Сотрудники милиции осуждены за политическую провокацию

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сотрудники милиции осуждены за политическую провокацию 19 мая Приморский краевой суд вынес приговор по делу о фальсификации взятки бывшему мэру Владивостока Виктору Черепкову. В 1994 году высшие сотрудники приморской милиции разработали и провели операцию против первого демократически избранного мэра столицы Приморья. В результате в отношении Черепкова было возбуждено уголовное дело, и он был отстранен от должности. Но расследование "дела о взятке" показало, что оно полностью сфабриковано. Благодаря вмешательству Генеральной прокуратуры было возбуждено новое уголовное дело - уже против инициаторов провокации. Следствие и суд длились почти четыре года.

"На скамье подсудимых оказались бывший начальник УВД Приморского края Владимир Ипатов, бывший зам. началъника УВД по борьбе с организованной преступностью, а позже начальник налоговой полиции Приморья генерал-майор Александр Бондаренко, бывший начальник отдела по борьбе с организованной преступностью Владимир Дудин, а также офицеры милиции Александр Горбушин, Владимир Шулпин и Валерий Бугров.

Оправдан был только Горбушин, остальные признаны виновными. 
Ипатов получил пять лет условно за халатность и растрату казенных денег. Бугров - пять лет условно за дачу заведомо ложных показаний и присвоение государственных средств. Шулпин - четыре года за ложный донос, но освобожден в связи с истечением срока давности. Бондаренко - три года за организацию должностного подлога, но также освобожден "по давности". 
Это давнее дело любопытно с точки зрения новых проектов президента о восстановлении "вертикали власти". Как можно руководить страной, когда мэр не подчиняется губернатору, а губернатор упрямо стоит на своем вопреки президенту? 
За эту историю под кодовым названием "Вирус" (каламбур от инициалов В.И.Черепкова) президент мог бы снять обоих упрямцев. 
Глас народа 26 июня 1993 г. мэром Владивостока был избран Виктор Черепков. Нескольких месяцев хватило ему, чтобы устроить в городе революцию. Все привычное течение муниципально-хозяйственной жизни было нарушено. Чиновники разогнаны, администрация реорганизована. Районы упразднены, структуры укрупнены. Владивостокцы были втянуты в политические спектакли с митингами протеста (обычно против краевой администрации) и митингами защиты (исключительно народно избранного мэра). 
Жители были потрясены тем, что, оказывается, в городе действуют "саботажники", которые "в период подготовки города к зиме вырезают автогеном свежие трубы теплотрасс, а вставляют старые". Ни один крупный руководитель не мог пробиться на прием к мэру, потому что тот прежде всего привечал простых ходоков. И долго-долго ночами не гасло окошко мэрского кабинета. 
Один из местных журналистов опубликовал параллельно речи нового мэра и избранные места из "Истории одного города" Салтыкова-Щедрина (... "упразднил гимназии и ввел в употребление горчицу"). Сходство было настолько поразительным, что Черепкову изменило его чувство юмора, и он привлек щелкопера к уголовной ответственности за клевету. 
Главное, что Черепков нарушил сложившиеся денежные потоки в городе, к которым так любили припадать коррумпированные чиновники и дружественные им подрядчики. И если простым гражданам даже понравилось, как новый мэр взялся трясти канцелярских крыс, то многие серьезные люди почувствовали, что лишаются привычного бизнеса. 
Стоит также отметить, что краевая администрация не осталась в долгу, и когда город присыпало первым снежком, то на заседании краевой комиссии по чрезвычайным ситуациям тогдашнего управляющего городом Владимира Гильгенберга при всех телекамерах растоптали и растерли в порошок. Ни один вопрос,, решенный в мэрии, нельзя было завизировать в краевой администрации. И ни одно пожелание краевых властей не встречало душевного отклика в мэрии. 
Это была война властей, и страдали, как водится, Простые граждане. Если пересыхало водохранилище от засухи, то исключительно вследствие преступной халатности Черепкова, а если его наполнял дождь, то только по молитве губернатора. 
Федеральные власти устали от жалоб обеих сторон, но ни примирить, ни снять недругов не могли. 
Как давали взятку Сам Черепков уверяет, что он был посвящен в планы своих недругов и готов к провокации, поэтому был предельно осторожен. 
На прием к Черепкову пришел гражданин Волков с просьбой о предоставлении помещения "бывшим афганцам". Разговор длился всего несколько минут в присутствии свидетелей. А гражданин Волков поставил в известность правоохранительные органы, что в мэрии у него вымогают взятку, и ему были вручены меченые купюры. Эти деньги в сумме один миллион двести тысячрублей и золотые швейцарские часы "Омега" потом были найдены при обыске. 
Уверяют, что прежний городской прокурор долго колебался, прежде чем вынести постановление об обыске, наверное, поэтому он скоро и оставил свой пост. 
Был арестован и сын Черепкова - Владимир, курсант военного училища. Его обвинили в ограблении школы. И он просидел в заключении около трех лет, пока не был оправдан. 
Только потом выяснилось, что Волков, взяткодатель, оказался капитаном милиции Бугровым. 
Обыск проводил старший оперуполномоченный подполковник милиции В. Дудин, а понятой при этом была некая Лаптева, по документам жительница Ташкента. А потом выяснилось, что ее настоящая фамилия Дудина и что она жена подполковника. 
Еще один гражданин, А.Чепкевич, который уверял, что тоже давал взятки в мэрии, на самом деле оказался гражданином А.Шулпиным, дядей супруги опера Дудина. 
Столько родственников возникло потому, что на них проще было тратить казенные деньги, они как бы оставались в одной семье. 
Уверяют, что на операцию было выделено 160 млн, рублей (в прежних деньгах), и большая часть из них была присвоена участниками операции. 
После возбуждения уголовного дела о "взяточничестве Черепкова" он был отстранен от должности, но отказывался покинуть свой кабинет в мэрии. Говорили, что он настолько серьезно болен, что не встает со своей постели в комнате отдыха. Один из свидетелей, присутствовавший при этой сцене, правда, уверяет, что, когда в кабинете зазвонил телефон, Черепков мигом соскочил с кровати, чтобы пообщаться с прессой. 
В итоге мэрию пришлось брать штурмом отряду милиции, что и случилось в ночь на 16 марта 1994 года. Черепкова вынесли из мэрии на носилках, причем злокозненно несли, как политического покойника, вперед ногами. Эта сцена произвела огромное впечатление на мировую общественность, которая впервые в истории новой России столкнулась с такими способами борьбы с инакомыслящим главой администрации крупного города. И имя Черепкова стало знаменитым. 
Политический заказ Спустя некоторое время Черепков получил ответ из Генеральной прокуратуры: 
"Следственным управлением Генеральной прокуратуры Российской Федерации завершено расследование уголовного дела по заявлению Волкова по даче Вам и другим должностным лицам взяток. Установлено, что дело было возбуждено по искусственно созданным доказательствам, в связи с чем 28 ноября 1994 года производство прекращено за отсутствием события преступления.... 
В отношении виновных лиц возбуждено уголовное дело". 
Хотя дело против Черепкова и развалилось, тем не менее он был отстранен от должности указом президента за "долгое невыполнение своих обязанностей". 
Когда афера вскрылась. Бугров и Дудин были арестованы и отправлены в "Лефортово". А потом прямо на улице оперативники ФСБ втолкнули в машину и генерал-майора Бондаренко. Его тоже отправили в Москву 
Вот что говорил Бондаренко позже на пресс-конференции: 
"Нам предъявили обвинение... в выполнении своих функциональных обязанностей по службе. Оперативным путем нами была выявлена схема взяточничества в администрации города. Но в ходе следствия, которое вела бригада Генпрокуратуры под руководством следователя по особо важным дедам Бакина, взяткополучатели (а все они признались в том, что "брали" холодильники, магнитофоны, микроволновки, деньги, и все эти вещи, ценности изъяты) стали вдруг "потерпевшими", а сотрудники правоохранительных органов, вскрывавшие коррупционную среду, превратились в обвиняемых. 
Дело в отношении нас сфальсифицировано Генеральной прокуратурой, и оно носит чисто политический характер". 
Версию о политическом характере дела поддерживала и краевая администрация. 
Вот что пишет губернатор Наздратенко в письме на имя Б.Ельцина по поводу задержания Бондаренко: 
"...Произошло событие, которое нанесло серьезный ущерб авторитету президента. ...Следователи Генеральной прокуратуры превратились в настоящих опричников, выполняющих поставленный перед ними политический заказ... Задержание генерал-майора А.Бондаренко объясняется именно политическими мотивами. Главный из которых - любыми средствами доказать, что указ президента РФ о снятии с должности главы администрации г.Владивостока Черепкова В.И. был неправильным. Хотя жители Владивостока вздохнули с облегчением после появления этого указа: он спас 600-тысячный город, оказавшийся заложником душевнобольного политикана". 
Совершенно несекретно Это дело несколько лет будоражило местную общественность. И несмотря на то, что носило гриф "совершенно секретно", а заседания суда были закрытыми, его подробности широко известны. Об этом позаботились и обвиняемые, и главный их радетель Черепков, который время от времени обнародовал некоторые пикантные детали этого дела. 
Почему дело было "закрытым"? Чтобы не раскрывать "методы работы милиции". Общественность должна была остаться в неведении, что провокация является одним из главных приемов при "борьбе со взяточничеством" и должностными преступлениями. Должно было остаться в тайне, что государство затратило огромные деньги на подготовку этой операции, и значительная часть этих средств была просто присвоена милиционерами. 
Но вместе с тем, кажется, впервые в истории спецслужб были раскрыты псевдонимы агентов. 
В Приморье уверены, что "дело о взятке" было заказным и политическим. Заказным - потому что смещения Черепкова прежде всего добивались его противники из краевой администрации. А политическим - потому что речь шла о борьбе за власть над Владивостоком. Но этих аспектов суд не рассматривал. Между прочим, сами обвиняемые считают, что их судят по политическим мотивам, а они просто выполняли приказ. 
Чей приказ? Дело против мэра крупного города не могло завертеться без одобрения высокопоставленного сотрудника Министерства внутренних дел. 
Сам Виктор Черепков в момент вынесения приговора находился в Москве, но, по его словам, был по-трясен фактическим оправдательным вердиктом и пообещал вновь привлечь внимание к этому делу и добиться его пересмотра. 
Вместе с тем, стоит отметить, что даже этот снисходительный к виновным приговор - огромный шаг в развитии нашей судебной системы. 
Впервые в суде речь шла о провокации против народного избранника. И впервые дело было обращено против инициаторов. И они получили реальное наказание. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации