Спасенный Надеждой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Спасенный Надеждой 23-летний старлей Максим Цибульский - единственный, кто выжил в катастрофе подлодки К-159. В страшные минуты, когда парня ночью болтало в ледяном штормящем море, он вспоминал о родных и невесте Наде

" То, что Максим пережил в ту ночь, лучше не испытать никому... Первой в семье Цибульских о трагедии в Баренцевом море узнала 16-летняя Катя. Девочка решила посмотреть новости и застыла возле экрана. Ведущий назвал фамилию ее единственного и любимого брата.

Катя всю субботу просидела дома, гипнотизируя взглядом телефон: вдруг позвонят и скажут, как там Максим. Но звонка не было.
Отец старшего лейтенанта Виктор Иванович в этот день ездил в лес за грибами и узнал о случившемся только в восемь вечера. На пороге его встретила испуганная Катя: «Папа, подводная лодка, на которой был Максим, утонула. Но Макс жив».
Максим Цибульский бредил кораблями с детства. Уже третьеклассником записался в судостроительный кружок, правда, строил совсем не подводные лодки, а парусники. А после девятого класса пошел в специальный класс, где учились одни мальчишки: им предстояло стать моряками. Он им и стал, поступив в Высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского.
- Мы на него никогда не давили, - рассказывает отец . - Да и не было в этом надобности. Он ведь с детства очень рассудительный. Бывало начну его торопить, а он: «Не спеши, отец, успеем. Для начала надо хорошо подумать».
С Надей он познакомился два с половиной года назад на свадьбе у общих друзей. А перед отправкой Максима на Север молодые решили: поженимся, как только Макса переведут в поселок Полярный и дадут жилье. В феврале Надя гостила у жениха, а в мае он приехал в Петербург на побывку. Правда, отгулял только половину отпуска. Надо было перегонять лодку на утилизацию...
- Мы в прошлое воскресенье созванивались, - говорит Надя. - Максим, как всегда, был спокоен, говорил, что переправлять старую посудину - совсем не опасно. Знаете, не исключено, что и спасло Максима его спокойствие. Возможно, оказавшись в холодной воде, он сам приказал себе не паниковать. И выжил. 
Надя в ближайшее время собирается выехать в Североморск, чтобы быть рядом с любимым.
Что сказал Максим врачам и следователям? Максим лежит в Североморском госпитале за двойным кольцом охраны. До старшего лейтенанта допустили лишь следователей военной прокуратуры и министра обороны Сергея Иванова. Максим - главный свидетель по уголовному делу о гибели лодки - связан подпиской о неразглашении, потому на вопросы отвечает односложно и уклончиво.
К врачам старлея привезли всего в ссадинах и синим от холода. О своем пребывании в воде он поначалу мог сказать только одно слово:
- Страшно...
Деталь за деталью следователи восстановили картину субботней ночи у Кильдина. Поначалу прикрепленные к лодке понтоны у кормы оторвало штормом. Будучи фактически куском гнилого железа, К-159 потеряла остойчивость, ее стало крутить в волнах, в лодку пошла вода. В 2 часа 20 минут штаб Северного флота отдал приказ экипажу покинуть борт. Два контрактника и старший лейтенант Цибульский в спасательных жилетах, через открытый люк рубки, в который уже заливалась вода, вышли на поверхность. Минут через 20 у матросов в холодной воде не выдержало сердце. И катер со спасательного судна «Памир» вылавливал в волнах уже окоченевшие тела.
Цибульский выжил только благодаря крепкому здоровью. Он утверждает, что находился в волнах больше часа. Как выяснится потом, операция по спасению сильно затянулась. В переходе от базы в Гремихе на завод утилизации АПЛ в Полярный участвовали две старые подлодки. Но в районе находилась и всплыла, услышав сигнал SOS, обычная боевая АПЛ. Поэтому пилот спасательного вертолета, поднявшись первый раз в воздух, очень удивлялся, видя, как и положено, две подлодки. Ни одна из них не тонула, поэтому он просто вернулся обратно на базу.
