Спасти Отечество!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Проблема сионистской опасности — этой реальной угрозы для судеб русского народа — всячески замалчивается"

Оригинал этого материала
© "Завтра", origindate::21.04.1998

Спасти Отечество!

Николай Кондратенко

Converted 10896.jpg     Николай Игнатович Кондратенко родился в 1940 году в станице Пластуновской. Отец погиб на фронте, мать одна воспитывала детей. Всю жизнь работал в родном Кубанском крае. Не поддержал в августе 1991 года “демократов”, за что попал под следствие, но уже в декабре кубанцы вновь избрали Кондратенко в Верховный Совет России. В 1993 году был до конца в Доме Советов.

Всем народом избран в губернаторы Кубани в 1996 году. За него проголосовали 86% избирателей.

     Недавно Николай Игнатович прислал главному редактору “Завтра” А.А.Проханову письмо, где говорится:
     
     “Уважаемый Александр Андреевич!
     В последнее время некоторые средства массовой информации уделяют мне все больше и больше внимания. Вернее, не мне, не моей работе в должности главы администрации Краснодарского края, а моим публичным высказываниям.

В целях исключения домыслов, инсинуаций и для понимания моей позиции прошу опубликовать тексты моих выступлений: на состоявшейся недавно учредительной конференции “Патриотического Союза молодежи Кубани”, и более раннего — на сессии Краснодарского краевого Совета народных депутатов в апреле 1991 года.

С уважением —

Н. И. Кондратенко

***

Дорогие друзья, я искренне благодарен вам за приглашение. И скажу, что не было у меня никогда такого волнения перед другими аудиториями, как перед вашей. Так и хочется сказать пушкинское: “Здравствуй, племя младое, незнакомое!”

С чувством некоторой вины я поднялся на эту трибуну и говорить хочу не о каких-то вещах сиюминутных, а о том, что происходит, дать оценку тому, что происходит с нами. Что нас поставило в такие условия? Почему мы, русские, начали разрушать сами себя. Что это — случайность, нелепость какая-то? Менталитет, как пытаются сегодня по телевидению говорить? Хочу сказать: нет, нет и нет!

Все это запланированная акция. Все это глубоко продуманная политика. Все это вырисовывается в международный заговор против России и прежде всего — против русской нации. Имя этой политики — сионизм. Не надо пугаться, не надо опускать головы. Мы интернационалисты, мы воспитаны на уважении к другим нациям. Но сионизм — это не нация. Сионизм — это политика, жестокая и коварная. Свет на нее проливал бывший шеф ЦРУ США Аллен Даллес в 1945 году. Вот что он сказал:

   “... Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь — на оболванивание и одурачивание людей!

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых “художников”, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху.

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркоманию, животный страх друг перед другом, и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов”.

     Это была тактика сионизма. Вам, молодым, конечно, всю связь вещей и явлений трудно было наблюдать. И сегодня даже, когда говорим, я знаю, что у некоторых это будет вызывать какое-то недоверчивое восприятие. Но мне, человеку, который уже седой, нечего перед вами здесь кривляться. Так судьба моя сложилась, что я уже более трех десятков лет нахожусь у рычагов управления — районом или краем. Все это, безусловно, давало мне возможность осознавать мир несколько по-иному. Ловить информацию, владеть информацией, той, которой простые люди просто-напросто не владеют. И, конечно, не видеть этой грязной политики сионизма я не мог.

Мне сказали, что здесь распространяли доклад мой, в апреле 1991 года сделанный, когда я был председателем краевого Совета, руководил краем. И поверьте, прежде чем написать тот доклад, я много думал. А писал я его втайне от президиума и исполкома. Почему? Да потому что, можно сказать, половина президиума и исполкома у меня были люди, соратники, о которых я не мог сказать: они по убеждениям сионисты или они интернационалисты. Или они с любовью относятся к русским, с которыми их свела судьба. Но вместе с тем, я видел, что многие из них переменились в одночасье — вчера был коммунист, наутро уже был ярый демократ. Сперва говорил одно, наутро уже нес совершенно другое.

Это был час “икс”, час накала жесткой сионистской политики. Она не сегодня зародилась, это давняя политика. В сентябре прошлого, 1997 года, эта политика отмечала свое столетие. Цель этой политики — мировое господство. Организация Объединенных Наций в своей резолюции 3379 осудила сионизм как разновидность фашизма, как разновидность национализма. После этого ООН приняла около 70 резолюций, осуждающих сионизм как разновидность фашизма. С началом последних событий в России, с приходом в управление ООН Бутруса Гали все резолюции одним махом были отменены. Можно отменить резолюции, но нельзя отменить саму политику. И я пошел на тот доклад. Я не буду скрывать, перед этим были бессонные ночи. И сегодня это непросто, а тогда было особенно сложно.

Мне ведь, поверьте, не составляло труда, держа власть в руках (пятимиллионным краем я руководил), стать самым богатым в крае. Зачем оно тебе, Кондратенко, было нужно — идти на конфликт, протестовать? Но я понимал, что замалчивать — это значит предать. Я понимал, что простые люди труда, мои земляки, соотечественники не ведают об этой грязной политике.

Сионизм овладел Россией не с августа 1991. Август 1991 года — это было начало прессинга сионистского. А вообще, если в историю вы посмотрите, то тогда, в начале века, когда те революционеры из-за границы приехали в кожанах, нацепив парабеллумы, окрасив нас, русских, в красных и белых, и заставили стреляться, то уже был сионизм. Бунд — это была еврейская фракция в Российской социал-демократической партии. Теперь общеизвестно, что это был сионизм. В Бунде состоял поначалу и Ленин. Потом Владимир Ильич резко порывает с сионизмом, раскритиковав его. Позже Каплан стреляет в Ленина. И после этого, похоже, они ему не могли такое предательство, по их меркам, простить, они его, похоже, и умертвили.

В “катехизисе”, наставлении сионистском, четко записано, каковой должна быть национальная политика. Четко записано, что на любую вакансию, какая появляется, не бери русских, бери евреев, не получается — бери нацмена, но не бери русских. Я, сидя у руля политики кадровой, это видел.

Только у меня в крае появлялась вакансия, мне (а Политбюро уже было захвачено ими, правительство тоже) был звонок: Николай Игнатович, мы вам рекомендуем взять вот этого. Откуда я его ни прокручу — опять это не русский. Это были люди с русскими фамилиями. Это тактика была — становиться русскими. Была тактика внедрения в русские семьи. Когда еврейка, которая подвержена этому гнусному политическому течению, подбивалась к молодому нашему парню, сионисты хорошо знали: а дети будут уже не русские. И никогда уже не выступят против сионистской политики. Так годами, десятилетиями накапливалось зло, сеялось непонимание в сознании русских: что с нами происходит?

И после смерти Ленина элементарно стработал “катехизис”. Взяли нацмена Сталина. И здесь они ошиблись. Можно сурово судить Сталина, но пройдет время, улягутся страсти, пена слетит, и только тогда мы поймем, что более русского, чем Сталин, едва ли можно кого найти. Почему? Да все очень просто. 30 лет возле золота России просидел и пальцем не дотронулся. Сына Якова на генерала Паулюса не сменял, ему предлагали. Не сменял, чтобы поверили русские, что не только ваши погибают сыновья, и мой тоже погибает. Ради веры народа не сделал этого. И сына своего воевать отправил. И умер, кроме шинели и мундира, и валенок, подшитых собственноручно, никто не нашел ничего ни в швейцарском, ни в английском банке. Никто не нашел у детей ни копейки. А сегодня?.. Сталин хорошо знал сионизм и вел с ним борьбу. Жестокую борьбу. Человек он был суровый. Помните, Троцкий, Каменев, Зиновьев... Если посмотрите цепочку, знаменитые генералы, — никого русских среди них. Дело врачей-вредителей — опять никого русских. Ленинградское дело — опять никого русских. После смерти Сталина, вы этого не могли видеть, началось засилье. Кадровая политика вершилась активно в их пользу. Госплан, Госснаб были захвачены, пресса была сдана им. Поэтому в 1991 году уже несложно было начать события, как говорится, в час “икс”. Горбачев — завербованный предатель, я ему это в открытую говорил. Та поездка к Тэтчер, и потом — все остальное, тайная встреча на Мальте, где заседает сионистский орден ведущий, — все это было предательство нашего с вами Отечества. И не демократические преобразования начались в России. Россию начали сдавать, разрушая ее экономику. Россия, Советский Союз — это было экономически мощное государство с развитой промышленностью.

Наши отцы и деды, предки наши с вами, последнюю рубаху снимали, чтобы запустить цеха и заводы. Ради чего? Ради того, чтобы лучше мы с вами жили. Мы сегодня остановили заводы и фабрики. Вы сами понимаете, они уже уничтожены.

Разрушен продовольственный сектор экономики. Попутно идет разрушение души. Я побывал более, чем в 30 странах мира, я всегда внимательно телевизор смотрю, мне все интересно знать. Какова идеология там. Нигде такой мерзости и пошлости, как в России, я не видел. Это самое страшное, что происходит — у нас воруют наших детей. Вы уже тоже — кто-то имеет детей, а кто-то завтра их будет иметь — и вы не можете, не имеете права быть безразличными: что их ожидает, какова будет их судьба?

Время для событий, которые происходят у нас сегодня, было выбрано неспроста. Компьютеры, расчеты показали, что надо бить сегодня. Почему? Да потому, что сионисты знали: преемственность между поколениями — узкое место. Все, кто воевал — до 1927 года рождения, это участники войны — их война выбила, и они сегодня вымерли уже, это ослабленное поколение. Вот поколение, которое родилось потом, по 1941 год — это мое поколение. После 1941 г. лет двадцать нормально детей не рожали. Почему? Да потому, что война, разруха. разрушенные семьи и т. д. И сионисты знали, что преемственность между поколениями, между старшими и младшими поколениями — слабое звено. Здесь надо клин забивать.

Отправляют молодежь в спекуляцию, сея среди нее мерзость и пошлость, делая ее инфантильной, безразличной к судьбе своей страны, к судьбе своей нации, и в это же время жестоко и коварно обливая грязью старшее поколение, воевавшее, спасавшее страну, — что они не так делали, не так жили. И все это для того, чтобы вы, молодые, не верили в свою историю, не верили в подвиги отцов и дедов. Для того, чтобы вы поверили гнусной сионистской политике. Даже не то, мол, делали Жуковы, Василевские, не так войну начинали и не так заканчивали, хотя кощунственно о мертвых говорить плохо. Читайте газеты, чтобы увидеть, где он — сионизм. Захватив прессу, средства информации — и на Кубани, и по всей России — они, конечно, правят бал. Информационная война идет. Вы увидите, что есть на Кубани патриотические газеты: “Кубанские новости”, “Кубань сегодня”, “Лесная Кубань”. И есть сионистские издания, те, которые и на сегодняшнюю мою встречу с вами попытаются ушат грязи вылить. Это такие, как “Краснодарские известия”, “Комсомолец Кубани”, “Наша Кубань”. Ерничать, елозить, пытаясь надеть патриотические одежки, будет и “Вольная Кубань”. Есть межа, водораздел между газетами, телевидением. Если ГТРК “Кубань” стоит на патриотических позициях, то вы увидите, что “Пионер”, “Фотон”, а сегодня и “Екатеринодар” смахнули туда. Там правят бал сионисты.

И такой водораздел пролегает везде. Возьмите писателей. Писатели в России и крае разбиты: это — писатели патриотического толка, это — сионистского толка. Художники тоже разбиты. Вы видите, что на телеэкране вам никогда не покажет российское телевидение Белова, Распутина, Проскурина, Бондарева — руских писателей. Но зато там постараются Шолохова облить грязью. И показывают, и несут, и сеют в души, что вот это только хорошо, остальное плохо, навязывая нам собственную логику мышления. Но если вы присмотритесь, вы на российском телевидении русское лицо не увидите, вы логики русской не услышите там, дети мои. Разве это нормально?

Я воспитывался под флагом интернационализма, страстно любившим свой народ, тот, какой он есть при его национальном раскладе. Да мы в армии не задавали вопрос, какой нации Вахо, Месхи или Тургумбай. Да мы просто любили друг друга. Когда мне говорят, что там не было дружбы народов, я криком хочу кричать: это ложь! То была великая дружба.

В экономике искусно они завели механизм разрушения. К сожалению, вы не видите, что это за механизм. Он, на первый взгляд, вам кажется добрым даже. Нам пытаются сделать так, как в Америке, чтобы мы жили. И мы подумали, что будем жить, как в Америке. А нас готовят, к сожалению, жить, как в Африке.

