Спецоперация «Продолжительные аплодисменты»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


1251725820-0.jpg К общественным слушаниям по газоскребу, назначенным на завтра, Смольный и Газпром готовятся в привычном режиме спецоперации: горожане рассматриваются не как «источник власти», чью волю надо выполнять, а как злейший враг, сражение с которым надо выиграть любыми возможными средствами.

Им дал приказ товарищ Путин?

Как сообщала «Новая», к слушаниям уже готовится массовка — ее собирали в среду на Заводе слоистых пластиков, где замгенерального директора «Охта-центра» Владимир Гронский лично инструктировал собравшихся, как им следует себя вести на слушаниях, и почему им надо поддержать проект.

Пресс-служба ОДЦ «Охта» факт проведения встречи не отрицает, заявляя, что «людей туда насильно не загоняли, все пришли добровольно» и что «им рассказывали про проект и то, что он даст городу». Действительно, рассказывали. Правда, специфически: ни слова (расшифровка записи этой «добровольной встречи» уже обнародована в ряде СМИ) о том, что строительство 396-метровой башни грубо нарушит один федеральный и два городских закона, ни слова о самом существовании этих законов, ни слова об аргументах противников строительства. Вместо этого — про «50 тысяч рабочих мест в 2016 году», про нехватку офисных помещений, про «государственно-образующую, по сути, компанию Газпром, которая имеет возможность Россию вывести на совершенно иной уровень в мире», и про то, что строительство — это «установка не только Алексея Миллера, но и на самом высоком уровне»…

Хочется спросить: сколько можно вешать на уши лапшу?

Не будет никаких «50 тысяч рабочих мест» — от появления новых офисных помещений ниоткуда не возьмется соответствующее число новых клерков. И никакой особенной нехватки этих помещений тоже нет — скорее у предпринимателей имеет место нехватка средств для их аренды. А «государственно-образующая» (!) компания Газпром, как известно, стоит перед образованным ею государством с протянутой рукой, прося финансовой помощи (при этом добившись разрешения на 30-процентное повышение тарифов на газ в этом году). Что касается «установок», то у автора мало сомнений в том, что за безудержной уверенностью г-на Миллера в том, что он «построит этот проект», и вправду стоит не кто иной, как его главный начальник. Вот только его поведение в последнее время представляет немалый интерес для психоаналитиков: когда люди в подобном возрасте начинают самоутверждаться, испытывая болезненную потребность демонстрировать публике свой обнаженный торс — это говорит о сильнейших комплексах неполноценности. Как и стремление во что бы то ни стало возвыситься над Петербургом, смотря на него из окна кабинета на почти 400-метровой высоте.

Или наденьте трусы, или снимите крест

Еще на инструктаже прозвучали замечательные слова о том, что башня будет «архитектурной жемчужиной», что «не нужно ее прятать», потому что «даже если она будет видна с каких-то точек, то это замечательно», и что «она не нарушает». Мол, «мы провели много исследований. И ландшафтно-визуальный анализ провел КГИОП, и еще провели какие-то специальные исследования». Это называется «или наденьте трусы, или снимите крест»: или башня «будет видна», или она «не нарушает». При этом убедиться в том, что очень даже нарушает, Владимир Гронский мог бы, просто заглянув в альбом, который находится на экспозиции в администрации Красногвардейского района и который сделан по заказу «Охта-центра». Но об этом инструктируемым тоже не сказали: зачем перегружать лишней информацией?

Зато им подробно объяснили, что «PR-кампания противников проплачена противниками «Охта-центра», которые «задействовали интернет-ресурсы, «Новую газету», «Коммерсант», и все это оплачивается, ну вы все знаете». Что же, будучи одним из тех авторов «Новой газеты», которые постоянно пишут о недопустимости возведения газоскреба, хочу задать Владимиру Геннадьевичу вопрос из старого анекдота: где я могу получить мои деньги?

Понятно, что сторонникам возведения газпромовского монстра трудно представить, что люди могут защищать свой любимый город бескорыстно — тем более что сами они пиарят его на вполне профессиональной основе. А посему «Новая» предлагает Владимиру Гронскому, во-первых, принести газете (и всем другим защитникам Петербурга) извинения, а во-вторых — обнародовать зарплаты, которые он и его сотрудники получают в пиар-службе «Охта-центра» за то, что пропагандируют газоскреб. По неофициальным данным, они любят его за 250 тысяч рублей в месяц. Впрочем, будем рады получить официальные данные: вдруг мы недооценили щедрость Газпрома?

