Сорок миллионов из "тёмного прошлого"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сорок миллионов из "тёмного прошлого" FLB: Происхождение капитала сити-менеджера города Ижевска трудно объяснить иначе, чем обнаружением глубоководных сокровищ. Откуда у Дениса Агашина возникли 40 млн. рублей.

"«Глава администрации Ижевска Денис Агашин, отчитавшись о доходах за 2012 год, официально объявил себя получателем свыше 40 млн рублей «от продажи акций и доли в уставном капитале» коммерческих предприятий, принадлежавших ему персонально, непосредственно как физическому лицу. Чиновник и сын чиновника, Агашин под присмотром старших товарищей окунулся в приватизацию «нулевых» и вынырнул оттуда с прибытком: происхождение капитала ижевского сити-менеджера трудно объяснить иначе, чем обнаружением глубоководных сокровищ» – делится результатами своего журналистского расследования автор удмуртской газеты «День» Александр Петров. Издание предполагает: «сити-менеджер Ижевска легализовал 40 миллионов рублей из «тёмного прошлого» и предлагает читателям вместе совершить экскурсию по «светлому коммерческому пути» нынешнего ижевского градоначальника. «Молодой Агашин (два года как со студенческой скамьи) пришел на Ижевский хлебозавод № 3 чисто административным путём – как наёмный менеджер, получивший мандат от Правительства УР, крупнейшего акционера общества. Вплоть до смерти отца в 2003 году Денис Владимирович имел с высшими эшелонами республиканской власти буквально родственную связь, а после кончины Агашина-старшего, как говорили в то время, «опекунами» Дениса Агашина стали лично президент УР Александр Волков и премьер Юрий Питкевич. С такими наставниками было предсказуемо, что вслед за правом подписи и круглой печатью к рукам Дениса Агашина и аффилированных с ним юридических лиц прилипнет и само право собственности на Ижевский хлебозавод № 3 В 1980 году сарапульский мальчик Денис еще не ходил в школу, а в Ижевске был сдан в эксплуатацию новый хлебозавод № 3, который с проектной мощностью до 160 тонн готовой продукции в сутки стал крупнейшим в столице Удмуртии. В качестве звена советской государственной системы продовольственного снабжения он просуществовал совсем недолго – чуть дольше, чем сам Советский Союз. В январе-августе 1992 года мальчику Денису было шестнадцать, а президент России Борис Ельцин подписал два известных указа: «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» и «Об организационных мерах по преобразованию госпредприятий в акционерные общества», которыми постановил коммерциализировать все российские промышленные объединения, кроме тех, которым запрет на приватизацию будет оговорен особым списком. Два месяца спустя, в октябре 1992 года, председатель Правительства РФ Егор Гайдар подписал постановление о формальной передаче в собственность Удмуртской Республики 470 объектов народного хозяйства, в число которых вошел и Ижевский хлебозавод № 3. Примерно в это же время Госкомитет УР по управлению имуществом оценил остаточную стоимость хлебозавода в сумму 2,186 млн рублей (около 5,5 млн рублей в сегодняшних ценах с учетом 255 000% инфляции и деноминации 1998 года). Отец Дениса Владимир Агашин, политический соратник будущего президента Удмуртии Александра Волкова, в то время третий год занимал пост председателя исполкома Сарапульского райсовета народных депутатов. В 1993 году юноша Денис должен был готовиться к поступлению в вуз, а ГП «Ижевский хлебозавод № 3» доживало последние месяцы. В декабре 93-го Госкомимущества УР утвердил план приватизации Третьего хлебозавода. В январе 1994 года вся его собственность отошла к вновь созданному АООТ (в дальнейшем – ОАО) «Ижевский хлебозавод № 3», 100% акций которого принадлежали Удмуртской Республике. Отец Дениса Владимир Агашин к тому времени занял пост министра финансов УР. На следующее десятилетие судьба части