Специалист по компромату

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Специалист по компромату FLB: Игорь Сечин передал бенефициаров и их родственников в надежные руки «архитектора» дела ЮКОСА Антона Устинова

" Вышинский для вице-премьера Сечина Архитектор дела ЮКОСа будет бороться с коррупцией и уходом от налогов в госкомпаниях « Вице-премьер Игорь Сечин назначил своего замруководителя секретариата Антона Устинова ответственным за исполнение поручения правительства, касающегося раскрытия госкомпаниями своих бенефициаров и контрагентов, а также доходов топ-менеджеров и их родственников . Информация об этом назначении появилась сразу после состоявшегося 13 марта заседания Совета по противодействию коррупции, в ходе которого президент Дмитрий Медведев анонсировал проект закона о контроле за расходами госслужащих. Интрига в том, что бывший налоговик Антон Устинов прославился своими организаторскими способностями в делах ЮКОСа и «Русснефти», после которых Михаил Ходорковский – владелец ЮКОСа, получил 8 лет колонии за уход от налогов путем трансфертного ценообразования, а глава «Русснефти» Михаил Гуцериев был вынужден скрываться за границей. Антон Устинов также известен «наездами» на предприятия башкирского ТЭКа . Он как бы исполнял в судебных делах против нефтяников роль «прокурора Вышинского», который в свое время помогал Сталину судить неугодных. Напомним, что инициатива борьбы с оффшорами и трансфертными ценами принадлежит премьер-министру Владимиру Путину, который озвучил ее в ходе своей предвыборной кампании. В конце декабря прошедшего года премьер потребовал от всех госкомпаний в двухмесячный срок провести «проверки на наличие связей с оффшорами» . Это в первую очередь касается крупнейших компаний энергетического сектора, руководство которых должно «заканчивать с оффшорным наследием» и доложить о принятых мерах. И вот два месяца, отпущенных на выполнение указания Путина, прошло. Антон Устинов «идет искать» тех, «кто не спрятался» . Закон о трансфертном ценообразовании, который станет основой для борьбы с уходом от налогов, вступил в силу с 1 января 2012 года. Отечественные компании обязали сообщать в налоговые инспекции о сделках, совершенных со всеми своими «дочками», не только оффшорными. Однако, как писала «СП», новый закон может иметь весьма негативные последствия для российской экономики. Чиновники рассматривают трансфертное ценообразование только как способ скрыть доходы, но на самом деле его суть состоит в повышении эффективности работы компаний. Между тем, принудительно раскрыть правительству бенефициаров оффшорных компаний и доходы своих руководителей крупнейшие госкомпании должны были еще в январе. Исключением стала «Роснефть», которая отчитывается добровольно. Хотя поручение госкомпаниям давал Путин, но инициатором этого был Сечин, и всю работу он «замкнул на свое окружение» - все отчеты компаний и декларации доходов их топ-менеджеров направляются лично ему. А непосредственно работать с этими секретными материалами будет Антон Устинов . В связи с этим назначением, как считают некоторые эксперты, можно ожидать новых громких «разоблачений» в российском нефтегазовом секторе. Явный советник вождя Антон Устинов работает заместителем руководителя секретариата вице-премьера Сечина с 2008 года. До этого, в 2001 году в возрасте 24 лет возглавил юридический департамент Министерства по налогам и сборам, а в 2004 году, после преобразования министерства в Федеральную налоговую службу (ФНС), остался на этом посту. По словам бывших сотрудников ФНС, Устинов никогда не скрывал своего хорошего знакомства с Сечиным. В начале 2008 года, когда количество управлений в ФНС сократилось с 22 до 7, в числе сокращенных оказалось и управление, которое возглавлял Устинов. Как говорят, он попал под сокращение по инициативе министра финансов Алексея Кудрина. «Алексей Кудрин позволил себе немыслимую в обычные времена дерзость: пользуясь ослаблением премьера Виктора Зубкова, он добился увольнения из Федеральной налоговой службы начальника правового управления Антона Устинова». После чего Сечин взял его к себе в секретариат . Главной причиной этого стали «заслуги» Устинова в деле ЮКОСа. «Устинов был «менеджером» дела ЮКОСа, вспоминает Сергей Пепеляев, управляющий партнер компании «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», защищавший ЮКОС. А тогдашний замруководителя администрации президента Сечин считается идеологом процесса, закончившегося банкротством ЮКОСа, говорит политолог Дмитрий Бадовский». «Среди других дел команды Устинова - попытка конфисковать в доход бюджета акции «Русснефти» и предприятий башкирского ТЭКа по ст. 169 Гражданского кодекса, как задействованные в сделках, противоречащих основам правопорядка и нравственности . При Устинове на судей оказывалось сильное давление, вспоминает юрист крупного холдинга. Давил не Устинов, а его начальство, уверен адвокат Алексей Мельников, он просто добросовестно исполнял порученную работу. В итоге, в 2004 году налоговики предъявили ЮКОСу претензии в 27,5 млрд долларов недоплаченных налогов за 2000-2003 годы. Компания обанкротилась и была распродана, причем, основная часть ее активов досталась «Роснефти», председателем совета директоров которой был Сечин. Как говорят свидетели, сам Устинов в суд не ходил, но был фактическим «архитектором» судебного процесса. Позже Устинов курировал и другой громкий судебный процесс - против компании «Русснефть», и тоже связанный с налогами. В общем, заслуг у Антона Устинова хватает. Но есть и еще одна немаловажная деталь, которая, возможно, тоже послужила причиной его приближения к Сечину. Антон Устинов является племянником Владимира Устинова, бывшего полпреда президента в Южном федеральном округе, а также экс-министра юстиции и бывшего Генерального прокурора России - свата Игоря Сечина . Как говорят злые языки, в свое время Устинов остался генпрокурором только потому, что его сын Дмитрий вовремя «закрутил роман» с дочерью Сечина Ингой. Свадьба состоялась 22 ноября 2003 года. Владимир Устинов входит в «команду Сечина», и в должности генпрокурора высказывался в поддержку восстановления в уголовном законодательстве «института конфискации» в рамках борьбы с коррупцией . Подводя итог, можно сказать, что госкомпании ожидают непростые времена. Устинову Россию не объять Никита Кричевский, председатель экспертного совета «ОПОРы России» Такая работа по раскрытию всех связей российских госкомпаний непосильна не только для одного человека, но даже для отдела сотрудников. Сегодня в России существует более 3 тыс. акционерных обществ с участием государства и федеральных государственных унитарных предприятий (ФГУП), из которых в более 1,7 тыс. компаний доля государства является преобладающей. И для того, чтобы выяснить положение с их «дочками» нужно прошерстить каждую компанию в отдельности – представляете, какая это работа? В первую очередь придется провести огромную «бумаготворческую» работу для того, чтобы просто разослать всем этим компаниям запросы, есть ли у них дочерние структуры, связанные с оффшорами, а потом обработать ответы. Но это лишь одна сторона медали. Есть и другая: дело в том, что формально госкомпания может и не иметь никаких дочерних оффшорных структур и предприятий, связанных с оффшорами. Но при этом иметь контрагентов, среди партнеров которых есть оффшорные фирмы, которые уже не будут иметь никакого отношения к госпредприятиям. И при этом часть бюджетных средств выводится из страны именно благодаря сотрудничеству с этими фирмами, доказать связь которых с госпредприятиями будет невозможно. Поэтому, по моему мнению, вся эта кампания Сечина выльется в то, что госкомпании, имеющие связь с оффшорными фирмами, в срочном порядке переоформят это дело на доверенных лиц . Возможно кто-то из госчиновников, управляющих такими компаниями, по неопытности и даст поймать себя за руку, но это будет исключением, а в целом вся эта работа обречена на провал. Для того, чтобы реально бороться с этим злом, нужно начать контролировать все крупные госзакупки, выяснять, с кем заключаются контракты и каков путь бюджетных средств. Ведь у нас очень часто бывает так, что формально контракт заключается с российской компанией, которая потом перегоняет деньги на оффшор. Для контроля за этими сделками нужно создавать отдельную службу по противодействию коррупции, которая должна подчиняться непосредственно президенту, а не давать поручения госчиновнику, которой потенциально коррупциогенен. Нужен мощный государственный институт, который будет иметь авторитарные права заниматься всевозможными проверками без решения суда и санкции прокурора. Повторю, эта служба должна подчиняться напрямую президенту страны, и никому другому, не только в лице вице-премьера, но даже премьер-министра. Потому что вполне может оказаться так, что некоторые оффшоры включены в схемы, которые курируют высокопоставленные члены правительства. А Устинов, несмотря на все его заслуги – лицо зависимое, то есть, это чиновник, который подчиняется руководству. А руководство всегда может дать указания не трогать некоторые случаи . По такой схеме – когда антикоррупционные органы подчиняются напрямую главе государства - работают госструктуры разных стран мира. В качестве примера можно привести Сингапурское бюро по борьбе с коррупцией, работа которого за несколько лет вывела страну на первое место по наименьшим показателям коррупции, в число трех стран - мировых лидеров в этом отношении. Хотя еще недавно Сингапур был аж во второй сотне этого списка». Олег Гладунов, «Свободная пресса»"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации