Сосед категории "А"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Экс-глава ФКЦБ Игорь Костиков уклоняется от устранения нарушений, допущенных при строительстве его пентхауса, и компенсации ремонта квартиры тележурналистки Масюк

Оригинал этого материала
© The New Times, origindate::06.06.2011, Фото: "Коммерсант", The New Times

Сосед категории "А"

Зоя Светова

Compromat.Ru

Игорь Костиков

Восемь лет длилась тяжба тележурналистки Елены Масюк с ее соседом — экс-председателем ФКЦБ Игорем Костиковым. Нарушив все возможные строительные нормы, он возвел в старом московском доме пентхаус. Суд удовлетворил требования Масюк: пентхаус придется привести в соответствие с нормами. Но исполнить решение суда невозможно: судебные приставы не в состоянии найти ответчика. Как заставить правосудие работать — узнавал The New Times.

Эта история началась в 2000 году. Известная тележурналистка Елена Масюк в середине 90-х купила квартиру в старом доме в самом центре Москвы. И надо же было так случиться, что этот самый дом приглянулся и Игорю Костикову, чиновнику «категории А»*, который в конце 90-х годов работал зампредседателя финансового комитета в мэрии Санкт-Петербурга, а 1 февраля 2000 года был назначен председателем Федеральной комиссии по ценным бумагам России (ФКЦБ). К этому времени он купил уже три квартиры в этом доме. А через какое-то время прикупил и чердак, где построил мансарду.

«К несчастью, Костиков стал моим очень близким соседом: моя квартира на шестом этаже, а у него квартиры надо мной — на седьмом и через стенку — на шестом. Ему очень хотелось заполучить и мою квартиру, чтобы его трехэтажное строение (два этажа плюс чердак) стало ровным четырехугольником, — рассказывает Елена Масюк. — Но квартиру я продавать отказалась, и тогда он стал рушить межэтажные перекрытия и несущие стены».

Основная стройка началась летом 2002 года, когда Костиков всеми правдами и неправдами получил разрешения и стал возводить 320-метровый пентхаус с камином и видом на старую Москву. В рабочем проекте, который был потом представлен в суд, была использована формулировка: «выборочной ремонт жилого дома». Постепенно жизнь Масюк превратилась в сущий ад. Строители начинали работать с раннего утра и заканчивали поздно ночью. Елена вызывала милицию, но стражи порядка говорили, что ничего не слышат. Она пыталась остановить стройку, обращалась во всевозможные инстанции. Тщетно. В частности, чиновники закрыли глаза на то, что Костиков построил ванную комнату с тяжеленной ванной-джакузи аккурат над кухней Масюк, что строго запрещено по российскому законодательству. Как выяснилось впоследствии, две застекленные восьмиметровые лоджии были возведены по подложным документам. Постепенно квартира Масюк стала разрушаться: стены потрескались, перекосились, с потолка текло.

Суд

В октябре 2002 года журналистка подала иск в Пресненский районный суд: в квартире жить стало невозможно.

Судебная эпопея затянулась на восемь лет. За эти годы сменилось трое судей. Ответчик Костиков ни на одно заседание не явился. Зато послал в суд ходатайство, требуя провести его в закрытом режиме, «поскольку освещение в СМИ… будет направлено на подрыв авторитета государственной власти в целом, принимая во внимание статус участвующего в данном деле лица». Суд на это не согласился.

«Я столкнулась с предательством адвокатов. Один из них, очень известный, который теперь занимается защитой детей, не только не помог мне, но и убеждал меня забрать исковое заявление, — вспоминает Масюк. — А когда моим адвокатом стала замечательная Гералина Любарская, судья Пресненского суда Татьяна Печенина через своего секретаря предлагала мне от нее отказаться и навязывала другого адвоката».

Были другие попытки повлиять на Масюк — в 2002 году вице-премьер жаловалась председателю ВГТРК, что мол, его сотрудница мешает Костикову делать ремонт. Но телевизионное начальство в конфликт не вмешалось.

Суд назначил комиссионную судебную экспертизу, которая подтвердила аргументы истицы: из-за новых балконов освещенность ее квартиры значительно снизилась, жить там небезопасно — стены оторвало от потолков. Судья постановила: взыскать с Костикова в пользу Масюк стоимость ремонта ее квартиры, демонтировать два балкона, промышленный кондиционер на крыше, санузел над кухней ответчицы. Решение подтвердили и вышестоящие российские судебные инстанции, вплоть до Верховного суда. Костиков был недоволен. Его представитель Александр Зорин заявил The New Times: «Я оцениваю решение суда как незаконное и необоснованное. В нем отсутствует анализ доказательств. Есть только лишь экспертиза».

Найти ответчика

Еще в ноябре 2010 года судебные приставы возбудили исполнительное производство, но прошло уже семь месяцев, а решение суда им выполнить не удается. Почему?

«Это дело рядовое, — объяснила The New Times Карина Тащян, начальник отдела исполнительного производства Федеральной службы судебных приставов Москвы. — Сумма взыскания не очень-то большая. Закон определяет нам два месяца на исполнение решения. Но должник уклоняется от встречи с судебными приставами, и мы не можем вручить ему документы. Мы ограничили ему выезд за пределы России. А сейчас активно ищем его счета. Но чтобы применить штрафные санкции, надо его лично уведомить».