акций хлебозавода выпадает из открытых источников. О том, как протекала в целом приватизация имущества Удмуртской Республики на раннем этапе, говорят два постановления Госсовета УР от 29 августа и 8 декабря 1995 года. Они наполнены выводами, разгромными по сегодняшним меркам. «Существующая нормативная база по определению первоначальной цены акций способствовала продаже акций за бесценок, - говорилось в первом из них. - Только в настоящий момент поступил нормативный документ, позволяющий увеличивать стартовую цену до величины, сопоставимой с реальной ценой акции». «Приватизация в УР не содействовала целям экономической реформы, стала одной из причин роста безработицы, сокращения реальных доходов населения, бедственного положения социальной инфраструктуры большинства предприятий, - постановил далее Госсовет УР. - Средства, полученные от приватизации государственной и муниципальной собственности, не повлияли на экономическую ситуацию в республике в связи с их незначительностью. Политика приватизации нуждается в существенной корректировке». С какими бы катаклизмами ни пришлось за эти десять лет столкнуться Ижевскому хлебозаводу № 3, к середине «нулевых» годов в собственности Удмуртии всё еще сохранялось 48,99% акций завода. Другой крупный пакет принадлежал некоему ООО «ГВИННЗ» (23,84%), остальное было распределено между миноритарными акционерами в неизвестных пропорциях. Это исходный рубеж нового этапа приватизации удмуртской хлебной промышленности: с 2000 года генеральным директором ОАО «Ижевский хлебозавод № 3» с санкции властей Удмуртии был назначен 25-летний Денис Агашин – сын Владимира Агашина, доросшего теперь уже до первого заместителя председателя Госсовета УР. Откуда же, по Марксу, «первоначально накопился» капитал, возвратившийся к сити-менеджеру Ижевска в 2012 году в виде крупной суммы денег? На какие средства у правительства Удмуртии приобретались доли в хлебных предприятиях, за которые Агашин получил в итоге 40 млн рублей от семьи Малюков из Сарапула? Один из реалистичных ответов на этот вопрос еще в 2009 году пришел с неожиданной стороны: Анна Лялина, бывшая жена одного из участников кружка удмуртской «золотой молодежи» Александра Лялина, в нескольких интервью газете «День» дала сенсационные свидетельства о том, каким способом «зарабатывали» сумасшедшие деньги трое друзей – Михаил Питкевич, Андрей Волков и Денис Агашин – на пороге 2000-хМолодой Агашин (два года как со студенческой скамьи) пришел на Ижевский хлебозавод № 3 чисто административным путём – как наёмный менеджер, получивший мандат от Правительства УР, крупнейшего акционера общества. Вплоть до смерти отца в 2003 году Денис Владимирович имел с высшими эшелонами республиканской власти буквально родственную связь, а после кончины Агашина-старшего, как говорили в то время, «опекунами» Дениса Агашина стали лично президент УР Александр Волков и премьер Юрий Питкевич (притом что с сыновьями обоих – Андреем Волковым и Михаилом Питкевичем – Агашин-младший дружил с юности). С такими наставниками было предсказуемо, что вслед за правом подписи и круглой печатью к рукам Дениса Агашина и аффилированных с ним юридических лиц прилипнет и само право собственности на Ижевский хлебозавод № 3. Последние остававшиеся в госсобственности 48,99% акций ОАО «Ижевский хлебозавод № 3» Министерство имущественных отношений УР приватизировало в 2006 году в два приёма. В обоих случаях покупателем в конечном счете стало ООО «Удмуртский промышленный холдинг», созданное в 2004 году перед началом превращения Дениса Агашина из наёмного менеджера в совладельца группы компаний. И в обоих случаях крупные пакеты акций Третьего хлебозавода (около 20% рынка сбыта хлебобулочных изделий на территории УР) чиновники вывели из собственности Удмуртской Республики по цене 3-4 хороших квартир в Ижевске. Первый пакет в 23,98% акций