Специалист по обогащению

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Еще раз о роли Андрея Вавилова в новейшей истории России

Прав был классик: «Как причудливо порой тасуется колода». Особенно если тасуется она в России, а вместо карт используются облигации внутреннего валютного займа (ОВВЗ). Девять месяцев уже гуляет по страницам отечественной прессы скандал о семи миллионах долларов, развернувшийся вокруг Мосбизнесбанка (МББ) и Национального резервного банка (НРБ). Следствием этого скандала стало уголовное дело N18/171845-97, заведенное Генпрокуратурой против НРБ по подозрению в неуплате налогов на сумму в 6 млрд. рублей.

«Скандал, гуляющий по страницам», — сказано несколько громко. Интерес к теме поддерживает в основном газета «Коммерсант», опубликовавшая за это время четыре объемных материала со всевозможными подробностями. Но даже если прочитать все опубликованное, все равно непонятно, кто у кого украл 7 млн. долларов.

Между тем история эта очень любопытна. Любопытна хотя бы тем, что на уголовное дело по столь ничтожному факту (6 млрд. рублей) наложен гриф «Сов. секретно». Этими грифами не разбрасываются. Когда в Геппрокуратуре секретили «дело» N18/17184597, там прекрасно понимали, что делают. Если разобраться в хитросплетениях конфликта, можно легко понять механизм финансирования прошедшей президентской кампании, по крайней мере, одного из ее источников. А заодно — и оценить роль, которую сыграл в этом механизме бывший первый замминистра финансов Андрей Вавилов, долгое время тасовавший колоду ОВВЗ. Но обо всем по порядку…

Самый желанный замминистра

Начиналось все «как всегда». Зимой 1996 года Минфин выпустил ОВВЗ 6-й и 7-й серии на общую сумму в 3,5 млрд. долларов. Новые «вэбовки» были размещены всего в трех банках: НРБ, СБС и Сбербанке. Понятно, что облигации выпускались под предвыборные обещания Ельцина к весне отдать долги пенсионерам. Президент у нас слов на ветер не бросает. Деньги нужны были в авральном порядке, поэтому «вэбовки» продавались Минфином всего за 25-27 % от номинала. А поскольку рынок ГКО приносил в то время 100 % прибыли, облигации буквально навязали «избранным» банкам, каждый из которых выплатил Минфину примерно по 1 трлн. рублей.

О коммерческой целесообразности подобной комбинации для государства говорить пока не будем. Перед выборами гораздо острее стоял вопрос революционной целесообразности. Рейтинг Ельцина был необычайно низок, а рейтинг Зюганова в дополнительной стимуляции не нуждался. Поэтому Минфин просто-напросто переложил проблему выплаты пенсий с больной головы государства на здоровую коммерческих банков.

Понятно, что банки не могли позволить себе держать деньги в менее прибыльных по сравнению с ГКО бумагах. Фокус, однако, в том, что при желании операции с ОВВЗ могут приносить от 300 до 1000 процентов единовременно. Но только «при желании» Андрея Вавилова.

Будучи первым замминистра, Вавилов безраздельно властвовал на рынке облигаций. Для получения сверхприбыли достаточно было, чтобы на определенном этапе Минфин принял облигации по номиналу в счет погашения налогов близкого к коммерческому банку предприятия.

К примеру, если вы купили у Минфина «вэбовки» на общую сумму в 1 млрд. долларов всего за 250 миллионов и вернули их Минфину по номиналу, то прибыль составит 300 % . При этом в силу отсутствия в госказне денег эти же облигации опять продавались Минфином порой всего за 10 % от номинала, и частенько тому же самому банку. Но для этого, повторимся, надо было, чтобы у Вавилова появилось желание. В противном случае приходилось выкручиваться самостоятельно.

Желание вообще вещь неуловимая. А желания Андрея Вавилова неуловимы, как армейская мысль. Летом 1996 года для Вавилова более желанным стал ОНЭКСИМбанк. Этому способствовал его разрыв с НРБ и «Менатепом». Говорят, что при этом «ветреный» 1-й замминистра бросил загадочную фразу: «Стали слишком много командовать и мало делиться». В итоге банки, купившие ОВВЗ 6-й и 7-й серии, оказались наедине со своими облигациями и желаниями.

Подводная одиссея НРБ

Как НРБ, СБС и Сбербанк распорядились облигациями, вопрос, конечно, интересный, но невероятно сложный. Если бы не скандал между Мосбизнесбанком (МББ) и «Нацрезервом» по поводу 7 млн. долларов, то широкая публика так ничего и не узнала бы о сложной судьбе ОВВЗ 6-й и 7-й серии. Этот скандал стал «замочной скважиной», через которую можно взглянуть на взаимоотношения Минфина и коммерческих банков.

Оставшись наедине с самим собой, НРБ стал решать вопрос о том, как без потерь избавиться от низколиквидных «вэбовок». Решения пришлось ждать недолго. Практически одновременно с выпуском облигаций 6-й и 7-й серии Ельцин подписал секретный указ о том, что предприятия могут платить налоги в бюджет облигациями 5-й серии.

Самый крупный клиент НРБ — «Газпром». Долги «Газпрома» по налогам на тот момент достигали астрономической суммы. Оставалось только найти способ, как, не выходя на рынок, втихую обменять ОВВЗ 6-й и 7-й серии на 5-ю. Способ вскоре был найден. Облигации 5-й серии в обмен на ОВВЗ 6-й и 7-й транша готов был предоставить МББ, но для обмена необходим был надежный посредник. Так и появился в этой истории Игорь Федоров, с подачи которого вся история и выплыла наружу.

Справка: Игорь Федоров родился в 1952 г. в Ленинграде, где и закончил военно-морское училище. Служил на подводной лодке на Северном флоте, позже преподавал в Военно-морской академии. В 1988 г. подал документы на выезд в Израиль на постоянное место жительства. Первоначально получил отказ как человек, обладающий сведениями, составлявшими гостайну. После ходатайства Госдепартамента США в октябре 1989 г. выехал в Израиль, но вскоре оказался в Америке, где получил место консультанта по программе создания системы противолодочной обороны в одной из фирм — субподрядчиков Пентагона. В 1992 г. вернулся в Россию в качестве бизнесмена. Кандидатура Федорова казалась идеальной. С 1994 г. у подконтрольных ему фирм («Эдж Инвестмент Груп» и «Джэкобсон энд Ассошиэйтс») были открыты счета в МББ, а у самого Федорова была репутация удачливого посредника.

30 апреля 1996 г. НРБ заключил с «Эдж Инвестмент» соглашение об обмене ОВВЗ 6-й и 7-й серии номиналом 90 млн. долларов на облигации 5-й серии номиналом 50 миллионов. По утверждению самого Федорова, соглашение было трехсторонним — с участием Мосбизнесбанка.

Схема обмена «вэбовок» была очень проста. НРБ зачислял облигации 6-й и 7-й серии авансом на счет фирмы Федорова в МББ. МББ, в свою очередь, выдавал Федорову кредит, на который закупались облигации 5-й серии и зачислялись на счет НРБ. 15 и 23 мая по этой схеме были проведены две трансакции, и все участники остались довольны. НРБ получал возможность гасить долги «Газпрома» денежным суррогатом, имея при этом как минимум 100 % дохода. А МББ и фирмы Федорова после реализации облигаций 6-й и 7-й серии на межбанковском рынке делили курсовую разницу в пропорции 30 % — МББ, 70 % — Федорову.

6 июня 1996 г. НРБ перевел на счета Федорова в МББ оставшиеся облигации номиналом 25 млн. долларов. А 7 июня МББ перевел на счета Федорова 7,2 млн. долларов для закупки облигаций 5-й серии. Деньги через нью-йоркский Ситибанк уходят на Каймановы острова, откуда перечисляются на личный счет Федорова в швейцарском банке «Фон Эрнст». В общем, Федорова не устроили одни только комиссионные (порядка 2,5 млн. долларов), и он «пошел на кидок», надеясь, что шума никто поднимать не будет. А дальше началась чисто детективная история.

Всплытие покажет

То, что Федоров «кинул» НРБ, прекрасно понимали и в Мосбизнесбанке. Об этом свидетельствуют два телекса из МББ в адрес Сити-банка с просьбой вернуть деньги, перечисленные на счет фирмы Федорова. А как следует из служебной записки директора Управления оформления операций на открытом рынке МББ В. А. Каменскова, Федоров даже не стал требовать комиссионные за последние облигации на общую сумму 25 млн. долларов.

Срок соглашения НРБ с фирмой Федорова истекал только в июле 1997 г. , и Федоров прекрасно понимал, что раньше этого срока НРБ никаких действий не сможет предпринять. И с семью миллионами, да где-нибудь в Сан-Франциско. НРБ, однако, заручившись доверенностью от МББ, сумел с помощью детективного агентства «Алексис» найти деньги и блокировать личный счет Федорова в швейцарском банке. А 15 апреля Верховный суд Англии вынес решение о необходимости возврата Федоровым денег. В конце апреля подобные слушания должны были пройти в городском суде Балтимора, где зарегистрирована фирма Федорова.

Над Федоровым нависла реальная угроза оказаться за решеткой. Но тут чья-то могущественная рука прикрыла бывшего подводника. Материалы о «деле Федорова» попадают в прессу. Против НРБ Генпрокуратура возбуждает уголовное дело. А сам Федоров из обвиняемых переходит в разряд «ценных свидетелей» и подпадает под Специальную программу ФБР по защите свидетелей. До этого момента скрываться Федорову помогал частный детектив Дональд Дэниэлсон, в прошлом офицер военной разведки.

«МК» через посольство США направило в московское представительство ФБР запрос о том, почему Федоров, признанный Верховным судом Великобритании мошенником, попал под программу защиты свидетелей. Со ссылкой на пресс-атташе посольства г-на Хогдэнда нам ответили, что ФБР всячески помогает Генпрокуратуре России в ее расследовании. А в своем письме на имя Геннадия Селезнева Генпрокурор Юрий Скуратов написал: «Конституционные органы не располагают какими-либо данными о сотрудничестве Федорова Н. И. со спецслужбами США». После чего наложил гриф «Сов. секретно» на уголовное дело, возбужденное против НРБ.

Как бы там ни было, но огласка истории с облигациями заставила Мосбизнесбанк объявить собственную доверенность, выданную НРБ, фальшивкой, а руководителя Отдела международных ценных бумаг банка Чистилина, который ее подписал, уволить.

В итоге, пока следователи проводили обыск в НРБ в поисках недоплаченных 6 млрд. рублей налогов, швейцарские власти из-за отсутствия подтверждения от Генпрокуратуры РФ разблокировали личный счет Федорова, и 7,2 млн. долларов, по сути, похищенных у России, исчезли.

Наш «паровоз» вперед летит

Из «дела Федорова» и истории о 7,2 млн. долларов можно, конечно, сделать вывод о роли прессы и Генпрокуратуры, которые превратились в средство межбанковских разборок. Но, на наш взгляд, эта история гораздо интересней с точки зрения доходности рынка государственных бумаг, на котором еще недавно безраздельно властвовал Андрей Вавилов. Даже в результате увода семи миллионов долларов НРБ не понес прямых убытков, поскольку за полцены от номинала приобрел ОВВЗ 5-й серии, которые «Газпром» внес в бюджет по номиналу. А Мосбизнесбанк умудрился даже заработать на перепродаже облигаций 6-й и 7-й серии около миллиона долларов.

Древние римляне говорили: «общее в сравнении». «Дело Федорова» нельзя рассматривать в отрыве от банковских войн, периодически сотрясающих Россию. Огласку это «дело» получило в момент массового выброса в прессу компромата на бывшего 1-го замминистра финансов. Самым громким стало заявление председателя Центробанка Сергея Дубинина о том, что ему известны как минимум два случая, когда операции с государственными ценными бумагами нанесли федеральному бюджету ущерб в 500 млн. долларов.

Сегодня уже всем ясно, что речь шла об операциях с ОВВЗ, «прокрученных» через Уникомбанк. А выделялись облигации под личную подпись Вавилова. Кстати, по этим фактам Генпрокуратурой также возбуждено уголовное дело. Отвечая на выпад Дубинина, Вавилов на альтернативной пресс-конференции заявил, что в 1996 г. «Газпром» внес налоговые платежи в бюджет на сумму в 1,4 млрд. долларов украинскими облигациями, которые котировались на рынке по 60 % от номинала. Нетрудно подсчитать, что ущерб госказны составил те же 500 млн. долларов. При этом Вавилов забыл сообщить, что проплата налогов «Газпромом» с помощью украинских облигаций происходила при его деятельном участии. Не сообщил Вавилов и то, что позже украинские облигации при его участии были проданы Уникомбанку всего за 10 % стоимости от номинала. А чуть позже Минфин вновь принял их по номиналу. Собственно, об этом и говорил Сергей Дубинин.

Таким образом, бывший замминистра озвучил «газпромовскую» часть истории с украинскими облигациями, даже не считаясь с тем, что сам является ее соучастником. На «конкретном» языке это означает: «Я паровозом не покачу. Все прицепом пойдете». О деятельности Вавилова в свое время действительно очень много писали газеты. Но писали в основном о его деятельности в так называемый до ОНЭКСИМовский период, когда Вавилов «дружил» с НРБ и «Газпромом». Собственно, эти публикации и стали причиной увольнения Андрея Вавилова с госслужбы в МФК. Но ушел Вавилов не с пустыми руками. Перед уходом из Минфина Вавилов оформил на Уникомбанк и МФК целую серию всевозможных «уполномоченностей»:

- на предоставление вексельных кредитов под гарантии Минфина бюджетным организациям на общую сумму в несколько триллионов рублей. Доход около 30-40 % из-за учета векселей со скидкой;

- на денежные взаимозачеты;

- на депозитарное и платежное обслуживание субъектов федерации, выпускаемых в счет товарных кредитов;

- на работу по погашению внешнего долга России и урегулирование долгов развивающихся стран;

- на получение бюджетных средств в рамках поддержки экспорта.

В общей сложности Андрей Вавилов выдал МФК «разрешений», по различным оценкам экспертов, на сумму, превышающую десятки миллиардов долларов. А по оценкам правоохранительных органов, только «чистый» доход группы «ОНЭКСИМ-МФК» от работы по госпрограммам за прошедший год составил более 1 млрд. долларов.

Сразу после ответа Дубинину Вавилов на долгое время исчез из поля зрения прессы. Потом объявился — в качестве президента банка МФК. Ненадолго, правда, — потому что вскоре снова исчез. Однако недавно бывший первый замминистра финансов вновь заявил о себе. В вышедшем 2 декабря номере еженедельника «Коммерсантъ» Андрей Вавилов — уже в качестве президента Института финансовых исследований (?) — опубликовал очень умную статью. Основной смысл статьи: как с помощью увеличения госдолгов разбогатеть России. Ну что ж, судя по всем предыдущим поступкам Вавилова, он в этом деле — большой специалист…