Сообщники Аблязова Дмитрий Пак и Олег Царев сели по-маленькому

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Сообщники Аблязова Дмитрий Пак и Олег Царев сели по-маленькому Оригинал этого материала
© "Коммерсант", 17.12.2013, Сообщников Мухтара Аблязова осудили нестрого, Фото: "Коммерсант" Хищение 2,5 млрд руб. у БТА-банка суд оценил в четыре и три года колонии Владислав Трифонов

0d4fc9ab919f3bdc3ab9ae26a3ed233df51af327.jpg
Дмитрий Пак (справа)
Неожиданно мягким приговором завершился вчера в Таганском суде Москвы процесс по делу бывших совладельца лизинговой компании "Дело" Дмитрия Пака и ее экс-гендиректора Олега Царева. За хищение более 2,5 млрд руб. из средств казахского БТА-банка и их легализацию Дмитрий Пак приговорен к четырем годам колонии общего режима, а его сообщник — к трем годам. Это второй приговор в рамках широкомасштабного расследования дел о хищении средств БТА-банка, которое организовал его бывший владелец Мухтар Аблязов.

В прениях, которые прошли накануне вынесения приговора, прокурор, учитывая тяжесть содеянного подсудимыми, просил суд приговорить Дмитрия Пака к девяти годам колонии, а Олега Царева — к семи годам.

Любопытно, что у правоохранителей после прений появились сомнения, что Дмитрий Пак, узнав, насколько большой срок просит для него гособвинение, явится на приговор. Дело в том, что один прецедент уже был: вскоре после того, как совладелец "Дела" в конце 2009 года был отпущен Тверским судом Москвы под залог 45 млн руб., его сняли с поезда, идущего в Хельсинки. Бизнесмен имел при себе лишь небольшую сумму наличных и билет в одну сторону — до ближайшей от границы финской станции. Суд не стал тогда изменять Паку меру пресечения. Не оправдались опасения правоохранителей и вчера: Дмитрий Пак на приговор пришел, а Олега Царева, находившегося под домашним арестом (до этого он числился в розыске), в зал заседаний доставили.

Спустя несколько часов выяснилось, что приговор оказался неожиданно мягким: суд более чем вдвое снизил сроки, запрошенные прокуратурой.

Как ранее не раз сообщал "Ъ", Дмитрий Пак обвинялся в "мошенничестве в особо крупном размере и легализации незаконных доходов" (ст. 159 и ст. 174 УК РФ), Олег Царев — в мошенничестве и покушении на легализацию. Как следовало из материалов дела, тогдашний совладелец и гендиректор лизинговой компании "Дело" Дмитрий Пак в январе 2009 года вступил в сговор со своим деловым партнером — главой БТА-банка Мухтаром Аблязовым, который через австрийскую компанию ZRL Betteiligungs также являлся совладельцем "Дела". В то время БТА-банк активно кредитовал лизинговую фирму. Но, узнав в начале 2009 года о грядущей национализации банка, Аблязов предложил своему партнеру не погашать долги, переоформив права на их требование на другие компании. К этому времени лизинговой компанией в БТА-банке было взято 70 кредитов на общую сумму более 2,5 млрд руб. Получив согласие Пака, банкир велел изготовить шесть фальшивых договоров цессии и уведомлений, которые якобы свидетельствовали об одобрении банком передачи задолженности. После этого долги "Дела" через целую цепочку фирм достались кипрской компании "Кимос". На ее счета, открытые в рижском банке "Балтикумс", как уведомили Дмитрия Пака, его компания и должна была перечислять деньги за обслуживание кредитов. Бизнесмен предложил своему старому приятелю Олегу Цареву занять пост гендиректора, объяснив, что в основном его работа будет заключаться в своевременном перечислении денег в Ригу и подписании соответствующих платежек. Царев, хотя и был осведомлен о преступной схеме, согласился. Компания до начала расследования успела перевести на счета "Кимоса" более $1,5 млн.

Процесс, завершившийся в Таганском суде, стал вторым, связанным с хищением средств БТА-банка. В прошлом году за хищение $730 млн были осуждены четыре руководителя компании "Евразия Логистик", контролируемой банкиром Аблязовым. Топ-менеджеры фирмы (среди них и гендиректор Александр Волков) получили от восьми до девяти лет колонии.

В БТА-банке, являвшемся потерпевшим по делу, вчера "Ъ" сообщили, что рассматривают вопрос об обжаловании приговора — как излишне мягкого.