ФГУП перед бюджетом достигли 1,5 млрд руб. О возвращении их Зивенко и не думал: «Будем добиваться списания, деньги требуются на развитие производства».

5 апреля 2001 года Министерство сельского хозяйства решением тогдашнего его главы Алексея ГОРДЕЕВА (ныне, кстати, по странному совпадению, губернатору Воронежской области — см. схему основных игроков спиртового рынка) передало свои важнейшие права — выделение квот на спирт — «Росспиртпрому». По договору Гордеева с Зивенко последний определял: какому предприятию сколько выделить спирта. Сергей Викторович растолковал, что это «необходимо для наведения порядка в отрасли». Не поспоришь: владеть таким механизмом — держать отрасль за горло. Никто без сырья работать не сможет. Чтобы «убить» конкурента-частника, достаточно не дать ему спирта.

Однако затея с квотами Зивенко не удалась. В мае 2001 года ЗАО «Союзплодимпорт» (производитель и экспортер 42 марок водки) обратилось в суд с иском о признании недействительным соглашения, ставящего участников рынка в неравное положение. «РСП», удерживая контрольные пакеты акций крупнейших производителей алкоголя и влияя на поставки спирта, нарушает ФЗ «О конкуренции и ограничении монополии на рынке». Суд признал договор вне закона, запретив «наделять хозяйствующий субъект функциями госорганов». В дальнейшем это решение, уже вступившее в законную силу, было отменено. Это решение отменено постановлением ФАС мо от origindate::22.11.01 КА-А40/5974-01.

Вскоре Сергей Викторович захотел взять в свои руки выдачу предприятиям лицензий. Видимо, снова «забыл», что это не его забота. Хотя и с собственными, по мнению Счетной палаты, не справлялся. В 2001 году — по итогам проверки СП РФ — перечислил около 17 млн руб. дивидендов от работы предприятий не в бюджет, а на счета самого «РСП». Деньги израсходовали на содержание аппарата компании. 13 марта 2002 года Генпрокуратура РФ сообщила, что в отношении Зивенко возбуждено уголовное дело по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями». Аудитор Счетной палаты Владислав ИГНАТОВ добавил: «В действиях Зивенко и его команды допущены преднамеренные ошибки, приведшие к выводу активов из государственного алкогольного холдинга». О бесперспективности дела заговорили сразу ввиду состояния здоровья гендиректора «РСП».

Кто пьет шампанское

В июне 2002 года деловой партнер Ротенберга — Зивенко лишился высокого поста.

Ушел не с пустыми руками: в 2003 году Зивенко создал группу ТПГ «Кристалл», каким-то образом став хозяином бренда одноименного московского завода, плюс к тому — хозяином двух крупных ликероводочных завода «Росспиртпрома» — Калужского и Самарского.

А в «РСП» пришла питерская команда. Впрочем, ее же «игроки» заняли уверенные позиции в руководстве московского «Кристалла» и многих других государственных заводов.

Едва захлопнулась дверь за предшественником, порог «РСП» переступил Игорь ЧУЯН — сначала как советник и первый заместитель гендиректора, а с июня 2006 года заняв кресло руководителя. Игорь Петрович — в прошлом тоже алкогольный бизнесмен. До назначения значился учредителем 7 и руководителем 4 коммерческих фирм, с 2000 по 2002 год трудился на заводе шампанских вин (АОЗТ «Игристые вина») в Петербурге. Эксклюзивным дистрибьютором «Игристых вин» являлся ООО «Торговый дом «Шампанские вина» — кузница кадров для «Росспиртпрома». Здесь в 2001 году встретились Игорь ЩЕРБАКОВ, заместитель директора по экономической безопасности, Игорь КРИСКОВЕЦ, менеджер отдела региональных продаж, будущий гендиректор «Московского завода «Кристалл» и «РСП», и водитель Владимир ЛАВРОВЦЕВ.

Сегодня троица с питерских «шампанских вин» (Крисковец, Лавровцев, Щербаков) представлена в советах директоров не менее 11 росспиртпромовских заводов, в некоторые из них они входят все вместе. Но первым путь в столицу проложил Крисковец: в 2003 году возглавил «Торговый дом «Чистый кристалл» (дистрибьютор «Кристалла»). Летом 2005 года Игоря Леонидовича утвердили генеральным директором московского завода. Два месяца спустя в совет директоров предприятия проник Игорь Чуян. И в довершение — в том же 2005 году — доля предприятия отошла Аркадию Ротенбергу.

