Союз левых слабостей

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Союз Левых Слабостей»)
Перейти к: навигация, поиск


Новый политический проект Кремля: Глазьев,Гордеев, Рогозин и Тулеев

1059660196-0.gif Вот уже три месяца кремлевская администрация напряженно занимается проектом создания «нового левого блока» — политической конструкции, призванной успешно выступить на думских выборах-2003 и отобрать голоса доверчивых избирателей у КПРФ. Куратором проекта выступает главный кремлевский политтехнолог, заместитель руководителя администрации В.Ю.Сурков. «Лицами» нового блока должны стать политики, известные своей готовностью на определенных условиях сыграть хоть на скрипке, хоть в преферанс: неудачливый спецпредставитель президента РФ по решению нерешаемой Калининградской проблемы, бывший ура-патриот Дмитрий Рогозин; аграрий-рыночник, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев; ярый «адепт трудового народа», кемеровский губернатор Аман Тулеев. Какая бы судьба ни ожидала новый сурковский спецпроект, этих его участников — не жалко. Они ведают, что и почем творят, и привыкли к хорошо оплаченному позору. Жалко только политика, которому Кремль уготовал роль лидера блока,- депутата Государственной думы Сергея Глазьева.

Потому что для него провал «новой левой» — а подобный исход политтехнологической драмы кажется вполне реальным по причинам, о которых будет сказано ниже,- обернется скоропостижной и преждевременной политической смертью. Смертью, которая, в общем, вполне устраивает Кремль. Не сомневаюсь, что и Александр Волошин, и Владислав Сурков уронят над политическим трупом Глазьева вполне скупую, почти мужскую слезу-другую.

ЧТО НЕ СЪЕМ — ТО ПОНАДКУСЫВАЮ

Сценарий проекта «Новый левый блок» — назовем эту конструкцию для простоты «Союзом левых слабостей» (СЛС) — сводится примерно к следующему.

В июле-августе на базе одного информационного агентства, не имеющего, как водится, никакого отношения к политике, создается организационная структура будущего блока, включая 89 его региональных отделений. В начале сентября Сергей Глазьев обращается к руководству КПРФ с неожиданно жестким требованием — создать избирательное объединение, куда, наряду с самой Компартией, войдет еще одна условно левая структура — например, Партия российских регионов (ПРР) или Социал-демократическая партия России (СДПР). (Вождем последней является, кстати, лучший левак всех времен и народов, экс-президент СССР Михаил Горбачев). Получив вполне прогнозируемый отказ, Глазьев вроде как получает моральные основания обидеться на ЦК КПРФ и пойти на выборы самостоятельно — без опостылевшей матери-партии. Тут-то региональные офисы информационного агентства моментально, как в фильме «Матрица», превращаются в боевые избирательные штабы СЛС. А первый и второй каналы телевидения — начинают с замиранием сердца следить за первыми самостоятельными шагами молодого экономиста в большой и грязной предвыборной борьбе.

Впрочем, как выступит на выборах «блок Глазьева» — прорвет ли триумфально заповедный 5%-ный барьер или же остановится на планке 4,85% — для администрации президента не суть важно. Кремлю надобно, чтобы кто-то отобрал у КПРФ хоть сколько-нибудь голосов, а также посеял смуту среди партийных активистов, не до конца лояльных главе ЦК партии Геннадию Зюганову. Сделать это предполагается любой ценой, ибо главная задача кремлевских администраторов — в очередной раз отчитаться перед президентом Владимиром Путиным о своей полной технологической незаменимости. Сергею Глазьеву в этой модели отводится лишь роль топлива, политического пушечного мяса. Съесть запретный плод с этикеткой «КПРФ» Кремль пока не рассчитывает. Его задача — по анекдоту — надкусить. Обидно, если 42-летний член-корреспондент Российской Академии наук этого все еще не понимает.

ХРОНИКА ШИРОКО ОБЪЯВЛЕННОГО ВЗЛЕТА, ИЛИ КИНДЕРСЮРПРИЗ-2

Член думской фракции КПРФ Сергей Глазьев по-настоящему стал политиком общенационального масштаба ранней осенью 2002 года — сразу после объявления результатов первого тура выборов губернатора Красноярского края. Вопреки прогнозам официальных социологов, кандидат левых сил Глазьев получил более 21% голосов — изначально рассчитывали на 10-12%. И — по мнению его друзей и даже многих врагов — фактически выиграл выборы. Соперники Глазьева Александр Хлопонин и Александр Усс были вытолкнуты во второй тур выборов лишь благодаря нечеловеческим усилиям красноярского крайизбиркома и заинтересованных олигархических структур.

В чем была причина яркого успеха Глазьева? Во-первых, избиратель увидел перед собой политика нового поколения, не похожего ни на позднесоветских первых секретарей, ни на лоснящихся от торжества либерализма представителей постсоветской элиты. Во-вторых, Глазьев органично занял нишу «умного парня», лидера, идущего на смену и «крепким хозяйственникам» ельцинского периода, и генералам-полковникам-подполковникам путинского призыва. В-третьих, отчетливо левые идеи и лозунги народ едва ли впервые услышал из уст молодого, грамотного, хорошо образованного, по-своему рафинированного человека. Наконец, Глазьеву удалось заручиться полной поддержкой КПРФ и консолидировать на региональном уровне весь организационный ресурс левых сил.

После красноярской победы — это слово здесь вполне уместно — о Глазьеве заговорили уже не только как о будущем лидере левых сил, но и о кандидате на кресло премьер-министра и более того — на президентский пост. Общественный интерес к фигуре политика-экономиста сразу же начал расти в геометрической прогрессии. Кремлевская администрация вынуждена была признаться самой себе, что прозевала возвышение столь перспективного лидера. Что, если не остановить Глазьева, он может спутать Кремлю карты уже на выборах 2004 года. Сразу же был поставлен вопрос, что лучше: попытаться уничтожить Сергея Глазьева или нейтрализовать его?

Избран был вариант нейтрализации. Простой, как все волошинское: создаем альтернативный и враждебный КПРФ левый блок (тот самый Союз левых слабостей), даем Глазьеву в него поиграться, обещаем безграничный телевизор, четырехразовое предвыборное питание и гоп со смыком. Если Глазьев выплывает — продвигаем его дальше на место Зюганова. Чтобы в жесткой схватке два титана левых сил пожрали друг друга, подобно описанным бароном Мюнхгаузеном льву и бегемоту. Если же «новый левый блок» тонет — поделом Глазьеву. Не бывать ему больше общенациональным лидером. Нет человека — нет проблемы.

Параллельно Кремль «еще и немножко шьет»: пытается всучить Глазьеву в нагрузку неизвестно зачем созданные политические структуры типа Народной партии и т.п. Правда, под СЛС обещано мощное финансирование со стороны ФПГ «Базовый элемент» (она же «Сибирский алюминий»). Распоряжаться деньгами будет еще один видный деятель левого движения, политтехнолог и галерист Марат Гельман. В общем, собирается команда, которую до сих пор ассоциировали, в частности, с выдающимся политиком-неудачником Сергеем Кириенко («Киндерсюпризом»), неизвестно как оказавшемся на излете бурной молодости президентским полпредом в Поволжье. Бедный Глазьев! Неужели «киндерсюрпризов» в российской политике теперь будет двое — по одному на каждый фланг?! Да и где еще один федеральный округ найти?

ДЕЛУ ВЕНЕЦ

Согласно кремлевскому замыслу, в начале августа Сергей Глазьев станет одним из главных героев телевизионных и аналитических программ Первого канала и РТР. Сперва он будет аккуратно, с неизменными реверансами в адрес Зюганова, говорить о необходимости обновления левых сил. (Кремль поставил перед новым пасынком задачу не ссориться с ЦК КПРФ, по меньшей мере, до конца сентября). Параллельно безобидные региональные отделения «информационного агентства» будут в поте лица обрабатывать обкомы КПРФ под теневым лозунгом «молодой Глазьев лучше старого Зюганова».

В начале сентября наш герой заговорит уже о неполной адекватности ЦК КПРФ текущему моменту с его неизбывным своеобразием. Но и здесь Геннадий Зюганов будет выведен за скобки — до поры до времени. Во второй половине сентября поступит «неприличное предложение» об альянсе с М. С. Горбачевым. Отказ КПРФ будет трактоваться как полное пренебрежение партии к идеям обновления и широкой левой коалиции. Тут уже устами Глазьева, равно как и верных его мушкетеров Рогозина — Гордеева — Тулеева, коммунистов начнут третировать, попросту говоря — «мочить». А «Союз левых слабостей», как автомобиль в финале легендарного фильма «Светлый путь», рванет к звездам. Кремлевским.

Правда, трезвый анализ ситуации показывает, что старенький «ЗиС» «блока Глазьева» скорее съедет в кювет, чем взмоет к облакам. И дело здесь не только в неэффективности кремлевской машины добра. Просто к началу октября добросовестные социологи выяснят, что новая политическая конструкция играет на электоральном поле начальственной «Единой России», а не только и не столько КПРФ. И тут же «из-за стены» прозвучит грозный окрик: ‘Прекратить провокацию! Не сметь преодолевать 5%-ный барьер! Мочить Зюганова — и на этом успокоиться!’ И талантливому экономисту придется свыкаться с ролью главы конъюнктурных однодневок, клепаемых Кремлем под каждую новую политзадачу. Так дело дойдет и до какой-нибудь Национал-сверхдержавной либерал-демократической партии «Олигархическая Россия». Не только дорогой Кириенко пойдет наш герой, но и скользким путем Ивана Рыбкина.

Свое место в кремлевской стене Сергей Глазьев, вестимо, получит. Но надежда на появление нового самостоятельного лидера, способного изменить унылый пейзаж российской олигархической политики, в очередной раз рухнет. Обидно, Сергей Юрьевич. Право же, очень обидно.

Станислав Белковский