Спасибо хоть не даром. Чичваркин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"На Сочинском экономическом форуме 19 сентября Евгений Чичваркин выглядел совершенно по-новому: строгий костюм, белая рубашка, галстук. Коллеги и конкуренты, привыкшие к ярким красным (зеленым, оранжевым и т. д.) штанам, дизайнерским маечкам, мулечкам и фенечкам по всему мужественному телу эпатажного совладельца «Евросети», сначала просто не узнавали его, а потом в ужасе переглядывались. «С Женей что-то не то!» — таков был вердикт форумчан.

И действительно, в ночь с 21 на 22 сентября он продал созданную им и Тимуром Артемьевым компанию, которую пестовал и лелеял более десяти лет. Лидер сотовой розницы оказался в руках бизнесмена Александра Мамута. Теперь ему принадлежит 100% акций «Евросети».

По неофициальной информации, Мамут заплатил акционерам 400 млн долларов, но на «Евросети» еще висят долги примерно на 850–900 млн. То есть вся компания стоит максимум 1,3 млрд долларов, тогда как год назад инвестбанкиры оценивали ее в 2 млрд или даже в 2,2 млрд. Впрочем, положение в рознице таково, что «Евросети», может, и повезло: она хоть как-то успела продаться.

В долговой яме

На самом деле продать «Евросеть» Чичваркин задумал года три назад. Но тогда он мечтал об IPO и сначала довольно четко шел к этой цели. Сперва как-то упорядочил процесс, поделился полномочиями, привлек в компанию топ-менеджеров со стороны, которые сделали более прозрачной структуру собственности и даже внедрили ERP-систему SAP.

Все эти годы (по крайней мере с 2004−го, когда пошел бурный рост) компания была убыточна. Это «Эксперту» подтвердил сам Евгений Чичваркин. Денег в развитие вкладывалось много. Число торговых точек увеличивалось (2004 год — 1177 салонов, 2005−й — 3111, 2006−й — 5087, 2007−й — 5157), хотя маржа EBITDA все время была на низком даже для розницы уровне 5–7%.

В 2007 году «Евросети» почти удалось достичь точки безубыточности, но риски бизнеса остались. Пятью тысячами торговых точек управлять архисложно, к тому же ассортимент большой и быстро становится неликвидным (продуктовые линейки телефонов у ведущих производителей обновляются по нескольку раз в год).

Доступа к дешевым деньгам у компании не было, так как закладывать ей было нечего: большинство салонов находятся в аренде. По некоторым данным, долг «Евросети» за последний год увеличился примерно в полтора-два раза.

Не стоит забывать и о бесконечных атаках со стороны МВД и Следственного комитета, которые начались в 2005 году и продолжаются по сей день. «Евросеть» обвиняли в контрабанде, торговле вредными телефонами. Ни одно дело не доведено до суда, но на допросах Чичваркин и топ-менеджеры компании бывали не раз.

Наконец, 2 сентября 2008 года в центральном офисе компании в Бумажном проезде в Москве прошли обыски и были арестованы два сотрудника «Евросети» — вице-президент Борис Левин и замначальника службы безопасности Андрей Ермилов. Они обвиняются в похищении человека, вымогательстве и самоуправстве.

Несмотря на проблемы, компания оставалась лидером розничного сотового рынка РФ с долей около 30%. Причем Чичваркин все время придумывал новые направления для своих точек: торговля в кредит (очень успешно), продажа билетов (плохо пошло), полисов ОСАГО (тоже не очень), установка платежных автоматов, этаких виртуальных мини-банков (хороший проект).

В голове у Чичваркина роилось еще много идей: купить банк, создать виртуального оператора. Но этим планам не суждено было сбыться. Как отмечают люди, хорошо знающие «Евросеть», компания уже переросла Чичваркина: «Евгений — суперторговец в самом хорошем смысле этого слова. У него уникальный талант — он все время гениально придумывает, как и что продавать. Но там, где дело касается бизнес-машины, технологий, он не на коне, а ритейлер с многомиллиардным оборотом требует именно такого подхода». Вероятно, это чувствовал и сам Чичваркин.

С весны этого года в СМИ стали появляться слухи о продаже компании — то консорциуму во главе с МТС, то консорциуму во главе с ВТБ, то «Альфа-групп» на пару с Мамутом. Впрочем, сам Чичваркин утверждает, что продать компанию полностью ему захотелось лишь две недели назад в связи с обострением кризисных явлений в российской экономике (см. «Капитан на чужом судне»). Он говорит, что продал компанию за 28 часов.

Загадочный Мамут

Новый владелец «Евросети» Александр Мамут — выходец из группы МДМ. Он начал активную предпринимательскую деятельность в конце 90−х, тогда его имя прочно связывали с Борисом Березовским и банковским бизнесом.

А вот поздние инвестиции Мамута не отличались системным подходом. Среди принадлежащих ему активов — сибирская сеть розничной торговли продовольствием «Холидей Классик», книжные магазины «Букбери», издательства «Иностранка», «Колибри» и «Махаон», компания «Суп», которая контролирует русскоязычный сегмент ЖЖ, даже кинокомпания «Мирумир».

Основным активом до недавнего времени у него был пакет в 38,5% «Ингосстраха», но в конце 2007−го он продал его чешской группе PPF. Сама сделка до сих пор оспаривается мажоритарным акционером Олегом Дерипаской, но Мамут уже активно тратит вырученные деньги. Так, в июне 2008 года вместе с партнерами — Александром Несисом и группой PPF — он покупает «Полиметалл», сейчас ему принадлежит 20−процентный пакет, и вот наконец «Евросеть».

Наблюдатели рынка отмечают, что у Мамута активы надолго не задерживаются. Кроме «Ингосстраха» он купил, а затем продал акции оператора связи «Корбина Телеком».

Так что большинство опрошенных «Экспертом Online» аналитиков уверены, что через некоторое время Мамут «Евросеть» перепродаст. Тем более что в условиях нынешнего финансового кризиса продавцы были явно сговорчивы в цене. Главный вопрос: кому. Вариантов два. Первый — еще какому-то ритейлеру. Но если говорить о непродовольственной рознице, то положение тут у всех незавидное. Второй —оператору мобильной связи. Этот вариант более реальный, но и здесь немало подводных камней.

Операторы на низком старте

«Евросеть» и вообще такая разветвленная самостоятельная розница — явление достаточно уникальное, по крайней мере для европейского рынка.

В Европе, как и в США, торговлей сотовыми телефонами в основном занимаются операторы. Их главная фишка, которую невозможно реализовать при нынешней российской системе торговли сотовыми устройствами, — продажа телефона с контрактом на год-два. Телефон предлагается пользователю дешевле себестоимости, но вместе с довольно дорогим тарифным планом, который привязывается к кредитной карточке абонента.

Таким образом за два года сотовая компания не только окупает телефон, но и зарабатывает большую прибыль, при этом платежи с карточки абонента поступают с завидной регулярностью. Пока законодательство РФ запрещает бизнес-модель, которую используют ритейлеры и сотовые операторы в Европе, — принудительно тарифы в нагрузку к телефонам продавать нельзя. Но ведь любой запрет можно обойти…

О важности собственной розницы для сотовой компании говорил в июне этого года в интервью «Эксперту Online» и глава «Вымпелкома» Александр Изосимов: «Люди приходят покупать телефоны с завидной регулярностью, и в момент покупки появляется возможность для переключения абонента. Это важная точка касания, когда компания имеет возможность побеседовать с абонентом и что-то ему продать и получить обратную связь».

«Ничего другого в мире пока не придумали, телефонами торгуют операторы, — замечает управляющий партнер ACM Consulting Михаил Алексеев. — Причем телефонами с уже предустановленными услугами. С одной стороны, это удобнее абонентам — не надо мучиться с бесконечными настройками. С другой стороны, если услуга уже “вшита”, больше шансов, что абонент ею воспользуется. А значит, оператор заработает еще. Особенно важно это при внедрении сетей третьего поколения, где услуг будет значительно больше».

Оператор, купивший «Евросеть», получил бы лидера рынка, а следовательно, сразу обогнал бы конкурентов в борьбе за подключение новых абонентов. Другие игроки в таком случае окажутся в роли догоняющих. Причем «догоняться» особо некем.

Единственный еще стоящий актив — занимающая вторую позицию на рынке компания «Связной» (количество салонов — чуть больше 1700, доля рынка — около 17,5%).

«Занимающий третье место конкурент (около 10 процентов рынка) испытывает сложности с ростом, можно даже утверждать, что начинает терять рынок, — говорит аналитик Mobile Research Эльдар Муртазин. — Второй эшелон компаний не может составить реальную конкуренцию ни “Евросети”, ни “Связному”, зачастую испытывает непомерную долговую нагрузку.

Для сравнения: объем долгов “Евросети” — около 850–900 миллионов долларов. Долговая нагрузка “Связного” колеблется в диапазоне от 180 до 220 миллионов долларов. Игроки, занимающие около пяти процентов рынка каждый, имеют порой долговую нагрузку на уровне 250–270 миллионов долларов при фактической стоимости компании (точки продаж, товарные остатки) на уровне, не превышающем 30 миллионов долларов».

Впрочем, эти компании могут достаться операторам за копейки: «Беталинк» и «Цифроград» на минувшей неделе заявили, что готовы продаться хоть сейчас, а «Диксис», по данным «Эксперта», готов объявить о банкротстве.

Но и риски для операторов при приобретении розницы высоки. Главный из них — ухудшение финансовых показателей. Если и у МТС, и у «Вымпелкома», и у «Мегафона» маржа EBITDA колеблется в районе 50%, у сотовых ритейлеров она на порядок меньше.

Поэтому напрямую покупать сети никто не собирается, ведь их акции котируются на бирже. МТС, по неофициальным данным, для покупки «Евросети» собирала консорциум инвесторов и формировала его так, чтобы плохие показатели «Евросети» не портили баланс МТС. Но сделка с МТС, скорее всего из-за проволочек принятия решений внутри компании, не состоялась.

Следующий возможный претендент — «Вымпелком». Между тем «Вымпелкому» напрямую Мамут «Евросеть» продать не сможет. Сотовый оператор недавно совершил крупную сделку — покупку оператора проводной связи «Голден Телеком». Отношение долга к EBITDA у «Вымпелкома» сейчас составляет 1,8, а за порог 2 компания выходить не хочет.

Остается «Мегафон», занимающий третье место на рынке сотовой связи. Компания эта непубличная, финансовыми показателями алчных миноритариев каждый квартал радовать не надо. Тем более новый крупнейший акционер «Мегафона» Алишер Усманов вполне способен купить и «Евросеть», и «Связной», и всех остальных в придачу.

Впрочем, есть еще «Альфа-групп» — владелец 44% «Вымпелкома» и 25,1% «Мегафона». Она может принять риски подопечных операторов на себя и просто заставить ритейлера продавать контракты дружественных компаний.

В любом случае абонент от этого не выиграет. Преднастроенные услуги — это, конечно, хорошо. Но снижение конкуренции ведет к росту цен. Впрочем, со свободой выбора становится все хуже и хуже не только в сотовой рознице.

Елена Рыцарева, главный редактор «Эксперт Online».

http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/38/spasibo_hot_ne_darom/

КАПИТАН НА ЧУЖОМ СУДНЕ
ЕВГЕНИЙ ЧИЧВАРКИН: «НА “ТИТАНИКЕ” ТОЖЕ ДЫРА НЕБОЛЬШАЯ БЫЛА»

Евгений Чичваркин

После продажи Евгений Чичваркин дал массу интервью, которые сводились к четырем словам: «да», «нет», «не знаю». Поэтому задание редакции выяснить у него что-то конкретное и серьезное вызвало у автора этих строк мало энтузиазма. Но приказ есть приказ, и пришлось идти в офис «Евросети».

Спецназа на Бумажном проезде не было. Евгений вошел в переговорную в белых штанах с принтами, через плечо болталась сумка в виде яркого солнышка, в глазах мерцала легкая грустинка. В руках был мобильный телефон, на который поклонники Чичваркина все время слали эсэмэски в поддержку своего кумира. Вот все, что можно было вытрясти из Евгения в паузах между увлекательным чтением эсэмэсок:

— Вас можно поздравить со сделкой?

— Нет. Мы продали компанию за копейки.

— А за сколько конкретно?

— Напишите: за три копейки. Какая разница, все равно за копейки.

— Зачем же продавать за три копейки? Вас что-то подвигло на это?

— Да. Понимание кризисных явлений, которые сейчас происходят. Опасения в связи со слишком скромной реакцией в первое время со стороны регулятора.

— А со стороны следственного комитета?

— Это никак не влияет.

— Вы чего-то испугались?

— Банкротства.

— То есть это реально?

— Она, эта реальность, для многих компаний еще настанет.

— Как Мамут может спасти «Евросеть» от банкротства?

— Его перефинансируют. У него устойчивый бизнес. Он владеет такими активами, которые наименьшим образом могут пострадать от кризиса, в частности золотодобычей.

— Другие сотовые ритейлеры в таком же положении?

— Да. Виктор Цой пел: «Все говорят, что мы в-месте. Но немногие знают в каком».
Я могу сказать в каком.

— Мы можем слово «жопа» напечатать! Не стесняйтесь!

— Вы сами его произнесли.

— Говорят, банки прекратили финансирование «Евросети» еще в августе?

— Не все.

— Неужели все так неустойчиво в сотовой рознице? Неделя без финансирования, и всё?

— На «Титанике» тоже дыра была небольшая.

— Что же будет с сотовой розницей?

— Я думаю, в этом году независимых компаний не останется. Произойдет перераспределение собственности.

— Что ждет покупателя?

— Когда компании объединяются, снижается уровень конкуренции, идет олигополизация или монополизация процесса. Укрупнение всегда бывает во время кризиса. Конкуренции меньше, цены выше, обслуживание — не лучше.

— А есть ли другой сценарий развития? Могут ритейлеры сохранить независимость?

— Да, есть. Для этого государство может снизить НДС до 12 процентов с 2009 года. Все пересчитают прогнозы прибыли на следующий год и перенаправят средства на инвестиции. Надо убрать заградительные пошлины на продовольствие, и люди станут меньше тратить денег на еду. Это снизит инфляционное давление. Одновременно ЦБ может раздать дешевые кредиты банкам пропорционально уставному капиталу. Это, конечно, будет разгонять инфляцию. Но вкупе с дешевеющей едой это сохранит статус-кво по этому показателю. Единственное, начинающих фермеров придется принести в жертву.

— Кстати, о консолидации. А возможно ли ваше слияние с «Эльдорадо»? Ведь новый акционер этой компании — чешский концерн PPF — находится в партнерских отношениях с Мамутом.

— Это вопрос к акционерам «Евросети» и «Эльдорадо». Но я не вижу смысла делать это, так как у нас немного разная клиентура.

— Но ведь на рынке сотового ритейла есть резервы роста. Аналитики мне прислали очень оптимистические расчеты. В этом году объем рынка сотовых телефонов в России вырастет с 7,5 до 10 миллиардов долларов. Или эти прогнозы теперь не сбудутся?

— Резервы есть, и оптимистические прогнозы сбудутся, если не будет кризиса потребления. Пока люди боятся, что все подорожает, и все метут.

— А где именно может быть рост?

— Я вижу три направления. Первое — коммуникаторы вроде Apple iPhone или новинки от Google. И вообще телефоны третьего поколения. Второе — это устройства, поддерживающие технологию DVB-H, мобильное телевидение. Пока в России она только испытывается, ищут частоты. Но я уверен, народ в пробках или на остановке на своем мобильнике будет смотреть футбол или «Похотливые студентки-3». И третье направление — сотовые модемы для доступа в интернет.
И еще. Как только банки восстановятся после кризиса, через салоны можно развивать розничный банковский сегмент.
Кстати, и в количественном отношении резервы роста по торговым точкам есть. У нас на следующий год в Москве и области запланировано 170 и в регионах еще около 200.

— Вы остались руководить «Евросетью». Надолго? Какие задачи перед вами поставил новый собственник?

— Передо мной бесполезно ставить задачи. Я неуправляем. Сроки мы не обговаривали. Никаких официальных контрактов с новым собственником я заключать не планирую.

— Я вообще не понимаю, как управлять пятью тысячами ларьков…

— Салонов! Мои наставления продавцам просты: улыбайтесь, обслуживайте покупателей хорошо, не воруйте, не опаздывайте, много не пейте. Вот и все, что нужно, чтобы стать лидером. Главное — нравиться покупателям. Этого достаточно. Таково мое завещание.

— Мы вас обсуждали и пришли к выводу, что торговля — ваш главный талант. Вы все равно без нее не сможете жить и никуда не денетесь. Так что дальше?

— Открою кафе-мороженое. Это мечта детства. Или буду шить солнечных коников. (Теребит сумочку в виде солнца на боку.) Буду частным предпринимателем. ПБОЮЛ «Чичваркин». Буду заниматься малым и средним бизнесом. Государство будет меня поддерживать."