Спасти рядового олигарха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бизнес-планы Владимира Потанина угрожают развитию российской энергетики

1224494465-0.jpeg Экономическая теория учит, что в условиях кризиса ценнее всего денежные средства, или кеш. Кеш может служить и спасательным кругом, если нужно избежать банкротства и любой ценой сохранить свой контроль над компанией. Вопрос только в том, что иногда цена этого спасения может быть слишком дорогой и ставит под угрозу не просто жизнедеятельность крупных промышленных активов и целых регионов, но и будущее всей страны.

В разгар мирового кризиса совет директоров ОГК-3 (генерирующей компании, объединяющей стратегически важные энергетические активы в Центральной России) решил реализовать новую инвестиционную стратегию, предполагающую диверсификацию. Решили — сделали. И не важно, что ключевой задачей генерирующей компании является реализация инвестиционной программы по модернизации существующих и созданию новых генерирующих мощностей, которая согласована правительством и на которую с трудом нашли деньги. Почему-то вдруг ОГК-3 стала проявлять интерес к водородной энергетике (купив долю в американской убыточной компании Plug Power), торфу (приобретя никому не известное ООО «Т-Инвест») и, главным образом, к газу. О газе — отдельный разговор.

Совет директоров ОГК-3, контролируемый Владимиром Потаниным, одобрил приобретение доли в размере 25% минус 1 акция в ОАО «Русиа Петролеум» у «Интерроса», принадлежащего тому же В. Потанину, за 576 миллионов долларов. У экспертов эта сделка вызвала разнонаправленную реакцию, наиболее мягким проявлением которой можно считать всеобщее недоумение. И вот почему.

«Русиа Петролеум», а уж тем более ее, скажем так, неблокирующий пакет — актив весьма специфический. Существенную часть его стоимости составляет лицензия на разработку расположенного в Восточной Сибири Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Ковыкта, что и говорить, ресурс редкий. Что по доказанным объемам природных ископаемых, что по трудности освоения. И… по числу сопровождавших его в последнее время скандалов. Над активом с лета нависла угроза отзыва лицензии на разработку этого месторождения. А без нее актив как минимум выглядит непривлекательным, а на самом деле — просто пустышкой. Через два дня после этой сомнительной сделки опасения экспертов подтвердил министр природных ресурсов Юрий Трутнев — он не видит смысла продлевать лицензию «Русиа Петролеум» на Ковыкту.

Так зачем же сейчас вкладывать в его приобретение деньги, тем более с огромной премией? Ведь, по оценкам экспертов, красная цена блокпакета компании менее 300 миллионов долларов, а ОГК-3, напомним, готова заплатить почти 600. Так, может, дело и не в активе вовсе, а в самих деньгах?

В пользу этой версии можно выдвинуть немало аргументов. Достаточно вспомнить, у кого ОГК-3 приобретает блокпакет. Продавцом выступает Jarford Enterprises Inc. Неудивительно, если раньше вы о ней ничего не слышали. Как и о трастовом фонде Folletin, которому до недавнего времени принадлежал тот самый Jarford. Чтобы не углубляться в офшорные дебри, перейдем к главному: обе фирмы так или иначе принадлежали Владимиру Потанину, а ему очень нужны денежные средства.

С этой точки зрения ОГК-3 — прекрасный источник того самого кеша. В прошлом году компания провела допэмиссию, по итогам которой на ее балансе образовалось около 3 млрд долларов. Теоретически деньги должны были пойти на реализацию инвестпрограммы генерирующей компании, включающей в себя помимо прочего строительство и модернизацию электростанций. Однако им нашлось иное применение.

Если объяснять совсем уж просто, то между цифрами состояний, которые приписывает олигархам «Форбс», и количеством живых денег, находящихся у них на руках, существует немалая разница. Для того чтобы получить деньги, нужно продать активы. Но г-ну Потанину, похоже, удалось найти более изящную формулу. Деньги выводятся из реальных бизнесов в обход государства и других акционеров. Для него использование стратегических активов в качестве банка для финансирования своих амбиций — обычная практика. Вот только несколько примеров.

В сентябре 2008 года г-н Потанин без согласования с советом директоров «Норильского никеля», используя денежные средства самой компании, выкупил на дочерние общества «Норильского никеля» 8,7% акций за 2 млрд долларов с целью окончательно закрепить свой контроль над компанией. В реальности г-н Потанин перевесил часть своих акций на баланс компании, чтобы получить доступ к денежным средствам в условиях острой необходимости закрыть залоговые обязательства перед банками, финансирующими «Интеррос». После произведенного выкупа акции «Норильского никеля» упали в два раза. Таким образом, капитализация компании сократилась примерно на $1 млрд.

Еще одним показательным примером использования баланса «Норильского никеля» в интересах г-на Потанина является финансирование компанией «Норильский никель» девелоперского бизнеса компании «Интеррос». В 2006 и 2008 годах совет директоров «Норильского никеля» согласовал выдачу двух кредитов, по 70 млн долларов каждый, на финансирование горнолыжного проекта Потанина «Роза Хутор».

Таким образом за последние месяцы г-н Потанин вывел из «Норильского никеля» более $2,7 млрд, а также имеет доступ $4 млрд через кредитно-депозитные схемы. Через механизм выкупа 4% собственных акций, запущенный также по инициативе «Интерроса» по цене в 4 раза, превышающей рыночные котировки на сегодняшний день, в ноябре Потанин выведет дополнительно от $1 млрд до $1,3 млрд.

Заметим, что речь не идет о простом перекладывании денег из одного олигархического кармана в другой. Потому что деньги, вложенные в бизнес, пусть и принадлежащий частному лицу, в итоге все же работают на экономику страны, для общего блага. ГМК добывает полезные ископаемые, обеспечивает работой десятки тысяч людей, платит налоги в федеральный и региональные бюджеты. ОГК-3 и того больше — вырабатывает электроэнергию почти что для всей Центральной России.

Деньги же, лежащие на счетах какого-нибудь Jarford Enterpises, не приносят пользы никому, за исключением Владимира Потанина. А от срыва инвестпрограммы ОГК-3 в результате непродуманной траты денег в интересах частных лиц до печальной памяти веерных отключений один шаг.

Между тем финансовое благосостояние самого «Норильского никеля» может оказаться под угрозой. Дело в том, что из-за глобального кризиса только на прошлой неделе мировые цены на никель, составляющий основу экспорта ГМК, снизились на 19%. А это значит, что прибыль по итогам года может оказаться куда как меньше прогнозируемой. Следовательно, Красноярский край, а главное — Норильск недополучат налоги. Что это значит в ситуации, когда «Норильский никель» является градообразующим предприятием, объяснять не надо. Исчезнут не только ранее регулярно завозившиеся фрукты и овощи, но и встанет вопрос о работоспособности всей коммунальной системы.

Предприятие, а вместе с ним и весь город уже сейчас чувствуют себя не лучшим образом. Снижаются объемы производства, а экологическая обстановка на Таймыре уже не первый год могла бы официально характеризоваться словом «катастрофа», если бы контролирующие органы не смотрели на происходящее сквозь пальцы. В ситуации, когда из компании выводятся все денежные средства, о модернизации и экологии придется забыть, так же как и о давно обещающемся повышении заработных плат работникам комбината.

Владимир Потанин — олигарх опытный, отец залоговых аукционов 90-х. Он вряд ли может не понимать, к чему могут привести его действия. Но, видимо, ситуация безвыходная. По имеющейся информации, на покупку акций «Норильского никеля» весной этого года Потанин взял кредит в ВТБ на сумму 5 млрд долларов, а теперь банк требует его вернуть.

Вопрос о том, стоит ли ради решения проблем одного человека ставить под угрозу будущее нескольких системообразующих отечественных предприятий, остается открытым. Впрочем, не исключено, что ответ на него уже ищут люди, имеющие солидный опыт равноудаления олигархов.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::20.10.08