Не знаю, как Аркадий Романович относится к шампанскому, но ко второму в России заводу по выпуску алкогольной продукции — так: согласно отчетной документации «МБТС-Банка», с 2005 года 5,38% акций московского «Кристалла» распоряжается ЗАО «Русская холдинговая компания» («РХК»). Более 50% «РХК» находится в собственности компании «Олпон инвестментс лимитед», зарегистрированной на Кипре и более чем наполовину принадлежащей Аркадию Ротенбергу.

Последний штрих: в 2006 году заместителем генерального директора, а в 2007 году — гендиректором «Кристалла» был избран Игорь АЛЁШИН, до 2006 года — советник управляющего петербургского филиала «СМП-Банка» Ротенбергов. На этом карьера Алёшина не прервалась: в 2008 году он занял место заместителя, а в 2009-м — главы «РСП».

«Кристалл» тоже не остался беспризорным: в его руководстве объявился Артем ОБОЛЕНСКИЙ — член совета директоров все того же «СМП-Банка».

Все — свои

Уступивший место Алёшину и Оболенскому Крисковец, хотя и покинул «Кристалл» в 2007 году, оказался не в обиде. Ушел в советники к гендиректору «РСП» Игорю Чуяну. Кроме того, взял под надзор десяток заводов — это тоже чего-то стоит. Совпадение: троица с «шампанских вин» (помимо ОАО «Хабаровский ЛВЗ», ОАО «Кемеровский спирткомбинат», ОАО «Люкс» и др.) облюбовала те же самые алкогольные предприятия, за которыми через свои структуры присматривают Ротенберги.

Хозяйство большое. Приглядывать за ним Аркадию Романовичу помогает сын Игорь. Набравшийся опыта в Минимущества РФ, в совете директоров международного аэропорта «Шереметьево» и в правлении ОАО «РЖД», в 2006 году Игорь Аркадьевич возглавил ОАО «ЭнПиВи Инжиниринг». Директорами компании, где председательствует сын банкира, сделались его бывшие коллеги из министерства, РЖД, «Шереметьево». Владеет фирмой зарегистрированная в кипрской столице Никосии — кстати, по тому же адресу: ул. Анис Коминис, 29А, что и почти все прочие структуры Аркадия Ротенберга, — его же компания «Иксфорс Лимитед» (XFORS LIMITED).

Главные лица «ЭнПиВи Инжиниринга» просочились в руководящие органы, по меньшей мере, девяти спиртовых заводов: ОАО «Астраханский ЛВЗ», ОАО «Мордовспиртъ», СОАО «Бахус» (Смоленск), ОАО «Череповецкий ЛВЗ», ОАО «Великоустюгский ЛВЗ», ОАО «Иткульский спиртзавод», ОАО «Ярославский ЛВЗ», ОАО «Брянскспиртпром».

А отдавать будем водкой

Может, у Чуяна с Ротенбергом и нет общих интересов. Хотя в столичных деловых кругах поговаривают, что Аркадий Романович и Игорь Петрович все же общаются, правда, может быть, они говорят о дзюдо. Наверное, о спорте рассуждает Чуян и с вице-премьером Зубковым, которого замещает аж в двух местах: в правительственной комиссии по регулированию алкогольного рынка (с ноября 2009 года) и в совете директоров «РСП» (с июля 2009 года). Причем в последнем случае спец по шампанскому умудрился сесть на два стула сразу, поскольку с 19 января 2009 года он управляет и самым страшным для спиртового бизнеса зверем — РАР, тем самым, что по 100 проверок в день и закрыть завод за сорванную марку к чертовой матери… Столь серьезная государственная должность не помешала ему 17 февраля 2011 года стать кандидатом в совет директоров ОАО «РСП» (о проверках РАР у этого производителя наблюдателям ничего не известно). Кстати, и туда, и туда и проверяющим, и производителем по совместительству назначил Чуяна премьер-министр Владимир Путин.

В 2006 году для погашения задолженности «РСП», в том числе и по налогам, Игорь Петрович взял в ВТБ кредит — более 5 млрд руб. (уставной капитал ОАО «Росспиртпром» — всего около 9 млрд руб., а ежегодный оборот — более 1,1 млрд долл.) под залог 11 алкогольных предприятий (государству везде принадлежал 51% акций). Кредит Чуян не вернул — отдал заводы. С октября 2009 по апрель 2010 года Арбитражный суд Москвы вынес несколько решений о передаче госактивов в счет погашения долга «РСП» перед ВТБ, а также о взыскании с должника процентов и пеней на общую сумму 1,712 млрд руб.

Во избежание паники кремлевские чиновники успокаивали: ВТБ передаст полученные акции в доверительное управление ФГУП на пять лет и до 2015 года не сможет перепродать никому, кроме «РСП». По истечении этого срока государство будет обладать преимущественным правом выкупа предприятий.

Однако уже к июню 2010 года 86% акций «Кристалла» выкупил российский алюминиевый король Василий АНИСИМОВ — тоже человек, близкий к «спорту», — президент Федерации дзюдо России. Он приобрел у ВТБ контрольные пакеты всех заводов, доставшихся банку от «РСП». Наследство неоднозначное (некоторые заводы находятся в состоянии банкротства, некоторые — под влиянием иных лиц), но это были последние росспиртпромовские штаны. Сделка для Анисимова «потянула» на 5 млрд руб., а для Чуяна — стала поводом для карьерного роста.

Режь последний огурец

Руководить «РСП» вместо Чуяна 4 февраля 2009 года Путин поставил Крисковца. К концу месяца тот превратил ФГУП «Росспиртпром» в одноименное ОАО и подал от «РСП» в «Россельхозбанк» заявку на кредит еще в 2 млрд руб. Получил лишь 1,2 млрд руб., передав банку в залог контрольные пакеты «РСП» в шести действующих ЛВЗ, водочный бренд «Дымка Люкс», а также офисы «РСП» (общей площадью 9,3 тыс кв. м) на Кутузовском проспекте. Заложенные шесть предприятий оценили менее чем в 1 млрд руб. Здание в 1,141 млрд руб. — сегодня это самый ценный государственный алкогольный актив.

Правда, возвращать долг в декабре 2012 года предстоит уже новому руководителю «РСП» — Владимиру ИВАНОВУ (назначен в мае 2010 года, ранее — гендиректор компании «Русский алкоголь», откуда на должность первого зама перетащил и коммерческого директора Вадима КАСЬЯНОВА).

За полгода управления главной алкогольной компанией страны Иванов и Касьянов стали авторами многих откровений, начиная с того, что признались: пришли в «РСП» по протекции Чуяна, и далее (цитаты из интервью Вадима Касьянова «РБК daily» origindate::10.06.2010): «Мы абсолютно удовлетворены сегодняшним положением дел в «РСП»… «РСП» ставит перед собой амбициозную цель: занять не менее 25% объема рынка в течение пяти лет. Уже есть территории, где мы стали лидерами продаж. Мы намерены использовать весь накопленный потенциал и своей целью считаем безусловное первое место. Иное нас не устраивает… Появление компании, заявляющей о своих амбициозных планах, настораживает и вызывает опасения. В результате кто-то рождает слухи. Но это рынок — здесь выживает сильнейший… Мы всерьез рассматриваем возможность передачи существенной доли акций компании («РСП») стратегическому инвестору…»

Кто скажет, за счет каких заводов топ-менеджеры «РСП», разбазарившие и заложившие почти всю алкогольную госсобственность вплоть до собственных кабинетов, планируют выйти в лидеры продаж? Кроется ли ответ на этот вопрос в смысле деятельности государственного контролера РАР, с помощью которого закрывается одно частное производство за другим? Еще — зачем государственное ОАО «РСП» включили в план приватизации на 2011—2013 годы, утвержденный Минэкономразвития, Минфином и правительством во главе с Зубковым и Путиным? Кто его приобретет, после того как оно станет лидером на рынке после банкротства производителей, не обремененных административным ресурсом? Неужели Ротенберги, друзья Путина по дзюдо?

Подсказку для ответа на эти вопросы ищите в Северной Осетии.

Возвращаясь к «Истоку»

— Спасти «Исток» мог бы «Росспиртпром», — заявил в декабре гендиректор «РСП» Владимир Иванов. — Мы вели переговоры с кредиторами и готовы купить долг завода, но с дисконтом — по реальной цене зданий, сооружений и иного оборудования в Беслане. Мы готовы дать справедливую оценку этого актива и заплатить честную рыночную стоимость.

«Честная цена» «РСП» за «Исток» — 1 млрд. руб. (для сравнения, ежегодная выручка предприятия — около 3,5-4 млрд. руб. — Н.П.) поражает не только владельцев завода, но и кредиторов, что и тормозит сделку.

Председатель совета директоров завода Таймураз БОКОЕВ видит иной путь спасения простаивающего предприятия. «Исток» просит основного кредитора — Сбербанк — реструктурировать долг на 2,4 млрд руб.

— Благодаря наличию на складах готовой к продаже продукции на 1,7 млрд руб. (12 млн литров шампанского) завод способен возобновить производство без привлечения дополнительных средств, — убеждает Таймураз Бокоев.

— Надо договориться с заимодателями, чтобы не опасаться списания выручки, — предлагает совет директоров предприятия. — Если Сбербанк примет просьбу, мы за четыре года погасим все долги. После реструктуризации в первый год работы завод сможет выплатить задолженность по налогам, во второй — штрафы и пени, параллельно за 2-4 года будут возвращены все банковские кредиты.

Последний вопрос: как вы думаете, чей вариант решения проблемы будет более реалистичен, исходя из сложившихся обстоятельств?

- Если забыли, успешный прибыльный «Исток» не смог взять кредит два года назад, из-за чего был выбит из колеи. Не мог допроситься денег и потом, на протяжении нескольких месяцев, когда займ помог бы решить проблемы, из-за которых завод остановился и обанкротился. Ему отказывали уже столько раз, что сейчас рассчитывать на чудо — сверхъестественный оптимизм. Но люди верят. И не только в Беслане, а еще в добром десятке городов. За эту веру остается только выпить.

Кураторы алкогольного рынка РоссииРотенберг Аркадий Романович

Генеральный директор «Спортивного клуба дзюдо «Явара-Нева», в котором пост почетного президента занимает премьер-министр Путин В.В.

Представители структур Ротенбергов входят в советы директоров 9 заводов, принадлежавших ОАО «Росспиртпром»: ОАО «Московский завод «Кристалл», ОАО «Брянскспиртпром», ОАО «Астраханский ЛВЗ», ОАО «Мордовспиртъ», СОАО «Бахус», ОАО «Череповецкий ЛВЗ», ОАО «Иткульский спиртзавод», ОАО «Ярославский ЛВЗ», ОАО «Великоустюгский ЛВЗ». Предприятия находятся на обслуживании банка «Северный морской путь» («СМП-Банка»), принадлежащего братьям Аркадию и Борису Ротенбергам (у каждого — по 36,83%).

В номинальном владении А.Р. Ротенберга — 5,38% ОАО «Московский завод «Кристалл»

Анисимов Василий Васильевич

Владелец Coalco, совладелец «Газметалла» (20%) и «Металлоинвеста» (50%).

В 2010 году выкупил у ВТБ контрольные пакеты 11 алкогольных предприятий России, ранее входивших в ОАО «Росспиртпром» (ВТБ достались в счет долга «РСП» в размере 5 млрд руб.). С марта 2010 года — президент Федерации дзюдо России

Зубков Виктор Алексеевич

Член попечительского совета и председатель ревизионной комиссии «Спортивного клуба дзюдо «Явара-Нева».

Первый заместитель председателя правительства РФ.

Председатель совета директоров ОАО «Росспиртпром».

Председатель правительственной комиссии по регулированию алкогольного рынка

Зивенко Сергей Викторович

Генеральный директор «РСП» с origindate::22.05.2000 по origindate::27.07.2002.

В октябре 2002 года создал корпорацию «ГРАД», ставшую дистрибьютором росспиртпромовских заводов — московского «Кристалла», калужского «Кристалла», самарского «Родника».

В феврале 2003 года зарегистрировал ОАО «Торгово-промышленная группа «Кристалл», объединившее предприятия, специализирующиеся на производстве и дистрибуции алкогольной продукции (ФПК «Град», группа «Гросс», ТД «Росспиртпром»), созданные Зивенко или аффилированные с созданными им структурами. Тогда же группа приобрела контрольный пакет акций калужского ОАО «Кристалл»

Крисковец Игорь Леонидович

В 2005—2011 гг. член совета директоров ОАО «Московский завод «Кристалл», ОАО «Брянскспиртпром», ОАО «Астраханский ЛВЗ», ОАО «Мордовспиртъ», СОАО «Бахус», ОАО «Иткульский спиртзавод», ОАО «Ярославский ЛВЗ», ОАО «Хабаровский ЛВЗ», ОАО «Кемеровский спирткомбинат», ОАО «Люкс» (Воронежская обл.).

Член совета директоров и наблюдательного совета ВТБ

Чуян Игорь Петрович

Руководитель Росалкогольрегулирования, заместитель гендиректора «РСП» с 2002 года, генеральный директор «РСП» с 2006 года.

Член совета директоров ОАО «Росспиртпром» с июля 2009 года.

Заместитель председателя правительственной комиссии по регулированию алкогольного рынка с ноября 2009 года.

С ноября 2005 года по август 2009-го — член совета директоров ОАО «Московский завод «Кристалл»

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::04.03.11