Спасти тюленят

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Их убивают ради того, чтобы «занять делом спивающихся поморов». И ради шуб стоимостью 500 тысяч рублей

1207210949-0.jpg 24 марта, в понедельник, Центр защиты прав животных «Вита» получил информацию из Архангельской области о готовящемся выходе в Белое море двух кораблей для забоя детенышей тюленя. К моменту сдачи номера стало известно, что уже 25 и 26 марта на промысел вышли три судна — «Краснознаменск», «Надир» и «Садко», которые пробудут в море целый месяц.

Официальное разрешение на промысел было получено от Росрыболовства еще до выборов. В связи с выборами специально созданная чрезвычайная комиссия вынесла запрет. Мотивировка: лед на Белом море слишком тонкий, промысел невозможен из-за опасности для зверобоев. Сейчас другая чрезвычайная комиссия постановила, что лед «потолстел»…

В связи с этим «Вита» выдвинула портнадзору Архангельской области требование проверить суда на предмет нарушений. Во-первых, на зверобойню выходят рыболовецкие судна, что противоречит всем нормам и правилам. По идее, на этих суднах вообще не должно быть никого, кроме рыбаков с сетями. Более того, в приграничных водах не должно находиться иностранных граждан (например, норвежцев).

Противники промысла

9 марта известные люди — Лайма Вайкуле, Артемий Троицкий, Алена Свиридова, Александр Ф. Скляр и Виктор Гусев — провели в Архангельске пресс-конференцию, выступив против убийства тюленят. Чуть раньше, 29 февраля, Андрей Макаревич связался с замглавы администрации президента Александром Абрамовым, высказавшим поддержку российским «звездам», и тогдашним губернатором Архангельской области Николаем Киселевым, который заверил музыканта в запрещении варварского промысла. «Виту» поддерживает и депутат Госдумы Артур Чилингаров. Перечисленные меры и люди способствовали спасению бельков.

Сторонники промысла

В результате того, что в этом году удалось предотвратить убийство белых тюленьих младенцев, потери зверобойной конторы «Белое море» (компания выросла из бывшего Рыбакколхозсоюза и является российским монополистом по забою белька, работает в сотрудничестве с норвежской компанией «Рибер Скин» (GC Rieber Skinn AS) — мировым монополистом) составили порядка 40 миллионов рублей, по признанию ее директора Михаила Широкого. А так как амбиции Михаила Широкого гораздо важнее мнения общественности, разрешение на забой спасенных тюленят (бельки подросли и превратились в серок) все-таки было дано.

По одну сторону с г-ном Широким находится и Александр Давитиашвили, заместитель главы администрации Архангельской области по управлению природными ресурсами и экологии. Именно он подписал соглашение с норвежцами о возрождении практически умершего (по экономическим причинам — так как одно время мех тюленей просто перестал быть востребованным) промысла и на пресс-конференции, прошедшей 6 марта этого года в ИА REGNUM, отметил, что «промысел имеет жизненно важное значение для населения прибрежных территорий Белого моря».

Квоты на истребление тюленят определяются российско-норвежской комиссией. А точнее, это квоты на добычу взрослых тюленей, так как потом они условно умножаются на коэффициент 2,5 (то есть один большой тюлень равен 2,5 маленьким) — и получается количество разрешенных к добыче бельков. В этом году только в Архангельской области разрешено истребить 30 тысяч бельков и 11 тысяч серок, а также 99 взрослых особей тюленей (их жир используется для различных нужд зверобойных компаний). Но так как бумажки можно поворачивать любым боком, есть все шансы, что будет истреблена 41 тысяча серок (в учет спасенных бельков). «Исполнение» квоты должны проверять представители Минсельхоза — Росрыболовства и местного Комитета по рыболовству (Двинско-Печерское территориальное управление госкомрыболовства).

На судне вместе со зверобоями «работают» теоретики из Северного отделения Полярного института морского рыбного хозяйства и океанографии имени Книповича (СевПИНРО). Заведующий лабораторией морских млекопитающих СевПИHРО Владислав Светочев оправдывает способы убийства тюленей.