Не накапливая национального богатства, а оно только через производство накапливается, мы не будем никогда богатыми. Механизмом разрушения стала политика цен на энергоносители. Задрав цены на топливо, на нефть, на газ, на уголь до так называемого мирового уровня, нас с вами начали хоронить. Почему хоронить? Да потому что нельзя сравнивать зоны климатические “семерки” и зоны климатические России. Если вы посмотрите даже сводки погоды, то увидите, что у них в 2-3 раза теплее, в Европе Западной, по сравнению с Россией. А значит, все, что мы одели в камни, везде надо поддерживать микроклимат, чтобы сидеть вот так раздетыми, как мы. А топливо теперь стоит дорого. Если вы сделаете инженерные расчеты, сколько им надо на поддержание этого микроклимата и сколько России надо при ее температурах, при ее климатических условиях, вы увидите, что вся наша жизнь теперь стала экономически нецелесообразной.

Но задрав цены на энергоносители, мы убили свое производство. Ведь очевидно, если чем Бог наградил Россию, это энергоносителями: газом, нефтью. И цены на них надо было держать в руках государства, на низком уровне, создавая предпосылки к конкурентоспособности внутри страны, обеспечивая свободный выход на рынки Запада и приход сюда предпринимателя. А сделали наоборот. Задрали цены на энергоносители и убили желание у всех работать, производить. А где как национальное богатство будем приумножать? За счет чего мы жить будем? Проституцией? Так не проживем же долго.

Нет в мире такой огромной страны, которая на одиннадцать тысяч километров раскинулась. Нет. Кроме России. Это наша особенность. Мы, русские, сбились в Европе, а национальное богатство — на востоке: газ, нефть, лес, алмазы, золото, никель, уран и так далее. Но когда мы подняли цены на энергоносители на тот уровень, то мы сделали невыгодными все транспортировки. Почему? Да прямых энергоносителей — топливо, залитое в баки тепловоза — 11%, а опосредованных — за 40 % в стоимости железнодорожного тонно-километра. Опосредованные — это когда мы добывали с вами руду, чугун, плавили сталь, там же тепло, там же топливо тратили — шабрили, катали, сверлили металл, электровоз делали, рельсы, потом их положили, и они же своей себестоимостью давят на себестоимость тонно-километра. А тонно-километр давит на себестоимость мяса, молока, яиц, пиджака, чего хотите. Бумажки. В каждом виде продовольствия — говядина, свинина, баранина, сахар, масло — менее 60 % энергоносителей нет, прямых и опосредованных. И не я, а четыре научно-практических конференции края пришли к твердому выводу, что Россия, имея в избытке энергоносители, через их посредство создала механизм уничтожения собственной экономики. Но любые протесты, сколько написано, сколько направлено доказательств, без ответа. Я открытое письмо направлял тоже Борису Николаевичу. А если уж в истории этой копаться, то в июне 1991 года у нас первая встреча с ним была, где мы, обнявшись, сели, это перед первыми выборами его президентом, и я убеждал его: “Борис Николаевич, нельзя эту модель запускать. Уничтожим прежде всего продовольственный сектор экономики, и обернется это геноцидом для нашего народа”. А разве не геноцид, если сегодня рождаемость составляет 76 % к 1990 году? В крае. Да и в России еще хуже есть показатели. А смертность — 120 % к 1991 году.

Разве принципиально важно то, что отца на фронте убили, деда в тюрьме задушили, а нас с вами лишают потомства. Разве это ни один и тот же геноцид?

Но русский, пока ему не сказали с телеэкрана — геноцид, спокойно ходит. Вроде, а что случилось? Не кричат же те, кто не родился, не мучаются. Хотя вы видели, что с детьми происходит — беспризорность и все остальное. Это уже и есть крик! И геноцид, и преступность, убийство, решетки... Разве так жить можно? Если были ГУЛАГи когда-то, где-то, то теперь мы все в ГУЛАГах живем, укрепившись решеткой, и думаем, что каждый из нас спасется в отдельности. Вместе будем все погибать. Если не станем мыслить, если не станем будить собственное сознание: что с нами происходит и что в этой обстановке делать?

Не мое поколение спасет Россию. Нет, с седой головой выходить на улицы или пытаться там что-то сделать — уже вес возраста давит. Всегда спасала страну молодежь. Она радикальна, она чиста, она возгорается быстро. Но это тогда, когда она осознала положение своей нации, положение своего народа и Отечества в целом.

Сегодня пока мы видим инертность, нежелание мыслить, нежелание думать. Тем более все усугубилось еще другим фактором — предательством интеллигенции. Я не боюсь это говорить. Я тоже отношусь к русской интеллигенции, но не боюсь это обвинение произносить, потому что — да, это было предательство. И не надо здесь обиду держать. В чем существо предательства? А вот тогда, когда Людмиле Георгиевне Зыкиной собственность подкинули в Германии, и она запела в другую сторону. Тогда, когда ульяновы перемахивали, когда другие перемахивали. Когда наш ректор Института культуры начала кричать, что только такая политика правильная, все остальное неправильно. Это тоже форма предательства.

А потом руководителей купили другим. В то старое время нам не разрешали залезать в кассы. Если залез, тебя из партии исключили или выгнали, или еще... Одним словом, рано или поздно расплата за грязь наступала. Не всегда, может быть, но тем не менее, механизм, система действовали довольно четко. А в новой системе нам разрешили — богатейте. В это время люди покидали заводы, люди беднели, шло обнищание, бросили детей рожать. А нам, интеллигентам, было хорошо, мы стали жить в десятки, а то и в сотни раз лучше, чем жили в старой системе. И мы закричали: “Спокойно, люди добрые, идут реформы, потерпите, и у вас завтра будет все хорошо”. Мы выключили людей из протеста. И это тоже форма предательства. Потому что потом уже и вякать боялись.

***

     Проблема сионистской опасности — этой реальной угрозы для судеб русского народа — всячески замалчивается. Обратите внимание — можно поносить все, что хотите и кого хотите, причем в самых разных изданиях, в самой грубой форме: идею коммунизма и имя Ленина, демократов и коммунистов, можно тряхнуть и самого президента. Но только на одну тему — тему сионизма наложено абсолютное табу. Сюда не суйся. Цвет русской нации, писатели, художники — Распутин, Бондарев, Белов, Лихоносов, Знаменский и другие — криком кричат о сионизме, призывая к бдительности. Но молчит президент, молчит “свободная” пресса.

Рискнувшему сказать о сионизме тут же навешивается грязный ярлык антисемита, на него обрушивается желтая пресса с обвинениями во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Еврей — это национальность. Представители этого народа, в большинстве своем, такие же талантливые, трудолюбивые, честные и порядочные люди, как и представители любого другого народа. И я преклоняю колени перед моими соратниками еврейского происхождения, которые настояли на моем выступлении по данному вопросу.

Сионизм — это политика. Политика злая, хитрая, коварная, жестокая и опасная. Это то же самое, что немец — нация, фашизм — политика. Смешение политического и национального в этом вопросе как раз и мешает разоблачению сионизма. И это тоже его тактика. К тому же, сионистом может быть и русский.

Сделайте наложение широко известных слов А.Даллеса тактике захвата власти на нашу нынешнюю действительность, сравните методы и способы достижения результата, и вы убедитесь в том, что процессы идут по давно намеченной и отработанной схеме.

Нетрудно догадаться и о том, кто выступает в роли локомотива этого напористого, оголтелого движения. Достаточно только проанализировать состав руководящих лиц партии и государства начиная с 1917 года, и сразу станет понятным, что в разные годы советской истории от 70 до 90 % среди них были представители сионократии. И это на первых ролях, а можете себе представить их число на второстепенных и третьестепенных постах! Вы, без сомнения, поймете всю глубину трагедии русского народа.

Обстановка не изменилась и в наши дни: представители этих кругов снова выступают в роли советодателей, разработчиков законов, бесчисленных программ, моделей, концепций, которые сама жизнь опровергает.

Вы спросите — где же искать этих самых сионократов? Россияне, не ищите их, увязывая этот вопрос с какой-то определенной партией, ассоциацией. Они там, где идет борьба за власть. Вели борьбу за власть большевики — они были среди них, нынче рвутся к власти другие силы — они тоже здесь. Причем и в первом, и во втором случае — пристраиваются во главе движения.

Назвав себя в этот раз демократами, используя искусно созданные ими же трудности, эти антисоветские курощупы задались целью подменить перестройку построением совершенно чуждого нам строя, как их отцы и деды уже сделали это, подменив и дискредитировав социализм троцкистской моделью общества.

Они практически уже разложили нашу экономику и культуру, подвергают народ неслыханному моральному террору, калечат его историческую память и будущее. Эти люди тесно сомкнулись с теневиками, коррумпированной верхушкой государственного и хозяйственного аппарата, их поддерживают влиятельные зарубежные круги.

Нельзя не заметить, что эти силы хорошо организованы, быстро перегруппировываются. Фактически развалив Союз, они теперь с удвоенной силой взялись за Россию, которая во все века стояла, как кость в горле, у международного сионизма на его пути к мировому господству.

Сегодня представители сионократии ловко играют под демократов. Но суть вопроса даже не в этом, а в том, что многие наши демократически настроенные соотечественники, поверив в искренность намерений организаторов своих движений, и не подозревают, что они стали жертвой очередного обмана.

Особую ставку на подмогу сионизм делает сегодня на предателей от Компартии, покинувших ее ряды. Похоже, им хорошо известна психология предателя. Злыми были фашисты во время войны, но непревзойденная злость к соотечественникам была у предателей. Оно и понятно: плюнув в колодец, оторвавшись от своего берега, предателю ничего не остается делать, как плыть в холодное половодье на тот берег, сметая в злобе все и всех на своем пути.

Поэтому хочу обратиться к вам, дорогие товарищи: разберитесь в существе дела, присмотритесь к вашим лидерам. Мы ведь, коммунисты, уже были в вашем положении. Говорю вам это с болью и считаю, что нельзя нам, россиянам, бить трижды нос об один и тот же угол.

Истинным демократам, среди которых немало честных, порядочных людей, испытывающих острую тревогу за судьбу Отечества, пора бы уже покончить с наивностью и увидеть, что их ловко используют те, кто терзает нашу Родину вот уже почти целый век. Сегодня в этих терзаниях они обвиняют каждого коммуниста. Но при чем же здесь миллионы партийцев, которые самоотверженно трудятся на полях и в забоях, на заводах и фабриках, первыми поднимались в атаку в годы войны, первыми шли в жерло Чернобыля? При чем же, люди добрые, здесь ваши коллеги по работе, ваши соседи по дому? Зайдите к ним в квартиру — разве они не переживают то же, что переживаете сегодня и вы?

Да, была и есть партия, но были и Троцкие, Свердловы, Каменевы, Зиновьевы — все до одного поменявшие фамилии, что стало впоследствии традицией. Именно они небезуспешно разделили русского на красного и белого, ввергли народ в братоубийственную войну. Да и как было безграмотному мужику и казаку разобраться в словоблудии разных цветов и оттенков? Даже сейчас, когда у многих по два высших образования, это не всегда удается сделать.

И если партия должна взять на себя вину, то только за то, что мы не учили людей разбираться в большой политике, различать цели и тактику сионизма, оттенки различных движений; за то, что она не размежевалась с политическими авантюристами, приходившими к власти в последние годы; за то, что взваливала на себя ответственность за антинародную политику, творимую другими от ее имени.

Дорого обошелся нам приезд на Кубань Кагановича — организатора голода. Занесенные на “черные доски”, вымирали целыми станицами и стар, и млад... И осуществлять этот кровавый террор он мог без всякой опаски, так как всюду были верные по духу помощники — те же Ягода, Ежов, начальник ГУЛАГа и поселений ОГПУ Берман, его заместитель Раппопорт, начальник Беломорских лагерей Коган, начальник лагерей Северной области Финкельштейн, начальник главного управления тюрем Апетер, другие соратники. А всего среди начальников тюрем и лагерей в то время 95% составляли представители сионократии.

В ноябре 1975 года Генеральная ассамблея ООН осудила сионизм как форму расизма и расовой дискриминации. Его связывают также с претензиями на мировое господство. Носителями и вдохновителями этой идеи являются сионократы, в число которых входят не только сионисты, просионисты и подкупленные христопродавцы Отечества, но и обманутые люди, не разобравшиеся в сути событий и явлений и искренне поверившие их демагогическим лозунгам.

Говорю все это, чтобы достучаться до разума и сердца каждого россиянина, чтобы еще раз не повторилась в стране братоубийственная трагедия, которую в третий раз в одном столетии русский народ просто не вынесет. А если она произойдет, то всю ответственность за нее перед народом и историей должно нести нынешнее руководство страны.

Оба выступления публикуются в сокращении