ВОПРОС - РЕБРОМ
Почему лодку покинули только трое? Это самая главная загадка для прокуроров. Ведь со времени последнего приказа из штаба флота до момента, когда К-159 скрылась под водой, прошло 40 (сорок!) минут. По какой причине на борту все это время оставались командир и еще 6 членов экипажа?
КОММЕНТАРИЙ ВРАЧЕЙ
«Это из разряда чудес!»
В спасательной службе Российского Красного Креста нам сообщили следующее:
- То, что этот парень выжил, - действительно из разряда чудес. При температуре воды около 10 градусов человек может продержаться максимум шесть минут. Потом наступают переохлаждение, остановка сердца и смерть. 
Благополучный исход в такой ситуации зависит от множества факторов: молодость, тренированность, физическое здоровье, сила духа, наконец. Видимо, моряк был одет в форменную робу и спасательный жилет - это помогло ему хоть как-то удерживать тепло. И самое главное - он не отчаивался, наверняка двигался и таким образом не давал замедлиться физиологическим процессам и вырабатывал энергию для согревания организма.
Еще один шанс выжить дает степень закаленности человека. Похоже, этот моряк закален превосходно. 
РЕПОРТАЖ С МЕСТА ТРАГЕДИИ
Они не дотянули совсем чуть-чуть...
Наш корреспондент на борту ракетного крейсера «Маршал Устинов» побывал в месте затопления подлодки
Остров Кильдин - пустынная земля, на которую не садятся даже чайки. Голые северные камни да антенна военного поста радионаблюдения. С места аварии К-159 он кажется так близко, что до него можно добраться вплавь.
- Сколько миль до берега?
- Мили три... - отвечает вахтенный офицер с ракетного крейсера «Маршал Устинов».
- А температура воды сейчас?
- Градусов пять...
В район поисковых работ «Маршал Устинов» «привез» из Североморска министра обороны Сергея Иванова, главкома ВМФ адмирала флота Владимира Куроедова и командующего Северным флотом (СФ) адмирала Геннадия Сучкова. Уже через час «Устинов» выходит в район поисковых работ и становится ясно: до Полярного К-159 не дотянула совсем чуть-чуть. Минут сорок адмиралы и министр изучают обстановку. Внимательно смотрят карты, заслушивают доклады со спасательных судов и кораблей, которые по шестому разу прочесывают море. В бинокуляры видно, как со специальных лебедок на дно спускают наблюдательный аппарат.
По палубам бродят не допущенные на центральный пост офицеры из Москвы и Североморска.
- Стихия, бля! - матерится проходящий мимо капитан 1 ранга. На вопросы о лодке кривится. - Второго «Курска» не получится. Утонул не новейший ракетоносец, а старая списанная банка. Погибли не 118, а девять моряков. «Курск» был национальной трагедией, несчастным случаем. К-159 - разгильдяйство и слабость флота.
В таком же духе высказались вышедшие к журналистам адмиралы и Сергей Иванов. Море не прощает ошибок, допущены легкомыслие и надежды на русский авось... 
...В далекой от Североморска Гремихе, куда добраться в гарнизон можно только морем или воздухом, считают: «крайним» сделают командира дивизиона подводных лодок капитана 2 ранга Сергея Жемчужного. Он был командиром второй лодки в этом переходе и благополучно довел ее до Полярного. В штабе СФ утверждают: за последние годы было совершено 13 таких переходов, и все они проходили без особых проблем. Поэтому причина - в разгильдяйстве и беспорядке в самой Гремихе.
Однако офицеры, имеющие отношение к гарнизону Гремиха, поведали «КП» и другую версию.
- Для начала нужно знать, что это была за лодка, - говорит капитан 2 ранга Юрий П. - Она же насквозь гнилая! Когда комиссия выпускала ее в море, экипаж просили ни на что там не опираться, а то еще кто-нибудь провалится! Да ее у пирса в Гремихе затопить было проще, чем тащить в Полярный! Но все работы по подготовке герметичности были проведены - помещения лодки заполнены специальной затвердевающей пеной, все нужные отверстия заварены. Только непонятно, почему понтоны были прикреплены не очень прочными тросами. Специальные цепи куда надежнее. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации