Сорокалетний Девственник

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Совладелец Rosukrenergo Дмитрий Фирташ: "Я чувствую, будто теряю девственность".

1146552629-0.jpg Украинского бизнесмена Дмитрия Фирташа еще неделю назад знали лишь немногие. Теперь же выяснилось, что это один из ключевых игроков газового рынка Европы, совершающий сделки на миллиарды долларов. Перед началом своего первого в жизни интервью 40-летний предприниматель немного нервничает: “Я чувствую, будто теряю девственность”.

Впрочем, Фирташ не демонстрирует никакой робости, когда говорит о своем бизнесе и защищается от обвинений, звучавших недавно в украинской Раде, что он якобы связан с предполагаемым главой мафии Семеном Могилевичем, находящимся в списке разыскиваемых преступников ФБР. Эти обвинения в прошлом году расследовала Служба безопасности Украины, но затем дело было закрыто.

“Я встречался с Могилевичем несколько раз. Но я никогда не состоял с ним ни в каких партнерствах, и у меня никогда не было с ним совместного бизнеса”, — рассказывает Фирташ в своем новеньком офисе в лондонском районе Найтсбридж. Он одет в неброский костюм в полосочку и окружен целой толпой банкиров, помощников и партнеров, которые молчали все 2,5 часа нашей беседы.

Фирташ сам рассказывает свою историю — а рассказчик из него хоть куда, — но делает это вынужденно. В начале прошлой недели газета “Известия” сообщила, что именно Фирташ является главным партнером “Газпрома” в совместном предприятии Rosukrenergo. Эта трейдинговая компания в начале года получила крупный контракт на поставку газа из Центральной Азии, главным образом Туркменистана, на Украину и в другие страны Европы. “Газпрому” принадлежит 50% Rosukrenergo, а вторую половину контролирует Centragas Holding, в которой Фирташ владеет 90% акций.

Наш человек в Ашхабаде

Вряд ли уроженец Богдановки, небольшого села близ западноукраинского города Черновцы, когда-нибудь мечтал о такой карьере. Его отец работал водителем, а мать — в одном из советских учреждений. В 17 лет он поступил в Черновицкий техникум железнодорожного транспорта и, поработав немного помощником машиниста, ушел на два года служить в армию. Вернувшись с военной службы в 1986 г., Фирташ не смог поступить в университет и поселился в Черновцах, где устроился работать пожарным и женился. Когда Советский Союз начал разваливаться, а зарплату стали задерживать, он рискнул заняться собственным бизнесом. “Страна погружалась в хаос, и я решил действовать”, — говорит Фирташ.

Его первым самостоятельным предприятием стала торговля продуктами (мясом, маслом), а также подержанными автомобилями. К 1990 г. Фирташ сумел заработать $100 000 — огромную по советским понятиям сумму — и переехал в Москву в поисках более выгодных дел. Однако юный украинец столкнулся здесь со слишком сильными конкурентами. В 1993 г. он убедил своих партнеров помочь ему в сделке по поставке мяса в Туркменистан в кредит. Когда покупатель — госкомпания — не смог оплатить контракт, Фирташ отправился в Ашхабад, пытаясь вернуть $3 млн долга. У правительства Туркмении не нашлось денег, но министр экономики предложил Фирташу бартер — природный газ, огромными запасами которого располагает эта центральноазиатская страна. Этот же министр познакомил Фирташа с украинским газовым трейдером по имени Игорь Бакай. “Он сказал, что сможет купить весь газ, который я захочу продать”, — вспоминает Фирташ.

Эта сделка стала основой дальнейшего успеха украинского бизнесмена. Он импортировал продовольствие в Туркменистан, получал по бартеру природный газ, продавал его на Украине и на вырученные деньги финансировал новые закупки продовольствия и других товаров. “Все развивалось очень быстро”, — рассказывает Фирташ, проживший большую часть 1990-х гг. в Ашхабаде.

Бизнес был непростой. Фирташ оказался втянут в жесткую борьбу вокруг поставок газа на Украину. За долю на этом рынке его партнер Игорь Бакай соперничал с Павлом Лазаренко, тогдашним премьер-министром, и газовым трейдером Юлией Тимошенко, которая стала премьер-министром после оранжевой революции. Чуть позже на арене появилась “Итера” — трейдинговая компания, управлявшаяся Игорем Макаровым и ставшая главным поставщиком газа для Украины. Фирташ говорит, что отошел в сторону, сконцентрировавшись на уже привычных поставках продовольствия в Туркменистан.

В 2000 г., по словам Фирташа, Макаров предложил ему объединить усилия, чтобы установить контроль над всей туркменской схемой “продовольствие в обмен на газ”. Фирташ согласился и стал работать с “Итерой” через компанию Highrock Holdings.

Тем временем рынок становился все менее предсказуемым. Правительство Туркменистана требовало уже не только продовольствие, но и деньги за свой газ. Эти трения стали, по словам Фирташа, причиной распада его альянса с Игорем Макаровым. Он вновь занялся самостоятельным бизнесом, зарабатывая на хороших связях в Ашхабаде.

В России же смена руководства “Газпрома”, произошедшая после победы Владимира Путина на президентских выборах 2000 г., привела к усилению контроля газового гиганта над всеми операциями, в том числе транзитной торговлей центральноазиатским газом. “Газпром” вытеснил “Итеру”, но Фирташа эта перемена не коснулась. Он представил себя опытным трейдером и создал для партнерства с “Газпромом” новую компанию — Eural Trans Gas. Чуть позже председателем совета директоров этой компании стал Седрик Браун, бывший глава British Gas.

На приеме у английской королевы

Браун пришел в Eural Trans Gas благодаря хорошим связям Фирташа с британскими деловыми кругами. В октябре прошлого года он даже появился на торжественном обеде у английской королевы по случаю вручения украинскому президенту Виктору Ющенко премии за вклад в развитие международных отношений. Но за обеденным столом Фирташ расположился не в составе украинской делегации, а как представитель британской компании JKX Oil and Gas, имеющей интересы на Украине. Фирташ является одним из крупнейших акционеров JKX, совет директоров которой возглавляет лорд Питер Фрейзер, бывший министр торговли в правительстве тори.

Дружбу с британцами Фирташ начал со знакомства с Робертом Шелтер-Джонсом, жившим в Киеве в 1990-е гг., а затем работавшим в нескольких риэлторских компаниях в Москве. В числе знакомых Шелтер-Джонса был, например, виконт Реймонд Эскит, член совета директоров JKX, работавший некоторое время в британском посольстве в Киеве. Деловое партнерство Фирташа с Шелтер-Джонсом достигло кульминации в 2003 г., когда в результате довольно сложной сделки Фирташ стал совладельцем JKX. Его фирма Benam купила около 9,7% акций JKX, а та, в свою очередь, приобрела небольшую долю в Eural Trans Gas, бывшей в то время главной трейдинговой компанией Фирташа. Благодаря этой сделке JKX смогла получить разрешение на экспорт газа с Украины.

Во время нашего интервью Шелтер-Джонс сидел рядом с Фирташем, который, рассуждая о созданном вокруг его имени ореоле таинственности, вспомнил такую историю: “Я однажды спросил Роберта: “А ты не боишься, что я могу поставить тебя в неудобное положение?” Он ответил: “Нет, я знаю тебя слишком хорошо”.

Роль своего британского друга Фирташ описал так: “Мой партнер и финансовый консультант. Он собрал всю британскую команду”. Сам Шелтер-Джонс заявил, что сделает заявление о будущих планах несколько позднее.

В команду, собранную Шелтер-Джонсом, вошли два его партнера по московскому бизнесу — Дэвид Браун и Ховард Уилсон. Они сейчас управляют зарегистрированной в Австрии компанией Фирташа Centragas Holding. А Седрик Браун появился в Eural Trans Gas после того, как в 2004 г. компании Фирташа приобрели обанкротившуюся британскую Atlantic Caspian Resources, где Седрик Браун также возглавлял совет директоров. Сейчас Седрик Браун работает консультантом в группе Фирташа.

Три вопроса Raiffeisen Bank

Упадок Eural Trans Gas начался в 2004 г., когда “Газпром”, по словам Фирташа, потребовал прямой доли в транзитной торговле. Новая сделка привела к созданию компании Rosukrenergo, начавшей работать в 2005 г. Роль этой фирмы заметно возросла после того, как Россия и Украина подписали в январе 2006 г. новое газовое соглашение.

Сам Фирташ объясняет свои деловые успехи старыми знакомствами в Туркменистане, а также знанием газового бизнеса и невероятным трудолюбием: “Я работаю 24 часа в сутки. Без выходных. Никто не знает этот бизнес так, как я”.

Он утверждает, что практически всегда вел бизнес самостоятельно, за исключением недолгого партнерства с Макаровым. Существование совместных предприятий с Могилевичем он категорически отрицает. Прошлое Фирташа тщательно проверял австрийский Raiffeisen Bank, в номинальном держании которого находятся акции Rosukrenergo, принадлежащие Фирташу и его младшему украинскому партнеру Ивану Фурсину.

По словам представителя Raiffeisen Вольфганга Пучека, “у нас было три вопроса, на которые предстояло ответить службе безопасности. Во-первых, имеет ли клиент отношение к преступной деятельности. Во-вторых, имеет ли клиент связи с известными преступниками. Ответ на оба вопроса был однозначно отрицательный”.

“Третий вопрос, — поясняет Пучек, — имел ли клиент какие-либо связи с известными преступниками в прошлом. В ходе подготовки ответов на этот вопрос выяснились определенные проблемы. Но они получили объяснение и поэтому были сняты”[...]

Штефан Вагштыл, Том Уорнер

Оригинал материала

«Ведомости» от origindate::02.05.06