Заметим, что на том же инструктаже Владимир Геннадьевич заявил, что «небоскреб пиарить — это вообще у нас запрещенное слово», и что «мы его не употребляем, чтобы не дразнить людей». Известный подход: рассказывать про «Охта-центр», не упоминая его высоты, — это так по-могилевски… Что касается пиара 396-метровой башни, то директор центра ЭКОМ Александр Карпов заметил, что «пиарить небоскреб — это все равно что, извините, нас..ть на Дворцовой площади». Грубо, но точно.

Кстати, идея так называемой «коалиции «Правый центр» об «общегородском телефонном и смс-голосовании» по проекту закончилась полным провалом. По их собственным данным, против небоскреба проголосовало 4879 петербургских абонентов, за — 1148.

Это, правда, не помешало специально обученным «социологам» объявить тех, кто не высказался против, либо нейтральными, либо сторонниками проекта. Мол, «сторонникам проекта просто незачем звонить и высказывать свое мнение, они просто знают все про «Охта-центр» и ждут исполнения мечты». А один из организаторов этой акции Андрей Смирнов заявил, что «при помощи СМИ мы проинформировали о проведении голосования один миллион горожан, и получается, что «неприятие небоскреба выражает примерно пять петербуржцев из тысячи».

Откуда взялся «миллион» — неизвестно (оставим это на совести организаторов), но сама по себе логика просто блистательна. Следуя ей, давайте-ка устроим аналогичное голосование об отношении к Валентине Матвиенко, о которой знают, наверное, четыре миллиона горожан. И когда в ее поддержку пришлют тысячу смс-сообщений — скажем, что это и есть все ее сторонники. И что противникам незачем посылать сообщения — они и так все знают про Валентину Ивановну и ждут исполнения своей мечты о том, что ее наконец заберут от нас куда-нибудь подальше, где она сможет реализовать «амбициозные проекты».

Вход строго ограничен

Как пройдут слушания — сказать сложно, но будущей массовке врут, что противники газоскреба якобы будут срывать слушания, и радостно сообщают, что поэтому в зале будет присутствовать милиция. Правда, само проведение слушаний уже обжаловано в суде «Гражданской коалицией в защиту Петербурга», куда вошли представители «Яблока», «Живого города», «Движения гражданских инициатив», «Охтинской дуги», центра ЭКОМ и другие. По их мнению (предварительное заседание Красногвардейского районного суда пройдет сегодня), слушания незаконны уже потому, что их никто не назначал!

Пресс-служба КГА еще 13 августа официально сообщила, что городская комиссия по землепользованию и застройке слушания не назначала: она лишь «приняла решение о направлении сведений и документов, приложенных к заявлению, в Комиссию по землепользованию и застройке Красногвардейского района для проведения публичных слушаний». Но и районная комиссия этого решения не принимала — просто потому, что сразу после окончания заседания городской комиссии «информационное сообщение» о слушаниях было отправлено в печать в газете «Невское время».

Так кто же конкретно определил слушания на 1 сентября, в 9 утра в гостинице «Карелия»? Не из воздуха же появилась эта дата, это время и это место? Не говоря уже о том, что ознакомиться с сообщением о слушаниях заинтересованные лица не могли ранее 13 августа (что нарушает установленный законом 20-дневный срок оповещения)…

Наконец, на предстоящих слушаниях собираются ограничить и права журналистов — пресс-служба администрации Красногвардейского района заявила, что вход для них будет осуществляться «строго по аккредитации», при этом заявку надо послать до 12 часов понедельника, и от журналистов требуют собраться в восемь утра (за час до начала слушаний). По словам председателя Комитета по печати и взаимодействию со СМИ Юрия Зинчука, все это соответствует закону о проведении публичных слушаний, на которые «допускаются только жители района и аккредитованная пресса».

Между тем закон Санкт-Петербурга «О порядке организации и проведения публичных слушаний и информирования населения при осуществлении градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге «от 20 июля 2006 года № 400-61 никак не ограничивает ни круг участников слушаний (на них имеют право прийти жители любого района), ни присутствие журналистов. И ни слова о какой-либо аккредитации, что совершенно правильно: слушания — открытое для всех публичное мероприятие. Так что любая попытка ограничить присутствие граждан и журналистов будет нарушением закона — хотя и далеко не первым в истории с газоскребом. И, как представляется, не последним.

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::31.08.09