Соучастие в особо крупных размерах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Рождение и стремительное возвышение ОНЭКСИМбанка, сделавшее Владимира Потанина и его нескольких коллег миллиардерами, является тем главным делом, которое провернул министр Сергей Глазьев

1076292398-0.jpg Своим рождением олгарх Потанин обязан в том числе и бывшему министру МВЭС Глазьеву, а долг как известно, платежом красен. Правда за последние 10 лет олигарх и эконом-политик запутались в своих взаиморасчетах: один благодарит деньгами, второй расплачивается услугами.

Известный оппозиционный гений, автор экономической программы Зюганова (правда, благоразумно сам в компартию не вступивший) Сергей Глазьев не всегда был таким уж сторонником левых взглядов. Во всяком случае, ни кандидатская, ни докторская диссертации будущего мозгового центра левой оппозиции особых черт левизны не несли. И сам он в то давнее уже время на конференциях, в статьях и просто в личных разговорах поддерживал общую критическую по отношению к советской экономической системе линию.

На всех внешнеэкономических постах в самую горячую «приватизационную» пору, Глазьев умело продемонстрировал умение «присваивать народное достояние горсткой алчных дельцов». Именно в его бытность министром МВЭС (согласно сегодняшнему определению Глазьева) «богатства нашей земли, плоды наших рук потекли за рубеж». Об отставке Глазьева говорилось и писалось много. Это был «подвиг министра», несогласного со своим президентом. Но в чем состоял подвиг? Скорее это был самый удачный прогноз в жизни экономиста и политика Глазьева. Попросту говоря, он вовремя понял, что «пора сматывать удочки».

Ведь именно Глазьев стоял у истоков крупнейшего приватизационного дела, когда в течение короткого времени колоссальные ресурсы, бывшие государственными, перешли под контроль очень небольшой группы частных лиц.

Рождение и стремительное возвышение Объединенного экспортно-импортного банка (ОНЭКСИМбанка), сделавшее в итоге Владимира Потанина и его нескольких коллег миллиардерами, является тем главным делом, которое провернул министр Сергей Глазьев. Газетные отчеты и стенограммы правительственных заседаний тех лет документально подтверждают, что организовал эту операцию (вернее, помог осуществить) Сергей Юрьевич, что называется, будучи в полном уме и здравии.

«Мы остановим грабеж страны, закон покарает жуликов и хапуг!»

«Объединенный экспортно-импортный банк (ОНЭКСИМбанк) был зарегистрирован в апреле 1993 года (генеральная лицензия N2301 от 20 апреля 1993 года). Акционерами банка первоначально были более 30 крупнейших российских внешнеторговых объединений с совокупным оборотом, превышающим $10 млрд в год. Список впечатляет: «Соврыбфлот», «Техностройэкспорт», «Разноэкспорт», «Росвнешторг», «Экспортхлеб», «Общемашэкспорт», «Союзпромэкспорт», «Сельхозпромэкспорт», «Техмашимпорт», «Ингосстрах», «Нафта-Москва», «Продинторг», «Машиноимпорт», «Росвооружение» и многие другие монстры советского экспорта. К 1 июля 1995 года сумма активов банка превысила 15 трлн рублей (4-е место в России). По данным журнала Тhе Ваnкег, ОНЭКСИМ входил в число 1000 крупнейших банков мира.

А откуда, собственно, взялся ОНЭКСИМ?

Банк был создан относительно поздно — в 1993 году, к этому времени крупнейшим российским банкам было уже по 3-5 лет. Где же до 1993 года были клиенты и деньги, составившие впоследствии основу нового гигантского банка? Исследование этого вопроса, которое провели журналисты газеты «Коммерсанть», дало весьма любопытные результаты: «Итак, жил-был на свете… Внешэкономбанк, в котором были сосредоточены счета практически всех внешнеторговых организаций тогда еще СССР входивших в систему МВЭС, со всей их валютой. И подавляющее большинство компаний, ставших в начале 1993 года учредителями ОНЭКСИМбанка, были в свое время клиентами ВЭБа. Как известно, ВЭБ представлял из себя гибрид коммерческого банка и государственного учреждения, подчиненного опять-таки МВЭС. Эта двойственность и привела его в конечном итоге к краху в декабре 1991 года — государство фактически обокрало корпоративных и частных клиентов банка. Однако, банкротство ВЭБа произошло не в одночасье. По сведениям из хорошо информированных источников, первые признаки ухудшения положения ВЭБа появились не позднее 1989 года. Именно в это время, в 1989 году, резко активизируется работа по созданию Международного Московского банка (ММБ). ММБ получает лицензию 1 октября 1989 года, в банк переходит значительное число внешнеторговых объединений, ранее обслуживавшихся в ВЭБе, среди них и те, что затем перейдут в ОНЭКСИМбанк. ММБ практически полностью укомплектовывается бывшими работниками ВЭБа. Мы не знаем достоверно, был ли перевод части клиентов ВЭБа в ММБ осознанным планом «спасения». Однако этот ход выглядит вполне разумным: если ВЭБ гибнет, все более или менее боеспособное как бы отсекается от МВЭС и переводится в структуру коммерческую, где с успехом продолжает зарабатывать деньги.

Итак, ММБ, получив богатое «наследство» от Внешэкономбанка, быстро выдвинулся в число ведущих банков России. К началу 1993 года ММБ был третьим банком России по сумме активов. Он уступал только Внешторгбанку и Россельхозбанку и превосходил Сбербанк России. Казалось бы, положению банка ничто не угрожало, тем не менее, вся последующая история банка — это история постепенного отступления с завоеванных высот. К середине 1995 года ММБ спустился на 13-е место в списке крупнейших банков России. Даже если допустить, что публикуемые данные не вполне точны, тенденция налицо. Одной из причин ослабления позиций ММБ стал переход значительного числа его клиентов и их денег в ОНЭКСИМбанк. Вот откуда взялись деньги и учредители — из ВЭБа через ММБ в ОНЭКСИМбанк. Почему же внешнеторговые компании решили уйти из ММБ?