Союз скрипичного ключа и бандитского кинжала

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::05.09.2006, Фото: "Комсомольская правда"

Союз скрипичного ключа и бандитского кинжала

«Главный композитор страны» Казенин участвует в рейдерских захватах

Елена Антипова

Фото: Вячеслава МАРКОВА

Глава Союза композиторов России Владислав Казенин

Пятнадцать лет назад перестал существовать один из именитейших творческих союзов бывшей советской империи – Союз Композиторов СССР. На протяжении 60 лет своего существования Союз объединял своих членов «в целях создания высокоидейных и художественно значительных произведений», развития «традиций национальных культур», профессионального мастерства композиторов и музыковедов. Сами имена композиторов, возглавлявших Союз на протяжении ряда десятилетий, служили визитной карточкой российского музыкального искусства: Шостакович, Хренников, Щедрин… Но хрупкая творческая конструкция не выдержала испытания «смутными временами». Поднявшийся в 90-х ветер перемен разметал и Союз композиторов. Нынешний Союз композиторов России – правопреемник СК СССР – теперь уже не занимает в культурной жизни страны того места, которое отводилось ранее творческому союзу истинных мастеров. Именитые композиторы России проживают ныне за пределами страны, и услышать о них в стенах СК можно разве что применительно к стенам, еще хранящим поступь Прокофьева, нервный голос Шостаковича, порывистый смех Френкеля...

А впрочем, нынешнее руководство СК, во главе которого стоит Владислав Казенин – большинству российских меломанов это имя говорит крайне мало – относится к объектам недвижимости, ввернной в собственность союза, отнюдь не как к историческим памятникам. Для Казенина эти памятники – просто недвижимость в центре Москвы, которой можно отлично распорядиться. Дома творчества «Руза», «Сартавала», «Иваново», Дом композиторов в Брюсовом переулке, дом Музфонда на улице Готвальда в последние годы сдаются в аренду коммерческим организациям по далеко не рыночным ценам. И то и дело попадают в сводки скандальных новостей о сомнительных сделках с недвижимостью. В настоящее время большая часть недвижимых объектов, переданная на баланс СК в 1991 году, куда-то испарилась. Точнее, она стоит, но к Союзу композиторов уже не имеет отношения. Причём суммы, вырученные от продажи этой недвижимости составляют не более 20-25 % от ее рыночной стоимости.

Г-н Казенин, однако, в своей безнаказанности уверен. Проработав несколько лет в чиновничьей должности замминистра культуры, он виртуозно обучился искусству уводить разговор в сторону. «Ах, оставьте, я занимаюсь музыкой!», - закатывает глаза Казенин, стоит только задать ему «неудобный» вопрос. Вопрос о том, какую именно музыку написал этот «композитор» за 50 лет творческой биографии, до сих пор интересует музыкальную Москву. Фамлию Казенина, как автора музыки, можно встретить в титрах фильма «Здравствуйте, я ваша тётя!». Однако, по слухам, настоящим автором музыки к фильму был композитор и аранжировщик Хорощанский. Авторство других «нетленок» Казенина тоже вызывает у знающих людей определенные сомнения.

Те не менее маска человека творческого, который как бы живёт в мире своих шедевров и вообще плохо понимает, что творится вокруг, с Владислава Казенина то и дело слетает. Участники прошедшего в апреле Съезда союза композиторов до сих пор помнят искажённое яростью лицо их председателя, когда накануне съезда ему попытались задать простой вопрос – зачем Казенин и его заместитель Клигерман, едва получив право подписи под документами СК, стали в спешном порядке распродавать недвижимость Союза. Тогда как ее можно было сдавать в аренду – и тем самым обеспечить в Союз постоянный приток капиталов, которых ему так не хватает. Выручка от несостоявшейся аренды составила бы сотни тысяч долларов ежемесячно. На эти деньги можно было бы помочь отделениям СК в провинции, оплачивать содержание домов творчества, поддерживать малоимущих композиторов и одаренное юношество. Сам Казенин утверждает, что сдача помещений в аренду большой выгоды не приносит – и это не удивительно. Руководители фирм-арендаторов получали он Казенина царский подарок: за право развернуть свою деятельность в здании Центра Москвы в качестве арендной платы предлагалось всего лишь… оплачивать коммунальные платежи. Естественно, мысль о явной личной заинтересованности руководства СК приходит в голову сама собой. Хотя и эти крохи не доходили до СК, а путём бумажных лабиринтов исчезали навсегда. Как же такое было возможным? Все сразу становиться ясно, когда узнаешь следующее: учредители этих фирм-арендаторов –или само руководство СК, или близкие к нему люди. Такие, например, как давний приятель г-на Казенина композитор Артюнов.

Но в основном имущество СК всё-таки продавалось. И – что вовсе не удивительно - сам Казенин и его друг и руководитель Музфонда СК Клигерман прмерно в то же самое время, как из фондов СК стала испаряться недвижимость, обзавелись несколькими квартирами в центре Москвы, шикарным автопарком из новеньких иномарок, видами на жительство в Германии.

С подачи Казенина в 1994 г. Музфонд выступил учредителем ООО «Автофонд» - но прибыли от транспортного бизнеса в Союзе тоже так и не увидели. В 2004 году Клигерман скончался от инфаркта, и руководителем Музфонда стал его племянник Игорь Рингер. До этого племянник Клигерман совмещал две должности: работал в гараже Союза композиторов и руководил ООО «Автофонд». Стремительную карьеру этого человека – от автомеханика до руководителя Музфонда – многие склонны объяснять его близостью к Казенину. Ведь Рингер был хорошо посвящен в совместные дела покойного дяди и Казенина. И естественно, что интересы композитора и гаражного работника сошлись, как водится, на коммерции – если этим словом уместно будет назвать сомнительные операции с имуществом СК.

Совместными усилиями Казенин и теперь уже Рингер оказались замешанными в новых скандалах связанными с их попытками вернуть ранее проданные по дешевке помещения. И это неудивительно. Ведь за эти годы стоимость недвижимости в Москве неоднократно увеличилась. Вернув ее, можно неплохо заработать при повторной продаже. Газеты этого времени пестрят заголовками о деятельности «чёрных рейдеров», в прессе то и дело упоминаются их приемы по захвату дорогой недвижимости. Несколько таких приемов и взяли на вооружение Казенин и Рингер. Она завалили суды столицы различными исками, предприняли несколько попыток силовых захватов с помощью ЧОПов. Ситуацию особенно запутывало то, что у проданной недвижимости несколько раз сменились хозяева. Но Казенин и Рингер придумали простую до гениальности схему. Чтобы избежать ответственности перед коллегами, да и уголовной тоже, Казенин просто-напросто заявляет в суде, что все его подписи под всеми продажными документами поддельные, а он даже и не знал, что СК лишился дорогой собственности. И это несмотря на то, что каждому члену СК давно известно кто, что и как продавал, а все сделки руководства СК не раз становились предметом всестороннего обсуждения на регулярных Съездах Композиторов. Этой весной участники Съезда Композиторов хотели было задать руководству СК прямые вопросы: куда что делось и где деньги. Но не задали. И по очень простой причине. Буквально вечером того же дня по странному стечению обстоятельств (или одним умелым ходом) Председатель СК из подозреваемого превратился в жертву.

Едва композитор вышел из резиденции композиторского сообщества в Брюсовом переулке, как тут же обнаружил в своей машине боевую гранату. Шуму было много – милиция, следствие, раздача направо и налево интервью на тему «меня хотят запугать»... Однако вот что удивительно: злоумышленники сделали все возможное, чтобы исключить даже непроизвольный взрыв. На случай, если выскочит чека, они перемотали Ф-1 шнурком, крепко прижав замедлитель взрывателя к корпусу гранаты. «Взрывоопасный презент был подброшен композитору по-детски наивно», - иронизировали «Известия», а сам Казенин снова выглядел трогательно-беззащитным: «Мне часто угрожают, - улыбался он детской улыбкой. - По телефону звонили и в дверь квартиры с криками: «Открывай!» Мы, конечно, не открывали. (...) "Правда, я и не очень понимал, о чем они говорили,– про какой-то счетчик, который куда-то пошел...»

Однако погодите плакать над несправедливо обиженным – при ближайшем знакомстве с ситуацией становится понятно, что г-н Казенин разбирается в «понятиях» куда как лучше, чем это можно было бы от него ожидать. Как стало известно совсем скоро, именно Казенин оказался причастен к попытке захвата здания издательства «Композитор», расположенного на Садово-Триумфальной улице. За день до того, как в машине Председателя СК была обнаружена граната (кстати сказать, сам же Казенин ее и обнаружил, и кстати сказать, «не очень понимающий» Казенин с первого взгляда сумел отличить боевую гранату от муляжа, или, скажем, тротиловой шашки), в кабинет директора издательства ворвались четверо крепких мужчин. Представились они сотрудниками Международного комитета по борьбе с оргпреступностью, терроризмом и коррупцией. Несмотря на грозное название, это всего лишь общественная организация, под крылом которой действуют несколько ЧОПов с весьма специфической репутаций.

Ворвавшись в издательство, захватчики, по словам директора издательства, «начали вести себя откровенно по-хамски. Требовали выдать им все необходимые для аудиторской проверки документы. Говорили, что теперь они хозяева издательства и могут распоряжаться его собственностью». По свидетельствам очевидцев, к издательству подъехало четыре легковых автомобиля, из которых выбежали еще несколько молодчиков, которые заняли позиции перед входом и на этажах. Первые четверо из кабинета главного редактора не уходили. Помочь им убраться восвояси помог лишь вооруженный наряд милиции, вызванный начальником охраны издательства. Стоит добавить, что инициатором «наезда» на ИД «Композитор» был сам Владислав Казенин – именно его подпись стоит под договором со структурой, к которой принадлежали молодчики, представившиеся сотрудниками «комитета», по виду свосем не похожие на представителей правоохранительных органов, а скорее на уличных боевиков. Предметом их интереса стали 2 тысячи кв. м недвижимости на Садовой-Триумфальной улице. Кусок жирный, что и говорить – при желании, на одной только «комиссии» от продажи этого помещения руководитель уровня Казенина модет обеспечить себе достойную старость. Когда впоследствии стало понятно, что с помощью силы и запугивания, помещения много лет принадлежащие ИД «Композитор» не вернуть, Казенин стал заявителем в уголовном деле, которое возбудили в отношении директора издательства.

Впрочем, как уже упоминалось выше, Казенин человек вовсе не бедный. Настолько не бедный, что его даже не страшит перспектива оказаться в центре нового скандала. Поговаривают, что именно он замешан в очередном конфликте, связанном с захватом ранее проданной СК недвижимостью. И опять в связке с людьми из «Комитета по борьбе с оргпреступностью, терроризмом и коррупцией». По слухам, в настоящее время «рейдерская» деятельность председателя Союза Композиторов Казенина, Рингера и их друзей из «комитета», на некоторых высокопоставленных представителей которого в правохранительных органах наверняка имеется увесистое досье, как на представителей сомнительных организованных групп, вновь становится объектом расследования правоохранительных органов, УСБ и налоговой инспекции. И тогда Казенин будет вынужден рассказать следователям много интересного. И если Владислав Игоревич Казенин не сможет что-то рассказать, то тогда ему придется попросить пояснений у своего компаньона, бывшего завгара Рингера, который наверняка помнит всё. И если все предыдущие операции с недвижимостью, которые проворачивало руководство СК можно списать на покойного Клигермана, то за новые уже придется отвечать лично.

И все же, как бы не поражала рейдерская самоуверенность, с которой действуют нынешние руководители творческих союзов, «художествам» этих работников в ближайшее же время должен быть положен конец. В Госдуме запланировано второе чтение закона «Об автономных учреждениях». Этот документ определяет новый принцип хозяйствования в некоммерческих организациях. Предполагается, что вскоре будет создан специализированный фонд, который консолидировал бы поступления от аренды имущества, не используемого в основной деятельности таких организаций. И контроль за этими средствами, таким образом, будет всесторонний.

Но как бы не было поздно, так как деятельность Казенина и Рингера может окончательно разрушить Союз композиторов.