«Костиков теперь уже не чиновник класса «А»**, но решение суда выполнять по-прежнему не желает, — говорит Елена Масюк. — Его представитель заявил, что они будут. Пока выплатили только 20% от суммы, назначенной судом. Приставы посылают письма в банки, где у Костикова открыты счета, но оказывается, что на них нет ни копейки, деньги выведены. Балконы так и не снесены, кондиционер по-прежнему на крыше. А приставы не спешат арестовывать его имущество и заходить в его квартиру».

Как объяснили The New Times в Федеральной службе судебных приставов по Москве, если должник будет по-прежнему скрываться, то они все же войдут в его квартиру и опишут имущество. Но такая операция может занять несколько месяцев: нужно получить деньги у государства (они потом будут взысканы с должника), объявить тендер и найти стройфирму, которой поручат демонтировать балконы, кондиционер и санузел.

Сам себе пристав

Елене Масюк приходится самой выполнять работу судебных приставов. Это она ищет Костикова, сообщает приставам, по какому каналу телевидения он выступает, на какой конференции в каком городе появился, где у него есть собственность, членом какой компании он является, где искать его акции. «На прием к судебным приставам ежедневно стоят десятки людей, — говорит Елена. — Они годами добиваются исполнения решений судов. А иногда и не добиваются. Однажды, ожидая своей очереди, я наткнулась на рекламные буклеты, которые лежали прямо в холле: «Поиск расчетных счетов и имущества ответчика». Я позвонила по указанному телефону, и мне сказали, что такие услуги стоят 50 % от суммы взыскания». А приставы не получают никакой выгоды от исполнения своей работы. Правда, за волокиту на них можно подать в суд, и даже в Страсбургский, но и это разбирательство будет долгим. «Не знаю, смогла бы я повторить все это еще раз, — говорит Елена Масюк. — Представьте: судебное заседание назначают на девять утра, а начинается оно только в пять вечера, а ответчик не приходит, и все откладывается, откладывается. И так месяцами, годами…»

*В эту категорию входят высшие госчиновники.

    • В 2004 году он ушел с поста председателя ФКЦБ, в настоящее время — председатель Союза потребителей финансовых услуг.


***

Compromat.Ru

Пентхаус, возведенный Игорем Костиковым в старом доме на Арбате. Решение суда, в частности, предписывает демонтировать две застекленные лоджии, которые были построены незаконно


***

"… cтранно было бы рассматривать предложение госпожи Масюк выкупить ее квартиру за деньги, на которые можно было бы приобрести [...] особняк на Елисейских полях"

Господин Костиков считает бытовые дрязги "несоответствующими своему статусу"

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::24.10.2002, У Елены Масюк потолок провис ниже плинтуса

Аделаида Сигида, Андрей Гришковец

Сегодня советник председателя ВГТРК Елена Масюк предъявила два иска к председателю Федеральной комиссии по ценным бумагам (ФКЦБ) России Игорю Костикову: "О возмещении ущерба, причиненного имуществу, и компенсации морального вреда" и "О признании незаконной передачи чердачного помещения". Игорь Костиков купил квартиры вокруг жилья журналистки и стал делать там ремонт. От этого в квартире Елены Масюк треснули стены и провис потолок. Конструктивных переговоров с госпожой Масюк у господина Костикова не получилось.

В доме на Старом Арбате, в котором госпожа Масюк живет десять лет, господин Костиков, по словам адвоката Елены Масюк Павла Астахова, появился два года назад. Он купил две квартиры на последнем, седьмом этаже, одну квартиру на шестом этаже и чердак. В результате этой сделки квартира госпожи Масюк оказалась в окружении жилплощади господина Костикова. В купленных господином Костиковым квартирах начался ремонт, и в результате по стенам квартиры Елены Масюк пошли трещины 9 см глубиной, а потолок провис на 7 см. Елена Масюк оценила моральный ущерб, причиненный ремонтом, в 3 млн руб. Ущерб имуществу оценен экспертами в $120 тыс. Кроме того, госпожа Масюк требует отобрать у обидчика чердак, который он купил, по ее словам, незаконно.

Пресс-секретарь ФКЦБ Илья Разбаш (господин Костиков отказался комментировать ситуацию, поскольку, по словам господина Разбаша, считает бытовые дрязги несоответствующими своему статусу) прокомментировал ситуацию следующим образом: "Сколько квартир у госчиновника на самом деле, выяснит суд. Удивительно, что газета такого уровня (господин Разбаш имеет в виду "Коммерсантъ".— Ъ) заинтересовалась этой историей. Рассматривать ее как что-то экстраординарное сложно и смешно. Как известно, бытовые конфликты возникают повсеместно. Все делают дома ремонт. И в этой квартире идет ремонт. Хотя все начиналось еще до вступления в должность господина Костикова. Будучи небедным человеком, Игорь Костиков мог позволить себе около 200 кв. м жилья. Сам господин Костиков не занимается ремонтом, более того, не появляется там. Согласен, что соседям могли быть причинены какие-либо неудобства. Во-первых, как делается в таких ситуациях, было предложено разумное возмещение ущерба, и странно было бы рассматривать предложение госпожи Масюк выкупить ее квартиру за деньги, на которые можно было бы приобрести отдельно стоящий особняк на Елисейских полях. Квартира еще одной соседки, между прочим лауреата Пулитцеровской премии, была полностью застрахована. Остается только пожалеть о том, что выбранный госпожой Масюк путь привлечения внимания к своей персоне выражается не в блистательных репортажах, а на уровне 'бытовухи ниже плинтуса', решить которую можно и конструктивными переговорами, а не пустыми угрозами распространения информации среди представителей СМИ".