Во многом благодаря стараниям этих теоретиков договор с норвежской компанией был обыгран в прессе как значительный шаг в деле восстановления уровня жизни местного населения — поморов. Аналогичного мнения придерживается и Росрыболовство. В соответствии с данными, опубликованными на официальном сайте ведомства (www.fishcom.ru), «добыча гренландского тюленя является одним из традиционных сезонных видов промысла для местного населения побережья Белого моря. Это не только способ заработка, но и часть культуры поморов, к которым по итогам переписи населения 2002 г. себя отнесли более 6,5 тыс человек. <…>»

Руководитель Центра общественных связей Росрыболовства Александр Савельев в телефонном интервью «Свободному пространству» заявил, что численность тюленей ежегодно увеличивается (по данным авиаучетов последних трех лет, держится на уровне 120—150 тыс голов; масштабы беломорского стада гренландского тюленя, по самым скромным оценкам специалистов, составляют не менее 1,5 млн голов, максимальные оценки — 2,5 млн), и промысел помогает сдерживать популяцию этих животных. По его словам, информация основывается не на данных «каких-то организаций, работающих на какие-то гранты», а на системе научных аргументов и научных наблюдений.

Он же посоветовал внимательно ознакомиться со статьей «Добыча бельков: «за» и «против», размещенной на сайте Росрыболовства 19 марта этого года, и предложил считать ее официальной точкой зрения Росрыболовства на проблему. В статье отмечено, что реальная ежегодная добыча бельков в районе Белого моря в последние три года не превышает 15 тыс голов, что в несколько раз ниже рекомендуемой квоты и составляет всего около 10% приплода.

«Тюлень — это возобновляемый ресурс поэтому если мы будем его рационально использовать, то это принесет пользу населению побережья Белого моря. Иначе, без промысла, люди будут спиваться и умирать», — повторяет из года в год песню на один и тот же мотив Владислав Светочев.

На деле этот страшный бизнес выгоден исключительно его владельцам. Потому что зверобой за одного белька в среднем получает 1 доллар, продажная цена мокро-соленой шкурки серки — 60 долларов, белек покупается несколько дороже. А вот сами изделия из меха бельков стоят безумных денег — и внутреннего рынка нашей холодной страны вполне достаточно для их реализации. На Черкизовском рынке можно купить шапку из меха белька. На бирке, внутри, изображен улыбающийся детеныш тюленя. В ноябре прошлого года, по сообщениям СМИ, в ходе своего визита в Красноярск, Дмитрий Медведев приобрел пальто из меха бельков за 500 тыс рублей. Местное телевидение в тот день восхищалось платежеспособностью первого вице-премьера.

Промысел

Деревня Койда расположена в 15 километрах от Северного полярного круга. Живут в ней около 500 человек. Работающего населения — около 200, пенсионеров — 130, детей — 110. Вполне способного, но безработного населения — около 100 человек. Есть мнение, что местные жители за месяц работы на зверобойном промысле получают в среднем годовой заработок. Сотрудники «Виты» видели отчетность в журнале оплаты, где значилось, что за «зверобойку» рядовой «исполнитель» получает от полутора до трех тысяч рублей. Кроме койдян в промысле участвуют рыбаки из деревень Майда, Ручьи и Долгощелье — все это подробно описывалось в журнале «Рыбак Севера» в 2006 году. Так вот, сотрудники журнала, как и персонажи, утверждающие, что в Койде больше нет никакой возможности выжить остальному населению, наверное, не пытались «приложить» к поморам другую деятельность.

По данным Центра защиты прав животных «Вита», миф о том, что промысел детенышей тюленя являлся традиционным для поморов, давно развенчан, поскольку этот промысел возник и стал развиваться в промышленных масштабах только в 30-е годы ХХ века (см. историческую справку). Учеными (доктор биологических наук Леонид Лукин; доктор биологических наук, профессор Вячеслав Земский; эколог, кандидат биологических наук Юрий Перчихин) опровергнут и аргумент о регулировании численности тюленя при помощи зверобойного промысла. «Регулирование» привело к катастрофическому снижению рождаемости беломорской популяции за четыре последних года (2003 г. — родилось 350 тыс, 2007 г. — уже 120 тыс).

Для сравнения: в Карелии, где гренландские тюлени тоже есть, вот уже несколько лет негласно запрещено истреблять бельков. Власти Карелии делают ставку на экологию и ежегодно принимают у себя до 400 тысяч гостей при равных с Архангельской областью возможностях.

Можно найти и такую программу, в которую включена экскурсия к тюленям. Считается, что туристам очень повезло, если они приехали в начале весны, — у них есть шанс увидеть бельков. Примечательно, что Карелия не отдает свою квоту на истребление бельков ни Мурманской, ни Архангельской области.

Закон

Еще 3 января 2000 года Закон об охране животных от жестокого обращения был отправлен президентом Путиным на доработку. По мнению правозащитников из Центра «Вита», причина вето крылась в том, что губернаторы Архангельской и Мурманской областей вынесли протест в связи с угрозой для «зверобойки» — «традиционного промысла поморов». По сведениям «Виты», к протесту тогда присоединились экспериментаторы биофака МГУ и даже издатель журнала «Друг» Александр Романович. С тех пор закон «дорабатывался».

«Мы хотим, чтобы запрет убийства был закреплен законодательно и касался всех возрастов детенышей тюленя», — заявила 9 марта 2008 г. Ирина Новожилова, президент Центра защиты прав животных «Вита».

Но 21 марта 2008 года, в день, запланированный в этом году для начала бойни серки, Закон об охране животных от жестокого обращения был снят с рассмотрения Госдумой. Причина снятия закона в том, что в течение 8 лет на заседание согласительной комиссии, где после вето президента должны были работать люди от Госдумы, Совета Федерации и администрации президента, представители последней ни разу не явились. Вероятно, в Госдуме сделали вывод, что раз от администрации президента за 8 лет никто не пришел, значит, закон абсолютно неприемлем для президента. А следовательно, и для общества.

Справка

Белек — это детеныш гренландского тюленя с белым мехом. Белый мех держится около трех недель — позже зверек начинает линять, меняя цвет меха не серый, и превращается в пестрого «хохлушу» (если мех не успел посереть весь, то бьют хохлушу — тогда условная «шуба» будет пестрой), а потом превращается в «серку».

Из-за столь недолгого сохранения белой шкурки охота на бельков ежегодно проводится в марте.

Только в середине апреля льды с тюленями выходят через Горло* Белого моря в Баренцево, минуя несущие им опасность деревни Архангельской области, где ведется промысел.

Историческая справка

Традиция убийства детенышей тюленя в Белом море (Архангельская область) в опасных для всей популяции масштабах была начата в 30-х годах прошлого столетия. Убийством тюленей занимали заключенных лагерей Архангельской области. Из шкур делали шубы, а мясо уходило на корм животным на зверофермы. По словам Константина Сабинина, «на Архангельскую область всегда приходилась львиная доля бойни исторически — об этом есть свидетельства и самих заключенных; на колхозы Мурманской области и Карелии приходилась незначительная часть бойни. К тому же в последние годы Мурманск и Карелия бойней не занимались вовсе».

И если в 1928 году численность только беломорской популяции гренландского тюленя была определена в 3—3,5 млн особей, то к середине 1950-х гг. их численность снизилась до 1-1,5 млн голов. Общая численность гренландского тюленя во всем ареале составляла в те годы примерно 7 млн голов. Но из-за интенсивного промысла, который вели многие страны Северо-Атлантического региона, в середине 1960-х гг. общая численность снизилась до 2,5 млн голов, а численность беломорской популяции упала до 300 тыс голов.

До всего человечества дошло, наконец, что же оно натворило. С конца 70-х годов ХХ века начались протесты против варварского промысла. Так, в 1977 году Бриджит Бардо организовала акцию протеста против забоя бельков возле Норвежского посольства во Франции. Вскоре Пол Маккартни, протестуя против «зверобойки», осуществил полет на вертолете во льды Канады. Акции протеста увенчались победой, приведя к полному запрету продажи меха белька в странах Европы и США.

Когда спрос на бельков из-за запрета промысла и большого общественного резонанса упал, в России был изобретен новый способ убийства детенышей тюленей, который мирно окрестили «детским садом».

Изобрел этот способ в те же70-е председатель Рыбакколхозсоюза Федор Пономорев. Кстати, еще в 2006 году в селе Койда начальником штаба тюленьего промысла трудился некий Станислав Федорович Пономорев. Если не сын Федора, то не иначе злой демон всего тюленьего рода носит фамилию Пономоревых.

Так вот. На окраине тогда еще деревни Койда (поселки Нижняя Золотица Приморского района и Койда Мезенского района Архангельской области — места убийства тюленят) Федор Пономорев устроил эти самые «детские сады»: новорожденных бельков отбирали у матерей живыми с льдины и в сетках или металлических контейнерах перевозили на берег, где помещали за проволочную изгородь. После этого начинали ждать, когда бельки, голодая в течение 2-3 недель (обреченные малыши живут только за счет подкожного жира, многие из них умирают раньше), сменят белый цвет меха на серый — станут серкой. Дожидались «посерения» исключительно потому, что на белый мех был наложен запрет. А собирали (и сейчас собирают) зверьков совсем малышами только потому, что серки подвижнее — у них есть хоть какой-то шанс убежать, в то время как бельки совсем неподвижны и поймать их совсем не составляет труда.

Затем серок убивают ударами по голове дубинкой или инъекцией курареподобного яда — дитилина, медленно парализующего дыхательные мышцы, вызывающего длительные муки удушья перед смертью. За это изобретение председатель Рыбакколхозсоюза Федор Пономорев получил Государственную премию.

Где еще убивают тюленят

По словам представителей «Виты», в настоящее время промысел на гренландского тюленя остался в Канаде. В этой стране били по 350 000 бельков в год, но после нажима общественности промысел белька не ведется уже несколько лет (только серки). В Гренландии промысел белька незначительный (цифр нет). В нашей стране были времена, когда промысел достигал более 300 тысяч детенышей в год, сейчас квота снижена. В Норвегии бельковый промысел запрещен, но норвежцы «бьют» по единой норвежско-российской квоте. Промысел тюленя другого вида — морского котика — ведется в Намибии, убивают порядка 60 тыс в год, а в ЮАР на подобную бойню наложен мораторий. А вот по словам Александра Савельева, руководителя Центра общественных связей Росрыболовства, промысел ведется сегодня в США, Норвегии, Канаде и Дании.

Цитаты

«Даже сами слова «социально-экономическое соглашение о забое детенышей» и «квота на забой» — режут слух любого нормального человека. Глаза бельков похожи на глаза моего маленького сына. Я хочу избавить мир, в котором он живет и будет жить, от творимого человеком ужаса». (Виктор Гусев, спортивный комментатор Первого канала)

«Это то же самое, как если мы сейчас будем страдать о судьбе киллеров. Что они бедные и им не разрешают убивать людей. На что же они будут жить?». (Алена Свиридова, певица)

«У человечества вообще были очень разные традиции. Во многих странах Африки, Южной Америки и так далее существовали и существуют до сих пор традиции каннибализма. То есть людоедства». (Артемий Троицкий, музыкальный критик)

«Я туда ехала, чтобы сказать, что нельзя трогать детенышей тюленя. Но сейчас я уверена, что об этом надо просто кричать! Они, так же как люди, вынашивают своих детей, вынашивают долго, 11 месяцев… Там я поняла, что я — одна из них. Одна из тех, кого убивают просто так, ради каких-то копеек, каких-то мехов, убивают наемные убийцы, давно потерявшие человеческое лицо. Сколько же боли и слез в этой шубе!» (Лайма Вайкуле, певица)

Оригинал материала

«Новая газета.ру» от origindate::03.04.08