ОАО «Ижевский хлебозавод № 3» с лета 2005 года Правительство УР неоднократно выставляло на торги способом публичного предложения, в результате чего его стоимость опустили до предельно допустимого минимума «цены отсечения» (8,324 млн рублей). За эти деньги в мае 2006 года его и купил «агашинский» «Удмуртский промышленный холдинг». Второй (последний) госпакет из 25,01% акций хлебозавода был оценен еще дешевле, в 7,034 млн рублей, постановлением Правительства УР, которое премьер Юрий Питкевич подписал в августе 2006 года. Эту «порцию» даже не выставляли на аукцион, а передали в качестве взноса в уставный капитал ОАО «Сарапульский комбинат хлебопродуктов» (более 30% рынка и 1-е место среди производителей муки в УР) - в феврале 2008 года 56,19% акций СКХП купил у Правительства УР за 40,6 млн рублей всё тот же «Удмуртский промышленный холдинг». Под контролем нового собственника сложилась группа компаний, двумя основными активами которой стали Ижевский хлебозавод № 3 и Сарапульский комбинат хлебопродуктов. Из них только в ОАО «СКХП» сохранялась существенная доля участия условно посторонних «агашинскому» холдингу лиц, а именно – правительства Удмуртии (25,01% акций). В 2009 году 34-летний Денис Агашин стал министром транспорта и дорожного хозяйства Удмуртии и по должности заинтересовался сферой строительства, ремонта и обслуживания автодорог. В ноябре 2010 года под личным контролем президента УР Александра Волкова депутаты от «Единой России» в Гордуме Ижевска утвердили Дениса Агашина на посту ижевского сити-менеджера, что также способствовало отвлечению внимания «эффективного управленца» от прежде освоенных хлебных мест. Когда Министерство имущественных отношений УР в начале 2012 года выставило на торги последние 25,01% акций ОАО «Сарапульский комбинат хлебопродуктов», «агашинцы» в этом уже не участвовали. Покупателем за 16,378 млн рублей в апреле 2012-го стало ОАО «Сарапульский хлебокомбинат», принадлежащее ещё одному другу сына президента УР - молодому сарапульскому бизнесмену Алексею Малюку, сыну бывшего депутата Госсовета УР Михаила Малюка (55,22%), и его гражданской супруге Елене Берг, дочери бывшего мэра Сарапула Роберта Берга (44,49%). Наконец, ОАО «Сарапульский хлебокомбинат» Малюка-Берг скупило и части хлебного бизнеса, подконтрольные Денису Агашину. Сделки состоялись с марта по июль 2012 года. В итоге «малюковское» ОАО «Сарапульский хлебокомбинат» приобрело 100% «агашинского» Сарапульского комбината хлебопродуктов и 81,83% «агашинского» же Ижевского хлебозавода № 3 (из них 56,82% - непосредственно и 25,01% - через ОАО «СКХП»). Неизвестно, какими путями и какие конкретно суммы получил от этих сделок нынешний глава администрации Ижевска Денис Агашин. Достоверно лишь, что часть средств, уплаченных за хлебные активы, Агашин официально задекларировал в составе своего легального дохода за 2012 год, составившего 42,393 млн рублей (включая зарплату сити-менеджера по основному месту работы). Сделки состоялись с марта по июль 2012 года. В итоге «малюковское» ОАО «Сарапульский хлебокомбинат» приобрело 100% «агашинского» Сарапульского комбината хлебопродуктов и 81,83% «агашинского» же Ижевского хлебозавода № 3 (из них 56,82% - непосредственно и 25,01% - через ОАО «СКХП»). Неизвестно, какими путями и какие конкретно суммы получил от этих сделок нынешний глава администрации Ижевска Денис Агашин. Достоверно лишь, что часть средств, уплаченных за хлебные активы, Агашин официально задекларировал в составе своего легального дохода за 2012 год, составившего 42,393 млн рублей (включая зарплату сити-менеджера по основному месту работы). Дальнейший ход рассуждений аналогичен задаче о бассейне, в который втекает и вытекает вода. По её условиям на выходе из непрозрачного «агашинского» холдинга вытекло 40 млн рублей законной стоимости активов, принадлежавших Агашину лично. При этом на входе в начале «нулевых» годов Агашин лично не имел возможности «залить» в этот бассейн сопоставимое количество законного капитала, поскольку из активов имел только отца-чиновника, с 1990 года работавшего на государственной и муниципальной службе, а сам был вчерашним студентом, который по определению не мог заработать 40 млн рублей за два года, если, конечно, не грабил банки. Известно, кроме того, что основные предприятия «агашинского» холдинга - ОАО «Ижевский хлебозавод № 3» и ОАО «Сарапульский комбинат хлебопродуктов» - с 2001-го по 2010 год работали с переменным финансовым результатом, а стоимость чистых активов обоих предприятий за время пребывания в структуре УПХ возросла примерно в полтора раза (с 35 до 57 млн рублей для хлебозавода № 3 и со 100 до 150 млн рублей для СКХП). То есть, во всяком случае, лично Агашин также не мог за время своей работы в холдинге приумножить до 40 млн рублей мелочь, когда-то сэкономленную на обедах и вложенную затем в хлебный бизнес. Откуда же, по Марксу, «первоначально накопился» капитал, возвратившийся к сити-менеджеру Ижевска в 2012 году в виде крупной суммы денег? На какие средства у правительства Удмуртии приобретались доли в хлебных предприятиях, за которые Агашин получил в итоге 40 млн рублей от семьи Малюков из Сарапула? Один из реалистичных ответов на этот вопрос еще в 2009 году пришел с неожиданной стороны: Анна Лялина, бывшая жена одного из участников кружка удмуртской «золотой молодежи» Александра Лялина, в нескольких интервью газете «День» дала сенсационные свидетельства о том, каким способом «зарабатывали» сумасшедшие деньги трое друзей – Михаил Питкевич, Андрей Волков и Денис Агашин – на пороге 2000-х. Напомним, по её словам, в 1999-м и 2000 годах Александр Лялин «по совету Михаила Питкевича», сына премьера Удмуртии Юрия Питкевича, зарегистрировал в Ижевске пять-семь коммерческих фирм («Рос-контракт», «Экспомаш», «Промэкспорт», «Техноинвест» и др.), «экспортировавших» за рубеж несуществующее оборудование. «Что это могло быть, я не знаю, в накладных фигурировали просто какие-то сочетания букв и цифр, - рассказывала тогда Анна Лялина. - Когда документы о якобы совершенных экспортных сделках проходили российскую таможню, фирмы-участники внешнеэкономической деятельности получали право на возврат НДС из бюджета… Таким образом, как я узнала от мужа, ежемесячно обналичивалось до 25 млн рублей». После полутора лет активного «бизнеса» начались сложности с правоохранительными органами, и впоследствии Александр Лялин бежал из России, предположительно в Доминиканскую Республику (остров Гаити). «В качестве своего доверенного лица в Ижевске он мне оставил контакты Дениса Агашина, в распоряжение которого, как я полагаю, и перешли все «остатки» от деятельности «экспортных» фирм, - сообщила Лялина «Д» в августе 2009 года. - По моему мнению, эта сумма составляет не менее 300 млн рублей. На эти деньги, как я полагаю, и происходила покупка хлебозавода и других активов»… Слишком часто приходится слышать, как обыватели выдают «экс-бизнесменам-чиновникам» своего рода индульгенцию только за то, что в прошлом они числились руководителями коммерческих фирм. Первый вице-губернатор Смоленской области Михаил Питкевич купил квартиру в Майами? Так он же бывший предприниматель, что с него взять. Глава администрации Ижевска Денис Агашин задекларировал доход в 42 млн рублей? Так он же частным хлебным холдингом раньше владел, ну, естественно. Следует, однако, помнить: ковырни ногтем любого такого отпрыска высокопоставленного чиновника, «эффективного менеджера» новой волны, - и увидишь если не бюджетный поток, так казённую собственность. Если дети выросли, а отцы, как и двадцать лет назад, всё ещё при власти – по-другому и не получится» - полагает Александр Петров."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации